На страже неба с аэростатом и взрывчаткой

logo
18 May 2020/На страже неба с аэростатом и взрывчаткой

Как защищали небо Москвы в 1942 году

Ноябрь 1942-го. Разгар битвы за Сталинград. Решающие мгновения всей Великой Отечественной войны. Враг отброшен от столицы, но исход противостояния по-прежнему не очевиден. Над Москвой нависают зловещие аэростаты заграждения, напоминая о возможном нападении с воздуха. Один из них поднимала в небо жительница Сергиева Посада Софья Андреевна Черствёнкова. тогда ей было чуть за 20, а сейчас 99. Кто мог подумать тогда,что ей придётся служить с матерью будущей суперзвезды — Аллы Пугачёвой, а в будущем этот аэростат познакомит её с личностью космического масштаба, Сергеем Королёвым.

18 May 2020/На страже неба с аэростатом и взрывчаткой

Отыскали мы нашу героиню с помощью сотрудников и ветеранов НИИРПа. В 1945-м, уже после войны, она стояла у истоков научно-исследовательского института резиновой промышленности, который строили «с нуля» в окрестностях Загорска. Изначально в лесу возле Черниговского скита планировали создавать и испытывать те самые аэростаты. Собственно, поэтому Софью Андреевну и несколько девушек из аэростатной дивизии откомандировали в наш город. Затем объект перепрофилировался под более амбициозные задачи.

Но это было позже. А в 1941-м и 1942-м боевая ивановская комсомолка Софья из города Родники просилась на фронт вместе с подружками. Их не брали, берегли. Мобилизовали только поздней осенью, распределив в Москву.

18 May 2020/На страже неба с аэростатом и взрывчаткой

Аэростатных дивизий в Москве было три. В каждой по 1000 человек, в основном молодых девчонок. За каждым «дирижаблем» закреплялось по дюжине бойцов. Оболочки заполняли водородом и поднимали вверх на 2,5-3 километра, чтоб немецкие асы-бомбардировщики боялись. А они и правда боялись. Пролететь под ними было невозможно. Напорешься на трос со взрывчаткой — оторвёт крылья. А бомбить с высоты 4 километра — пустая трата боекомплекта.

«Было три круга обороны вокруг столицы. Аэростаты располагались на расстоянии 300-400 метров один от другого. Нужно было постоянно находиться возле них. Мы копали землянки и жили там. Когда таял снег, землянки наполнялись водой. Наши вещи намокали, а сушить их было негде. Сушили своими телами», — вспоминает суровый военный быт Софья Андреевна.

Не только холодно и мокро было, но и довольно голодно. Хотя военные голодали не так, как гражданские. Им выдавали первое, второе, хлеб. Мужикам табак, девушкам даже шоколадки — но очень редко, раз в три месяца.

Паёк они получали, проходя через ВДНХ. А там на грядках выращивали помидоры. Как-то раз Софья Андреевна договорилась с подружками сорвать несколько штук, чтобы попробовать. «Спецоперация» провалилась. Поймали. Рассказали командиру. Что бы там ни говорили про кровожадность эпохи, строго наказывать не стали. Перевели на производство водорода — самую трудную работу. Но продержали недолго. Новому военпреду понадобился секретарь, нашу героиню и простили.

«В дивизии была хорошая культурная жизнь. Был хор. Местное население приходило поддерживать. Там мы впервые познакомились с мамой Аллы Пугачёвой, Зиной. Мы служили вместе. Так до конца с ней и прошли», — вспоминает светлые мгновения «сороковых» ветеран.

С любовью в части было всё в порядке. Командовали аэростатчицами мужчины. Девушки взаимно влюблялись в офицеров, строили с ними семьи.

Но тёмных страниц в той истории тоже хватало. Как ни крути, война. Жути нагоняло дежурство на кладбище у братских могил. Приходили машины с телами, которые брали большим ухватом, похожим на клещи. За что придётся. И бух в яму. Засыпали землёй, уезжали. Зрелище не для слабонервных. Потом там поставили памятник.

Тяжело было Софье Андреевне и другим девчонкам стоять на посту с винтовкой. Дежурить приходилось не только в самой Москве, но и в окрестных лесах.

А в 1945-м началась другая жизнь. Менее трагичная, но не менее захватывающая. Софья Черствёнкова стала старшим технологом одного из цехов института резиновой промышленности, гремевшего на всю страну своими изделиями. Однажды туда нагрянул сам Сергей Королёв. Понадобилась ему резиновая прокладка для стыковки двух «Союзов», чтобы космонавты могли перейти из одного в другой. На помощь «отцу космонавтики» пришёл НИИРП. Вот как описывает встречу с ним героиня материала: «Немного полненький, чуть выше среднего роста, очень подвижный. Всё время бегал по цеху. На нём был светлый-светлый шерстяной костюм. Слабо-зелёный, почти до белого цвета. Я этот костюм запомнила очень хорошо. Ни у кого такого не было».

Говорил Королёв лаконично, ёмко, по существу. В Загорске не оказалось тогда прессов нужного размера. Пришлось искать в других городах. Но встреча для советской космонавтики не прошла впустую. Софье Андреевне по её итогам выписали премию в 120 рублей — столько получал в месяц инженер-технолог.

Вот так военный аэростат, наполненный водородом, помог ветерану прикоснуться сразу к двум легендам.

 

Сергей Рунько, Елена Винокурова

Источник: Газета Вперёд

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Контекстная справка

[1]Черниговский мужской скит Троице-Сергиевой лавры
Организован на противоположном Гефсиманскому скиту берегу пруда, при строившихся с 1845 кельях и копавшихся с 1847 юродивым Филиппушкой пещерах. Позже прославился чудотворной иконой и... подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.