Особенный ребёнок и школа

Особенный ребёнок и школаВ школах Сергиево-Посадского района учатся более 600 детей с ограниченными возможностями здоровья, практически в каждом учебном заведении. Несколько лет назад в наших школах начали создавать безбарьерное пространство, чтобы особенные дети могли учиться вместе со всеми.

Пандусы, подъёмники и уроки по скайпу

Управление образования сообщает, что с 2014 года доступную среду начали формировать в десяти районных школах: № 4, №10, № 11, № 18, № 21, №28, № 9 начальной, гимназии № 5, Краснозаводских школах № 1 и № 7. Все они оборудованы пандусами, межэтажными подъёмниками, тактильной плиткой и лентой, в каждой из них есть столы для детей с ДЦП.

Три школы получили принтеры Брайля для распечатки материалов для слепых и слабовидящих, звукоусиливающую аппаратуру для учеников с нарушениями слуха. Поставка специального оборудования для детей с инвалидностью идёт по областной программе. Хотьковская 5-я школа единственная, где изначально была предусмотрена безбарьерная среда, в том числе пандус, широкие проёмы.

Особенный ребёнок и школа

Более трети школьников с различными нарушениями по медицинским рекомендациям учатся на дому, несколько раз в неделю к ним приходят учителя. У 52-х детей установлено оборудование для обучения с применением дистанционных технологий.

В этот комплект входят компьютер, графический планшет, электронный микроскоп и фотоаппарат.

Замдиректора УМЦО Екатерина Бадикова считает, что обучение с использованием дистанционных технологий — серьёзный сдвиг в работе с инвалидами-школьниками в нашем районе: “Вместе с учителем ребёнок может шире познавать предмет — не просто по учебнику, а в компьютерных программах, в которых учебный материал представлен в движении и через презентации. Оборудование ставится также и в школу, поэтому ребёнок из дома может по скайпу смотреть урок и общаться с классом. Онлайн-уроки часто проводит 10-я школа в Березняках для ребёнка с инвалидностью, который живёт в Жуклино, ему трудно добираться до школы”.

По-прежнему недоступны

Екатерина Михайловна отмечает, что ещё очень многое предстоит сделать, чтобы школы района стали доступными для всех. ”В школах старой постройки сделать те же широкие проёмы и туалеты достаточно сложно, но мы продолжаем работать, и каждый год по программе появляется что-то новое. В итоге во всех школах должна быть создана доступная среда”, — говорит она.

По закону родители имеют право устроить ребёнка с инвалидностью в любую школу — его должны принять и “подстроиться” под него. “Да, таковы современные требования”, — подтверждает Бадикова.

Особенный ребёнок и школаОсобенный ребёнок и школаНа практике этот постулат обрастает непреодолимыми трудностями. Допустим, сейчас очень много говорится о том, что ребёнка-инвалида в обычной школе должен сопровождать тьютор — помощник.

В обозримом будущем тьюторы вряд ли появятся — на них у государства пока нет денег. Да и сами учителя в массе своей ещё не готовы — ни психологически, ни с точки зрения квалификации — учить особенных детей. С обычными управиться бы. Прибавим сюда тот факт, что большая часть классов переполнены — и картина видится совсем печальной.

В школах-передовиках по доступной среде с самой безбарьерностью тоже не всё гладко. Многие жители района знают по ТВ-сюжетам и публикациям Варю Юрченко — девочку-колясочницу, которая посещала уроки в 4-й школе. В этом учреждении всё неплохо организовано для учёбы на первом этаже — есть пандус, приспособленный для колясочников туалет, широкие проёмы. Когда Варвара училась в начальных классах, она бывала в школе по нескольку раз в неделю. Сейчас девочка-шестиклассница сидит дома: ей не поспеть за одноклассниками, которые теперь переходят из кабинета в кабинет, с этажа на этаж.

В 4-й школе есть подъёмник, но, по словам Вариной мамы Алины, девочку на коляске проще перенести троим взрослым, чем переместить на подъёмном устройстве. Сам процесс подъёма на этаж очень долгий. Есть и другая загвоздка: ступеньки на школьных лестницах разного размера, и нужно наловчиться, чтобы их преодолеть на подъёмнике. К тому же, оборудованный туалет есть только на первом этаже. Учиться в таком режиме — сплошное испытание. Мама не хочет подвергать дочку лишним стрессам и опасности.

В школе № 4 учатся ещё трое детей-колясочников. Двое из них — надомники, ещё один обучается по свободному графику — по мере возможности посещает школу. Этот мальчик учится в третьем классе, и с переходом в пятый перед ним тоже возникнет проблема, как дальше учиться вместе со всеми.

Лестничные подъёмные аппараты — это настоящий колосс на глиняных ногах. Об этом говорят не только родители детей с инвалидностью. Школьным подъёмником не рискнула воспользоваться взрослая колясочница — активистка Елена Туркина, которая пришла проголосовать на избирательный участок в 21-й школе. На второй этаж учреждения она так и не попала. “Эти подъёмники — просто деньги на ветер, — говорит Туркина. — Мало того что они подходят не к каждой коляске, так ими многие просто боятся пользоваться — страшно упасть”.

Многое из того, что пришло в школы по программе доступной среды, не используется. “Нет потребности”, — говорят по этому поводу директора. Например, без дела пылятся принтеры Брайля. Не пользуются и звукоусиливающими установками. Понятно, что всё это нужно только ученикам с соответствующими проблемами и их родителям. Педагоги только задают вопрос: как вы себе это представляете в массовой школе? Но ведь есть и такие казусы: в школе № 21 учится девочка с нарушением слуха, а звукоусиливающую систему для неё не включают: говорят ей достаточно и своих аппаратов.

Учиться могут все

Особый путь у детей, которые учатся в 7-й школе в Сергиевом Посаде (здесь получают образование школьники с нарушениями интеллекта со всего района). Порой они сталкиваются с такими же проблемами, как и другие дети с особенностями в развитии. Но есть и специфичные трудности.

Трое из 276 учеников 7-й школы — инвалиды-колясочники. Все они учатся на дому и посещают учреждение только по праздничным поводам. Актовый зал, в котором проходят общие мероприятия, расположен на втором этаже. Детей на колясках поднимают туда по ступенькам учителя и родители.

В ближайшие месяцы в школе ожидают поставку лестничного подъёмника, деньги из федерального бюджета на него уже заложены. “Это последнее, что нам необходимо по доступной среде, — отмечает директор учреждения Татьяна Волох. — В феврале мы переоборудовали туалет на первом этаже: специально для детей-колясочников сделали широкую кабинку с поручнем”. На первом этаже широкие проёмы — и в санузел, и в некоторые кабинеты. “Заезд” в школу вполне комфортный: на уличной территории и на входе в здание установлены нескользкие пандусы.

Для детей, которые учатся в классах, в школе № 7 разрабатывают адаптированные образовательные программы по всем учебным дисциплинам. Для детей с более серьёзными нарушениями интеллекта — они, как правило, надомники — составляют специальную индивидуальную программу развития (сокращённо СИПР).

“Есть дети, кому трудно освоить чтение, письмо, математический процесс. Значит, для них педагог совместно с родителем определяет приоритетные направления в дальнейшем развитии ребёнка. Это может быть социализация, введение в окружающий мир, просто практические жизненные навыки самообслуживания. Конечно, в любом случае будут и коррекционно-развивающие моменты. А может, ребёнок хорошо рисует — это тоже нужно использовать”, — объясняет Татьяна Волох.

Особенный ребёнок и школа

Директор “особенной” школы замечает, что по современному законодательству обучать должны детей с любыми отклонениями и нарушениями в развитии. Поэтому государство и разработало образовательные стандарты (ФГОС) для каждой категории учеников с ограниченными возможностями здоровья. Свой стандарт есть для детей с нарушением зрения, слуха, опорно-двигательного аппарата, проблемами с интеллектом.

За два года число учеников 7-й школы увеличилось на полсотни за счёт притока детей из социальных учреждений. 1 сентября здесь открыли два новых класса — для воспитанников детского дома-интерната “Берёзка”: 18 ребят привозит и увозит обратно школьный автобус. Для интернатовцев это новый мир с яркими красками — в школе они каждый день видят других детей и учатся общаться.

Проблема, с решением которой пока вообще нет никаких подвижек, — как обучать детей с аутическими расстройствами. “Мы хотели открыть класс для таких детей, уже побеседовали с родителями. Из-за того, что школа и так переполнена, сделать это не получилось. Некоторых аутистов мы посадили в первый класс, — рассказывает Татьяна Петровна. — Мы видим, что детей с расстройствами аутического спектра становится всё больше, и они сталкиваются с серьёзными проблемами в плане социализации. Этих детей не принимают в обычные школы, хотя интеллект у многих из них в норме. Родители вынуждены идти к нам”.

Что ждёт дальше?

Специалисты и некоторые родители говорят, что коррекционная школа для ребёнка, которому трудно в обычной, — это выход. Здесь есть логопеды и дефектологи, здесь есть многолетний опыт и отработанные программы. Но есть одно “но”. Из 7-й школы выходят не с аттестатом, а со свидетельством об обучении. Это было бы совсем не страшно, если бы документ давал “зелёный свет” для дальнейшего образования и уверенность, что в будущем всё сложится.

Пока у выпускников школы № 7 вариантов не так много. Позапрошлый учебный год, со слов Татьяны Волох, был просто фатальным: и для девушек, и для парней с интеллектуальными нарушениями в нашем районе было только одно направление профобразования в колледжах — швейное. В этом году прибавились плотницкое и обувное.

“Выпускаем последнюю “слесарку”, она нигде не востребована, тем более что детей с умственной отсталостью на это направление у нас после школы не берут. В этом году вводим сельскохозяйственный труд, озеленение — для наших детей это будущее. Постараемся наладить преподавание основ по труду в клининговых компаниях — для ребят это будет возможность работать в сфере обслуживания по уборке помещений”, — говорит Волох.

В учреждении с горечью отзываются о девочке, которая хотела стать художником. Её прекрасные рисунки до сих пор украшают школьный холл. “Она могла бы идти учиться на художника по игрушке, дизайнера. Но мечта ломается на корню — она будет швеёй”, — эмоционально замечает Татьяна Петровна. Швея — это всё, что смогло предложить талантливой девушке с “коррекционным” документом наше профобразование.

Юлия Ермакова

Источник: Газета Вперёд

Сохранить




Контекстная справка

[1]Сергиев Посад
Сергиев Посад и его район - регион с богатейшей историей. История Сергиева Посада насчитывает почти семь веков богатой событиями жизни.Троице-Сергиев монастырь был основа 1337 году преподобным Сергием Радонежским. В XIV — начале XV вв. вокруг монастыря возникли несколько поселений (Кукуево, Панино, Клементьево и др.), объединенные в 1782 году по Указу Екатерины II в город, названный Сергиевским Посадом.С 1930 по 1991 год Сергиев Посад носил название Загорск, в память погибшего секретаря Московского комитета партии В.М. Загорского, затем городу было возвращено историческое название. подробнее...



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *