В мире животных. Эра озверения

logo

В мире животных. Эра озверения В попытках объяснить происходящее у специалиста по управлению, директора компании NovaTeam Вадима Жартуна нашлась подходящая метафора. Представим себе, обособленную экосистему — условный сказочный лес. Солнышко, травка, деревья, птички, зверьё всякое: хищное и травоядное…

К травоядным относятся все, кто зарабатывает на жизнь своим трудом. Неважно, что именно они делают: пекут хлеб, пишут книги, добывают нефть или снимают фильмы — все они относятся к этой категории.
Травоядные щиплют травку, живут мирно, друг друга не едят, всего опасаются. Их ценности просты: работай, живи в своё удовольствие, никого не трогай, размножайся, отращивай жирок, если можешь.
Их можно разделить на мелких и крупных. Крупные сильны, рогаты, заметны издали и почти не боятся мелких хищников. С высоты своего роста им часто видно дальше, чем прочим, поэтому они способны вести за собой других. Мелкие травоядные беззащитны, трусливы, туповаты и уверенно себя чувствуют только находясь в стаде.

Есть травоядные — значит, будут и хищники. Хищники ничего не создают, их способ существования — отбирать что-то у других под более или менее благовидными предлогами: обмануть, смошенничать, украсть, отнять, потребовать взятку, получить откат, распилить бюджет.
Настоящему хищнику нужно не просто урвать свой кусок мяса, но и почувствовать свою силу и власть, насладиться ими.

Хищники бывают разные: помельче — лисы, шакалы; побольше — волки, совсем крупные — львы, тигры. И аппетиты у них разные, в соответствии с размерами. Кому-то нужны реки крови, кому-то — миллиарды долларов, а кому-то достаточно взятки в тысячу рублей.

В здоровой экосистеме численность хищников и травоядных всегда сбалансирована. Больше всего мелких травоядных, следующими по численности идут крупные, затем — мелкие хищники, которых, впрочем, относительно немного. Крупных хищников может быть всего несколько штук, а может и не быть вовсе — такое случается.

Обычно численность травоядных напрямую зависит от количества доступных пастбищ, а количество хищников — от поголовья травоядных. Если хищников по каким-то причинам становится слишком много, то они сначала сжирают всех травоядных, а затем сами гибнут от голода — экосистема рушится.

Что же сейчас происходит в нашем сказочном лесу:
Львов у нас нет. В средневековье их роль играло дворянство во главе с царём-батюшкой (не случайно льва называют царём зверей).
В советский период их заменила партийная элита. Потом эта порода начала мельчать, а затем и вовсе сошла на нет. Впрочем, это общемировая тенденция. Монархи и диктаторы — вымирающий вид, находящийся на грани полного исчезновения. Последние экземпляры ещё сохранились в саваннах Африки и северокорейских лесах, но их дни уже сочтены.

С крупными травоядными у нас тоже не всё просто. В лесах к западу от нашего именно крупные травоядные составляют ядро экосистемы. Их большие и хорошо организованные стада уверенно противостоят мелким хищникам и защищают свои пастбища.

У нас их почти всех истребили в прошлые времена и поголовье не успело толком восстановиться. Оставшиеся бродят поодиночке: там — зубр, здесь — лось, а тут — пара оленей. Одному защититься от стаи хищников при всём желании очень сложно. В результате кто-то бежит в соседние леса, а оставшихся постепенно сжирают.

На вершине пищевой пирамиды сейчас находятся не львы, не тигры и даже не волки, а одичалая собачья стая родом всё из того же прошлого времени. Это их золотое время. У них не осталось естественных врагов, в стае выстроена жесткая вертикаль власти, и сил у них достаточно, чтобы справиться с любым зубром.

Много баранов. Они упорно верят в то, что дикие собаки на самом деле — белые и пушистые овчарки, которые добросовестно защищают их от ужасных зубастых волков из соседних лесов. Верят и в реальность угрозы — ведь каждую ночь пропадает по несколько баранов.

Впрочем, в течение пятнадцати последних лет, несмотря на скудность отечественных пастбищ, жили бараны совсем неплохо. Основным источником их пропитания была не чахлая местная травка, которая плохо растёт в условиях вечной мерзлоты, а жирный халявный комбикорм, поступавший почти в неограниченных количествах то ли из таинственных недр земли, то ли из соседних лесов.

Наступила стабильность: бараны регулярно и без забот получают комбикорм, растут и жиреют, а собаки под покровом ночи ими кормятся. Даже бегать за овцами никуда не нужно, можно спокойно сидеть возле кормушки и ждать, когда они сами прийдут. Всё, что собакам нужно делать — контролировать кормушку и тех, кто хочет получить к ней доступ, либо доить, либо стричь, либо просто съедать.

Не последнюю роль в этом процессе играют козлы. Вид у них весьма представительный: солидная борода, витые рога, убедительное блеяние, поэтому туповатые бараны относятся к ним с уважением и охотно за ними следуют. Понимая это, собаки козлов не трогают, а напротив обеспечивают им лучшее место у кормушки, поэтому козлы уверенно ведут за собой стадо баранов — кого на корм, а кого и на убой.

Когда добычи много, собаки могут позволить себе жизнь на широкую ногу: задрать барана, съесть самые лакомые кусочки, а остальное бросить — не жалко. Впрочем, бараны не в обиде: да, кого-то съедают (главное — не меня), но в целом поголовье растёт и становится тучнее, что заметно невооруженным глазом. Чем не повод для благодарности?

Идиллия? У всей этой истории с бесплатным комбикормом оказалось несколько неприятных последствий:
Собаки размножились сверх всякой меры, обнаглели и привыкли питаться исключительно деликатесами. Теперь, чтобы прокормиться, им требуется всё больше и больше овец.
Бараны отвыкли от самостоятельного поиска травы на пастбищах и разучились искать её под снегом в голодные времена. Отсутствие необходимости бегать от волков сделало их ленивыми, больными и слабыми.
Расплодилось огромное количество шакалов, питающихся собачьим объедками. Охотиться они не умеют, но жизнь овцам осложняют всё серьезнее.
Пастбища оказались заброшенными за ненадобностью, заросли бурьяном и чертополохом, став непригодными и бесплодными.

На это можно было бы не обращать внимания, но в какой-то момент собаки решили захватить соседний лес под предлогом защиты его обитателей от мифических «жидогиеновцев». Захватить удалось небольшой кусочек, но отношения с соседями испортили.

В ответ соседи перекрыли ручей, бывший основным источником воды для нашего леса. Сначала собаки весело лаяли, дескать, мы и из лужи прекрасно попьём, не смешите нас. Бараны и гламурные овцы им дружно вторили, зверьё, понимавшее, чем это грозит, пригорюнилось.

А потом источник комбикорма внезапно иссяк. Вот был — и вдруг его стало поступать в два раза меньше.
В мире животных всё происходит просто, жестоко и бескомпромиссно. Первыми проблемы с кормом всегда чувствуют бараны. Кто-то сможет удержать своё место у кормушки, но будет получать из неё гораздо меньше, кто-то перейдёт на скудеющий подножный корм, а кто-то — просто сдохнет с голоду. Собаки и шакалы почувствуют изменения не сразу. Посетуют, что филей у баранов стал менее жирным, и продолжат их резать.

Дальше есть много вариантов развития событий, вот наиболее вероятные:

Первый вариант: хищники съедают последнюю овцу, пытаются нападать на животных из соседнего леса, что вызывает закономерное возмущение последних. Части собак удаётся нацепить бараньи шкуры, перемахнуть за красные флажки и забиться в заранее приготовленные норы на Лазурном берегу.
У оставшихся выбор прост: либо питаться червями и лягушками, либо прийти к соседям с повинной и принести им шкуру вожака в качестве символа доброй воли.
Рано или поздно они все передохнут, оставив после себя грандиозную пустошь вместо леса. Природа не терпит пустоты и в лес придут новые стада — с востока или запада.

Вариант второй: несколько собак из числа наиболее толковых откусывают престарелому вожаку голову и объявляют о том, что он скоропостижно подавился бараньей ногой. К власти приходит молодой амбициозный вожак из наиболее старых и хитрых, который пытается наладить отношения с соседями и надеется на возобновление потока халявного комбикорма.
Положение становится несколько лучше, что позволяет на какое-то время отсрочить агонию, но принципиально ничего не меняет.

Третий вариант: существенная часть баранов внезапно понимает, что ещё немного и их не останется. И что никакие они не бараны, а самые настоящие зубры, только пока ещё маленькие. А маленькие они потому, что крупными им не давали стать. Сжирали, как только они чуть-чуть подрастали и начинали мычать, а не блеять.
Они сбиваются в кучу и поднимают разжиревших собак на рога, топчут их копытами. Потом будут трудные годы, и сожаления о временах, когда имели сытную жизнь без усилий. Но только у этого варианта, как кажется, может быть счастливый конец.

Во всей этой звериной истории, по-настоящему, удивляет только одно: недалеко мы ушли от животных.

Вадим Жартун (Корпорация гениев)
Иллюстрация Ville Savimaa

Источник: Радио Посад

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.