УЗИ для дуба и сосны

logo

В парке «Скитские пруды» поработали арбористы — лесные доктора

 УЗИ для дуба и сосны

Слово «арборист» звучит как новое, хотя самой науке сохранять деревья сотни лет. К нашему дню опыта и нового оборудования накопилось как никогда много, и арбористы всё чаще проводят фестивали, чтобы на практике обменяться знаниями. Один из таких фестивалей «Попилка.ру» прошёл в «Скитских прудах». Там поработала команда специалистов из разных городов страны, и результат можно видеть непосредственно в парке.

Скажем сразу: ни одно дерево на Скитских не спилили. Не понадобились инъекции, не пришлось просвечивать ультразвуком — а есть и такая практика у спасателей зелёных крон. В целом специалисты отметили: деревья в хорошей форме. За день они выкорчевали несколько пней, которые могли стать очагами разрушительных бактерий, а ещё — и это, пожалуй, главное — обрезали десятки крупных ветвей, опасно наклонившихся к земле.

«Я, как Терминатор, смотрел на своё сухожилие»

В арбористику часто приходят из промышленного альпинизма. Многие из этих бравых ребят, что маневрируют на канате среди крон, раньше зарабатывали тем, что мыли окна офисов на высоте, крепили рекламные щиты, монтировали кондиционеры, антенны и видеокамеры.

«А потом расценки в промышленном альпинизме упали, и когда меня попросили за ту же самую цену повесить два кондиционера, я задумался», — рассказывает Максим Пантелеев из Щёлкова.

Хороший мастер может зарабатывать и 200 тысяч рублей каждый месяц в хороший сезон, хотя в вакансиях встречаются более скромные зарплаты — около 30 тысяч. Удалить одно дерево обойдётся частному заказчику в несколько тысяч или десятков тысяч рублей (в зависимости от сложности работы).

Арбористика — не всегда забота богатых. «Работаем с детскими садами и школами, даже если их бюджеты ограничены. Есть среди заказчиков простые бабушки, садоводы», — рассказывает Александр Марценюк из Анапы.

До недавнего времени он был единственным в Краснодарском крае, кто имел европейскую сертификацию на такие работы. «Каждый спил для дерева — это стресс, рана, которую нужно заживить. Я должен свести вред до минимума», — говорит он. Да и самим арбористам требуется вдвойне внимательно следить за своим здоровьем.

«В нашей профессии калечатся достаточно часто, и даже гибнут. Я сам пиленый, у меня пиленая рука. Я, как Терминатор из фильма, порезавшись, смотрел на своё сухожилие», — закатывает рукав Максим, демонстрируя не полностью затянувшийся шрам. Страх и риск Раны, растяжения, грыжи, больные спины — повседневность в этой профессии. Арбористы задевают себя пилами, срываются с высоты, падают вместе с деревьями. Для некоторых промышленных альпинистов это камень преткновения.

 УЗИ для дуба и сосны

При монтаже на городской стене чувствуешь прочность инженерной конструкции. В парке же, повиснув на единственной верёвке на дереве, попав во власти стихии, бывает гораздо страшнее.

Униформа и оборудование арбористов — отдельная тема. Простая пила может стоить от 30 тысяч рублей и выше ста тысяч. Во столько же обойдётся шлем с радиосвязью и звукоизоляцией. Ботинки имеют волокнистый слой внутри, который намотается и заклинит пилу, если та случайно прорежет поверхность. Есть и такая же одежда, но, говорят, «летом в ней просто помираешь — она как ватная».

Профессия опасная, но не то чтобы полностью мужская. Среди коллег, особенно в других странах, есть девушки-арбористки, некоторые ведут свои блоги и становятся звёздами в своём кругу. Не пилой единой В арсенале арбориста — вернее, фитопатолога — вовсе не одни пилы. Вот, например, буры. Ими сверлят древесину, чтобы взять пробу, оценить поражение гнилью, узнать возраст дерева. Есть резистографы, которые определят внутренние поражения даже у тех деревьев, которые кажутся здоровыми. Есть даже аппараты для ультразвуковых исследований с датчиками, что развешиваются на коре дерева.

Интересно, что дуб при всей своей могучести считается капризным деревом: у сосны, например, насчитывается около 70 болезней, а у дуба почти 250.

Константина Кольжанова из Москвы можно назвать лесным фармацевтом. Он рассказывает про препараты, которые вводятся под кору: сверлится отверстие глубиной от 8 до 25 миллиметров, закладывается капсула, дерево выпивает препарат, через неделю капсулу убирают. Так лечатся грибковые заболевания, повреждения корней, также можно ускорить рост дерева. Сегодня используются американские технологии, а когда-то похожие разрабатывались и в СССР, но были заброшены.

И напоследок вопрос дилетанта: можно ли прибивать скворечник гвоздями?

Арбористы, с которыми мы общались на фестивале, относятся к этому скорее негативно, но если других вариантов нет, то гвозди, по их мнению, нужно прокалить и обработать — например, железным купоросом. Они сами порой встречают внутри дерева гвозди, портят ими цепи. Природе же вредно не механическое вмешательство, а угроза бактерий: «Дерево переживёт, но пользы ему от этого не будет».

 УЗИ для дуба и сосны

 

Владимир Крючев
Фото Светланы Володиной

Источник: Газета Вперёд



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Контекстная справка

[1]Работа в городе и районе
Актуальные вакансии города и Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...