Год за двенадцать

logo

После двенадцати изматывающих лет, проведённых фельдшером в столичной "неотложке", Дмитрий Мухин решил сбавить обороты — выездам в бригаде "скорой" предпочёл спокойную должность детского врача в сельском здравпункте.

Несмотря на то, что после смены работы его основная зарплата уменьшилась ровно вдвое, обратно он уже не вернётся. Прошёл год, как доктор Мухин принимает в Васильевском и Мостовике, и в правильности своего выбора он не сомневается.

Контракт держит

Через пять лет ему исполнится тридцать восемь. К этому моменту закончится срок контракта, который он, переведясь на новую работу, заключил с государством. Не исключено, строит планы Дмитрий, что и после завершения срока действия договора он продолжит работу в этой же должности.

По условиям, молодой врач, начиная работу на селе, получает так называемые "подъёмные" — субсидию в размере миллиона рублей, но при этом не имеет возможности уволиться. Такая перспектива врача не огорчает. Дмитрий и его жена, также медик, свой нынешний уровень жизни считают вполне приемлемым. Приходится крутиться, подрабатывать, совмещать… Но жить можно.

Не все об этом задумываются, однако так и есть: работа в бригаде "скорой помощи" — если не пытка, то жёсткое испытание. Ровно сутки без перерыва на сон, в жутчайших условиях, в постоянном напряжении, в общении с пациентами, среди которых встречаются и бездомные, хулиганы и просто хамы.

Полчаса на сон — роскошь в условиях, когда даже пообедать не всегда удаётся. Долго в "скорой", как правило, не задерживаются, двенадцать лет выдержит не каждый. Организму явно не хватает трёх суток, отведённых графиком на восстановление, и рано или поздно, вспоминает Дмитрий, день начинает смешиваться с ночью.

К тому же Васильевское и Мостовик — его родные места, и теперь, по меньшей мере, добираться на работу стало гораздо проще и быстрее. Если раньше он через три дня на четвёртый ездил в Бутово, где располагалась его станция, то теперь достаточно пяти минут — и он на рабочем месте.

"Своё кладбище не открыл"

"У каждого доктора, — говорит Дмитрий, — есть своё "кладбище". Любой врач думает о людях, которые по разным причинам умирают в ходе лечения. Это оно и есть". Не все пациенты, с которыми ему довелось работать за годы практики, смогли выкарабкаться, но детей среди них, к счастью, нет.

Мужчина-педиатр — редкость в наших больницах. Дмитрий поясняет, что выбор специальности для него не был делом принципиальным. Получив диплом в медучилище, он продолжил учёбу в институте, где конкурс на факультет педиатрии был чуть ниже, чем на другие. При том, что студенты "детских" специальностей обычно имели возможность перейти на "взрослые", во время учёбы понял, что ему нравится именно эта работа, и менять её на другую он не собирается.

Большинство жалоб на приёме у сельского детского врача вполне обычны и, как правило, связаны с банальной простудой. Другое дело Москва. Число детей с отклонениями в развитии и врождёнными пороками в столице в разы больше. И проблемы не только у детей. Дмитрий приводит шокирующий пример: в мегаполисах доля физиологических родов без патологий и осложнений составляет всего десять процентов, в то время как в провинции ситуация, к счастью, пока что обстоит с точностью до наоборот.

Что задевает

Может показаться, что работа сельского детского врача — своего рода добровольная ссылка, которая не сулит ни развития, ни перспектив.

Дмитрий Мухин с этим не соглашается. Когда позволяет время (а это возможно только в выходные или в отпуске), он старается бывать на научных семинарах и презентациях новых методов лечения.

Жизненные перспективы в известной мере появляются благодаря субсидии молодым медикам (в одной только больнице Дмитрия их получили три специалиста), а также льготным условиям ипотечного кредитования, которые позволяют сократить расходы на приобретение квартиры почти вдвое. Помимо этого существуют компенсации, наполовину снижающие расходы на оплату коммунальных услуг.

Но и через розовые очки на мир доктор Мухин не смотрит. Инфляция съедает все повышения зарплаты, а условия работы по сути остаются прежними. Если в Васильевском медпункте, где он принимает два раза в неделю, стены сухие и чистые, то в Мостовике, на его основном месте работы, — сырость в кабинетах, а в период половодья и наводнений потоки воды могут занести в помещение лягушек и ящериц.

Но самая большая проблема — отношение к врачам не со стороны государства, а со стороны обычных людей. С этим теперь, похоже, большие проблемы. "Раньше, — вспоминает Дмитрий, — мы знали врачей своих в лицо, уважали". Теперь, по его мнению, врач в глазах пациентов — не более, чем представитель сферы услуг, который к тому же в ответе не только за свои промахи, но и за все социальные несправедливости, творящиеся в мире. Вот это сильнее всего задевает доктора Мухина.

И что-то подсказывает: вернёмся мы через пять лет в этот кабинет и снова встретим там же Дмитрия Мухина, востребованного и не разочаровавшегося.

Владимир КРЮЧЕВ

Источник: Газета Вперёд

 


Контекстная справка

[1]Сельское поселение Васильевское
Расположенное в северо-восточной части Подмосковья, село Васильевское отдалено на пятьдесят один километр от МКАД.Основу современного сельского поселения Васильевское составила... подробнее...

[2]Ипотека
подробнее...

[3]Работа в городе и районе
Актуальные вакансии города и Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.