Школа. Для дураков?

logo

В первое воскресенье октября страна празднует день учителя. Чем не повод подвести некие итоги, поговорить о будущем системы образования, да и о самих учителях. Как им живётся-можется…

На днях два учителя: Всеволод Луховицкий и Екатерина Синёва — побеседовали о современной школе.
Московский учитель русского языка и литературы со стажем педагогической работы — 32 года, член совета Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель», автор статей в газетах «Первое сентября», «Русский язык», «Классное руководство и воспитание школьников», брошюр по методике преподавания русского языка («Реал-А», «Русское слово», «Первое сентября»), учебных и методических пособий по преподаванию прав человека («Мемориал», «Московский учебник», «Права человека»),
ответил на вопросы Сергиево-Посадского учителя математики со стажем педагогической работы — 14 лет, лауреата районного конкурса «Учитель года — 2013»,автора и ведущей программы на радио «Посад». Которая — «Школьные годы чудесные…»

— Всеволод Владимирович, накануне прошлогодних выборов в мэры города Москвы вы предложили программу по развитию образования. Кому из кандидатов она была предложена?

— Она была предложена всем кандидатам. Могу сказать, что на последних выборах в Мосгордуму некоторые кандидаты также использовали положения этой программы.

— Мы можем сейчас обсудить вашу программу с тем, чтобы, возможно, и в других городах, и в нашем Сергиевом Посаде, что-то могло быть заимствовано?

— Конечно.

— Пункт первый. «Главная особенность московской системы образования — разнообразие типов образовательных учреждений. Каждый ребенок должен учиться в школе, в наибольшей степени соответствующей его образовательным потребностям.
Запрет на любое административное давление со стороны Департамента образования на школы в целях принуждения их к объединению в многотысячные «центры образовани». Особое внимание и поддержка будут обеспечены школам для детей с особыми образовательными потребностями…»

— Здесь — два вопроса. И наше городское, и всероссийское руководство считают, что надо из школ сделать тысячные «суперфабрики».
При этом не учитывается, что школа не является фабрикой. Что директор школы, например, или завуч, — это не владелец фирмы. Директор школы должен знать каждого ребёнка, завуч должен знать каждого ребёнка. Ребёнок должен знать всех взрослых в школе и иметь возможность в любой момент к каждому их них обратиться. И в таком случае, школа не может насчитывать более 500 учеников.
У нас сейчас 2000 московских школ объединились в то ли 500, то ли 700 «суперобъединений». И прибавили туда детские сады. Это — один момент.
Второй момент: и в Законе об образовании, и соответственно, во многих регионах теперь отсутствуют какие бы то ни было возможности для создания того, что раньше называлось «авторские школы», «творческие школы», особые школы — теперь ничего этого нет. В законе об образовании нет ни гимназий, ни лицеев — ничего…

Уже нет никаких школ для детей с особыми потребностями в развитии. Фактически убираются школы для детей с девиантным поведением, и для детей больных, и для детей, наоборот, с особыми образовательными потребностями.
Я работаю в школе (ГБОУ Школа-интернат «Интеллектуал». — прим. АС), где дети готовы с 9 утра до 9 вечера учиться. Это — «психи». Понимаете, в обычных школах, их, чаще всего, просто лупят. Поэтому они к нам и приходят. Но наша школа теперь тоже «не влезает в эти рамки».

Соответственно, необходимо добиваться того, чтобы, как мы планировали для Москвы, в Московском законе об образовании были прописаны различные варианты. Различные типы учреждений с определёнными коэффициентами, повышающими, например, квоту работы с детьми-аутистами. Но нельзя так же работать с детьми, например, спортсменами.

Соответственно, нельзя формально разделить на все школы одинаковое количество денег, по так называемому, подушевому финансированию, не учитывая реальные потребности детей.
Я говорю сейчас не о потребностях учителей. Как некоторые думают, что в спецшколах учителя «зажрались», и получают миллионы. Это далеко не так. За три года в моей школе получают, в среднем, в два раза меньше, чем остальные учителя в Москве.
Потому, что мы даём детям во много раз больше, а денег получаем столько же.
Вот, это была первая такая идея. А вторая идея…

  — Вторая идея. Пункт второй вашей программы. «Директора образовательных учреждений полностью зависят от руководителей окружных Управлений образования. Ни родители, ни педагоги не имеют реального влияния на директора». И вы предлагаете выборность директоров школ трудовыми коллективами и Управляющими советами школ?

— В законе об образовании предусмотрена такая возможность. Либо назначаются, либо избираются. Поскольку существует самая страшная, на мой взгляд, 378 статья Трудового кодекса, в которой указано, что директора школы можно в любой момент безо всяких оснований уволить, то, нам кажется, что единственной защитой, хотя бы немножко, является выборность директоров.
Кто именно их выбирает — могут быть разные варианты. Может быть, — управляющий совет, может быть, — трудовой коллектив. Мы не возражаем против того, чтобы после этого формально директора утвердил Департамент образования. Но, главное, чтобы директор был выбран теми людьми, с которыми он будет работать, и устраивал родителей, которые отправляют детей в школу.

Надо сказать, что в последнее время подвижки в этом есть. С прошлого года заявлено, что в Москве директоров будут выбирать. Но схема будет такая: при Департаменте образования создан некий совет, в который желающие стать директорами подают заявки, свои программы, этот совет отбирает трёх кандидатов, после чего эти три кандидата выступают либо перед управляющим советом, либо, если школа не особенная, не показывает выдающихся успехов, то — перед неким районным общественным советом. Это не очень пока понятно. И одного их этих трёх кандидатов уже назначают на должность директора.

 — Учителя школы должны себя выдвигать или кто угодно?

— Это может быть любой человек.

— Даже который до этого не работал в системе образования?

— Формальные требования: он должен окончить специальные Курсы повышения квалификации… И чего-то ещё… Директорские курсы.

— Но это же страшно. Если избранный таким образом директор не понимает специфику школы, не работал в школе… Это — как назначить главврачом не врача.

— Я понимаю. Схема такая: если у управляющего совета есть право, заслушав претендента, отвергнуть его, то будет назначен очередной тур выборов, придут другие люди, и, в конце концов, может, через год, пока будет временно назначенный…
Идеальный вариант был бы, если бы педагоги «прямо из себя» назначали. Сейчас найти среди педагогов «сумасшедшего», который захочет стать директором, при нынешних требованиях…

— Да. Это так.

— Четыре года назад умер директор, создатель нашей школы. Нам сказали: два дня вам даётся на выборы директора или мы назначим «варяга».
Но были требования, чтобы директор был молодой. Московский департамент не любит пожилых директоров, потому что пожилые директора уже представляют собой такую личность, которую не так легко сломать…

— А молодой — это какой возрастной ценз?

— 28 лет. Сейчас большинство директоров в Москве — в возрасте около 30 лет.
Чтобы они были «гибкими». Человеку дают очень много денег, много власти. Бывает, что некоторые не «ломаются». К сожалению, таких немного.
Словом, идея такой выборности… И мы подали в Мосгордуму через депутатов поправку к Трудовому кодексу, чтобы из статьи 278 исключить директоров школ и заведующих медицинскими учреждениями, которые находятся в точно такой же зависимости. Это хорошо для коммерческих структур, но не подходит для социальных учреждений.

— Пункт третий. «Разрушение системы дополнительного образования: закрываются кружки и секции, дома творчества переходят на оказание платных услуг, не отлажена система электронной записи в бесплатные кружки, нормативно ограничивается право детей на бесплатное дополнительное образование. Должно быть гарантировано 100-процентное государственное финансирование дополнительного образования в специализированных центрах и общеобразовательных учреждениях».

— Это требование было год назад. Сейчас чуть-чуть ситуация улучшилась. Сейчас убрали пугавшую многих родителей норму, согласно которой ребёнок может получить только 6 часов дополнительного образования в неделю. Можно сказать, что сейчас этого нет.
Но финансирование дополнительного образования в школах по-прежнему «подвешено».
Это — вопрос очень спорный, больной… Я не знаю, будет ли финансироваться дополнительное образование в нашей школе. И оплата труда педагогов дополнительного образования — гораздо ниже, чем у обычных учителей. Что не есть правильно.
Этим учителям вести музыкальный или театральный кружок не менее тяжело, чем вести физику или историю.
Сейчас идёт речь о том, что собираются принять специальную федеральную программу по поддержке дополнительного образования, но, к сожалению, в законе об образовании указано пока так: дополнительное образование — бесплатное — по решению региона. Сколько захочет регион — это и хорошо, а не захочет…

— Пункт четвёртый вашей программы: «помимо учителей, школьникам необходимы психологи, библиотекари, социальные педагоги — специалисты, от которых школы вынуждены сейчас отказываться из-за введённой системы нормативно-подушевого финансирования. Каждая школа, независимо от количества учащихся, должна быть обеспечена всеми необходимыми специалистами».

— С введением подушевого финансирования, эти специалисты из школ убывают. У вас есть библиотекари в школе? Сколько?

— Один (В Сергиево-Посадской МБОУ СОШ №6. — прим. АС).

— Сколько в вашей школе учеников?

 — Около 600 человек.

— Библиотекарь справляется не только с тем, чтобы раздать учебники, но должен и пообщаться с детьми, помочь им выбрать книжку, посидеть, погладив по голове, в читальном зале. Психологи у вас есть?

— У нас один психолог, он же — социальный педагог.

— Это значит, что ваш директор смелый человек…

— Я не могу сказать про сельские школы в Сергиево-Посадском районе, но со многими учителями в городе общаюсь, и знаю, что в каждой школе есть и социальный педагог, и психолог.
Не могу сказать, что так было всегда, но в последние три-четыре годаситуация немного улучшилась.

— В Москве она ухудшается с каждым годом. И сейчас, после прошлогодних майских указов президента было сказано, что зарплата учителей должна расти. А каким образом она может расти? Только если убраны, так называемые, непедагогические работники.

  — Или, чтобы один человек совмещал несколько должностей.

— Да, конечно. Пример: слили две школы. В каждой было по библиотекарю. Одного уволили. На второго — взвалили… Причём это разные помещения, и школы не близко. Тем не менее, один библиотекарь стал библиотекарем в двух школах.
Для таких «непедагогов» сейчас ситуация катастрофическая. И я знаю, что во многих регионах…

— Я знаю, что происходит во многих регионах, я не говорю о нашем районе, но у меня есть знакомые учителя, скажем так, за пределами Москвы и Московской области, ситуация там достаточно плачевная. Но у нас, если говорить о социальных педагогах и психологах, -сравнительно, неплохо.

— … Если школы не работают по системе инклюзивного образования…
(Восемь принципов инклюзивного образования из ВИКИПЕДИИ:
Ценность человека не зависит от его способностей и достижений;
Каждый человек способен чувствовать и думать;
Каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным;
Все люди нуждаются друг в друге;
Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений;
Все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников;
Для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут;
Разнообразие усиливает все стороны жизни человека. — прим. АС)

…Сейчас в школы пошли дети-инвалиды. Это очень хорошо. Если есть специальные тьюторы, если педагога обучили специальным методикам работы с такими детьми, если вложили в это деньги.
Но зачастую разрушаются специальные медико-педагогические центры, которые были раньше, например, в каждом районе Москвы. Их было штук десять таких. Сейчас их просто ликвидируют: зачем они нужны? Зачем работать со сложными детьми, с проблемными детьми?
Вот давайте мы всех «подравняем» и сэкономим. Даже в школах-интернатах убирают должность врача, медсестры. И предлогают аутсорсинг. Чтобы где-то в районной поликлинике был медик. Но вы представляете, что такое — интернат, и каким образом этот медик может прибегать? Даже в обычную школу. А в каждой школе в любой момент может что-то случиться.
У вас есть свой медик?

— К нам приходит медсестра из поликлиники каждый день, а врач — несколько раз… Могу сказать, что у нас некатастрофическая ситуация в этом плане.
Но вот последний пункт вашей программы: «Педагоги должны получать достойную зарплату. Необходимо отказаться от принятой на региональном уровне модели новой системы оплаты труда, предоставив каждой школе самой решать этот вопрос. Следует заменить используемое сейчас понятие «средняя заработная плата педагога» на «минимальную зарплату за ставку часов» и довести именно её до уровня средней зарплаты по экономике в регионе…»

— Схема простая: каждый директор должен указать на школьном сайте размер средней зарплаты учителя. Если средняя зарплата учителя в школе меньше официальной средней по региону, то этого директора могут тут же уволить.
Директор начинает «вертеться». Например, предлагает учителям официально уволиться, а в действительности работать. Эту зарплату мы формально приписываем другому, чтобы получилась зарплата побольше… И так далее.
В результате, трудящиеся массы знают, что учителя зарабатывают большие деньги.
Схема простая. Учителей заставляют набирать много часов. Сколько у вас сейчас?

— Насчитали 27.

— Я не знаю, каким образом вести 27 часов. Я вёл столько, когда был намного моложе, но 27 настоящих часов, по моему, вести серьёзно нельзя. Согласитесь, что вам приходится чуть-чуть да где-нибудь мухлевать. Не так готовиться к уроку, как следовало бы.

— Справедливости ради, могу сказать, что математики — это те предметники, у которых на класс идёт больше часов, по сравнению, например, с историками. Помогает, если дают «параллель» (параллельный класс с той же программой. — прим. РП).
Но я с вами согласна, и многие учителя помнят, как президенту задали вопрос: когда учителя будут хорошо получать за одну ставку. За 18 часов. Тем более, что мы работаем не 18 часов: и тетради надо проверить, и подготовиться к уроку. А чтобы быть настоящим учителем, надо ещё изучать литературу, перенимать опыть лучших… И получается — 24 часа в сутки.

— Так произошла подмена понятий. 18 учительских часов фактически равны 36 часам, а у учителя не сокращённый рабочий день, значит, его часы равны стандартной 40 часовой рабочей неделе.
Если мы работаем 18 часов, это равно тому, как в других профессиях человек работает на заводе или в коммерческой фирме 40 часов в неделю. Если вы работаете 27 часов, — это на сколько надо умножить 40 часов?
Представьте, что все граждане стали бы работать по 60 часов в неделю. По 10 часов в день. Думаю большинство людей скажет: не нужно нам такой работы за такие деньги.
И насколько я знаю, в Госдуме лежат законопроекты от коммунистической фракции, от «Справедливой России» о том, чтобы ввести такие ставки.
Более того, министр образования уже объяснял: когда говорилось о повышении зарплаты, — имели ввиду ставку, но «нас не поняли»…

На одной из встреч с учителями уже было заявление президента, что, конечно, не имели ввиду, чтобы учителя работали по 40 часов.
Но пока этого нет в законе, этого не будет никогда. Более того, если учителя станут работать по 18 часов, то исчезнет проблема…

Есть такой документ, по которому к 2018 году должны сократить 200 тысяч учителей из имеющихся.Говорят, что учителей слишком много. Но если бы мы посчитали количество ставок, а не количество учителей, то выяснилось бы, что учителей нам не хватает.
Согласно официальной статистики, в среднем, учитель в стране ведёт, кажется, 24 часа. В Москве даже больше. В некоторых регионах среднее количество часов даже превышает 30.

Минимальное требование — не врать. Потому, что когда родители говорят мне: вы же так много зарабатываете, потому что средняя зарплата учителя в Москве 60 тысяч… Хотел бы я видеть эти самые 60 тысяч. А тот, кто получает столько, он получает за фактически двойную переработку.

— Ещё из вашей программы: «Считать классное руководство отдельной должностью с соответствующей оплатой».

— Это совершенно необходимо. Сейчас нет такой специальности «классный руководитель». Согласно закону, классный руководитель получает вознаграждение, но это не зарплата. Вознаграждение, можно дать, а можно забрать. Так называемые, «президентские» — 1000 рублей, забрали, больше их нет. Теперь каждый регион может дать эти деньги, а может и не дать.

В Якутии областная Дума постановила, что классное руководство не нужно, и не надо его финансировать. Учителя там бастовали, тогда им сразу деньги нашли.
Есть такой единый квалификационный справочник. В нём должна быть отдельная специальность — «классный руководитель». Со своим функционалом: правами и обязанностями, и соответствующей строкой в бюджете. Пока этого нет, каждый директор будет изворачиваться по-своему, и забирать деньги из общего фонда оплаты труда. И если директор считает, что, например, классные руководители должны зарабатывать много, то он будет отбирать деньги у учителя-почасовика, или у психолога, или у завуча…
Такой «тришкин кафтан» — надо выкроить всем понемножку.

— Ещё проблема в том, что молодых учителей в школах очень мало. Молодым учителем считается 30-летний и старше — учитель. Пришедших после института в нашем районе очень мало.

— Я бы добавил: для того, чтобы учителя приходили в школу, нужно, чтобы их нормально учили, а педагогическое образование едва не ликвидируется, как таковое.
Педагогических вузов становиться всё меньше. Институты только становятся университетами. Количество часов на методику преподавания сокращается. Кафедры сокращаются. В педвузах всё меньше занимаются подготовкой учителей.

Недавно появилась идея специальной программы по педагогическому образованию, которая заключается в том, что учителей надо готовить побыстрее, им достаточно четырёх лет всего. И поменьше давать им всякой теории по предмету. Учитель математики должен уметь только считать, писать, пользоваться арифмометром… Какие педагоги выйдут из этих новых вузов, непонятно.

А молодого педагога надо ещё готовить. Он должен приити в нормальный педагогический коллектив, и потом лет пять учиться, чтобы стать настоящим учителем.
Сейчас получается, что коллективы всё больше стареют, среднего звена, 40-летних, становиться всё меньше.
Когда в село приходит молодой учитель и видит, что всем учителям — много за пятьдесят, такой учитель, чаще всего, отслужив за свою квартиру, уходит.
И его можно понять. Работа адская, требований множество…

— Сейчас, что бы с ребёнком не произошло — виновата школа, классный руководитель. Но не родители.
Когда же мы начинаем этот «клубок» распутывать: почему что-то произошло, зачастую оказывается — там такая трудная семья.., но «клеймо» всё-равно ставится на школу.
Это одна из причин, почему в школах не задерживается молодёжь: не от того, что не нравиться работать в школе, а потому, что в сложной ситуации на сторону учителя никто не встаёт, никто его не защищает.

— С одной стороны, вы правы, что касается сформированного мнения общества. Напомню, что 2010 год, объявленный Годом учителя, начался с телесериала «Школа», думаю, что это было вполне сознательное действо. Учителей надо было показать нелюдьми, это было успешно сделано.

С другой стороны, могу сказать, что у учителя есть достаточно возможностей, чтобы себя защитить.
Проблема заключается в том, что большая часть учителей ждёт, что кто-то со стороны появится:замечательный волшебник в голубом вертолёте — и всё для них сделает.
По имеющимся в административном кодексе статьям, родители как раз и несут ответственность за воспитание детей. А доказать свою правоту учителю достаточно просто, если быть хоть немного грамотным и не бояться.
У нас большинство учителей исходят из того, чтобы про школу ничего плохого не сказали. Любой скандал может обернуться против школы, поэтому лучше мы будем «утираться» и терпеть всё, что говорят родители, но защищать себя мы не будем. Во избежание скандала.
Я знаю много случаев, когда учителя добивались, даже и через суд, чтобы перед ними извинялись.
 
Недавно московский учитель, социальный педагог, был осуждён и сидел в тюрьме за действия сексуального характера по отношению к некоему семикласснику. Как не протестовала общественность, родители выступали в защиту, — осудили. Недавно была удовлетворена апелляция, Мосгорсуд вынес оправдательное решение. Оказывается, отчим этого мальчика, чтобы его самого не привлекли за преступление, написал на учителя кляузу…

Защититься можно. Если считаешь, что это нужно. К сожалению, большая часть учителей считает: ну, надавили на нас — сожмёмся ещё, может, следующий раз не надавят.
Появились и всякие идеи о том, чтобы законодательно утвердить особый статус учителя. Кто-то из депутатов в канун выборов предпринял такой пиаровский ход: чтобы учителей приравняли к госслужащим и полиции, и любое сомнение в действиях или квалификации учителя считать уголовным преступлением. Понятно, что это — полная ерунда. Вероятно, человеку захотелось что-то хорошее для учителей сделать, но он не очень понимал — что.
Но никто не даст нам избавленья…
 
— …Не бог, не царь, и не герой. А что? Профсоюз «Учитель»?

— Уже два года там работаю. Профсоюз объединил учителей, не готовых всё время прогибаться, желающих защищаться. По стране было выиграно уже несколько десятков подобных судебных дел. Мы добиваемся нормального заключение коллективных договоров… (См. например http://www.posadfm.ru/articles/view/4107 — прим. АС).
Вот какое у вас соотношение базовой и стимулирующей части зарплаты?

— Честно скажу, не знаю.

— Обычно: 60%-70% — база, 30%- стимулирующая.Мы добиваемся, чтобы база составляла 90%. Таким образом учитель может понимать, что он будет получать, независимо от мнения директора.
Мы консультируем родителей. И в Москве, благодаря нашей помощи, родители добивались, чтобы школу не «сливали».
Понимаете, как только учителя определятся в профсоюз. Настоящий профсоюз…
Сейчас мы заключили договор с Рособрнадзором и работали с ним вместе на нарушениях ЕГЭ и ГИА.
Могу сказать, воспользовавшись случаем, если у кого-то из учителей не была оплачена работа на ГИА, в том числе, не только по проверке, но и по присутствию, то — это нарушение. Присутствие не входит в его должностные обязанности, даже если проходит в его рабочее время. В законе об образовании есть специальный пункт.
В этом случае надо сразу сообщать в Рособрнадзор. Этим летом они нам всё разъяснили.
Подробности можно посмотреть у нас на сайте (см. http://pedagog-prof.org/. — прим. АС), и сообщать можно через наш сайт. Мы собираем информацию: где оплачено, где не оплачено, — и направляем данные в Рособрнадзор.
Мы добиваемся того, чтобы учителя получили все деньги, которые они должны получать. Включая те деньги, которые кто-то присвоил себе в Департаменте образования.

— ???

— Не верите? Понимаете, когда сверху приходит дядя и говорит: ведите себя прилично, то ваше маленькое начальство начинает бояться. Оно может делать мелкие гадости, но для этого и нужен профсоюз, чтобы эти мелкие гадости сдерживать.
Это не значит, что только наш профсоюз. Я знаю в школах другие профорганизации, которые реально работают и защищают людей.

— Учителя спрашивают о 100 рублях на педагогическую литературу…

— Во-первых, их надо выплачивать. И не брать с них 13%. У нас выиграно около двух десятков дел только по этому вопросу. Безусловно, никаких налогов с этого брать не надо.
Но это уже следующий уровень. Добиться бы повышения этой суммы. Хотя, знаете, когда в Новосибирской области брали 13% с людей в течение нескольких лет, а потом сразу выиграли ряд судов, то было приятно учителям, что по нескольку тысяч они с этих налогов вернули.

 — Учителя Московской области всегда смотрели на московских учителей как на привилегированных. Всё у вас лучше, и вот недавно было сообщение, что московские школы перешли на пятидневную неделю. Это так?

— Был такой приказ. Но, я надеюсь, что это ещё не факт. Потому что по закону это должен решать управляющий совет. Я не представляю как в моей школе будут заниматься пять дней. Надеюсь, что этого не будет. Этот вопрос должен быть в компетенции самой школы.
А что касается «привилегированности», то — до ноября 2010 года московские учителя были привилегироваными. Со сменой общего руководства и со сменой руководства образованием ситуация изменилась. При том, что есть некоторые успехи…
Скажем так, те учителя, которые работали в обычных школах, если они берут много часов, и если у них в классе больше 25 человек, то они получают неплохо.
Проиграли маленькие школы. Проиграли школы для самых разных необычных детей. И проиграло, в общем, качество образования, потому что школы стали сливать, а в больших классах, в больших школах качество образования стало хуже.
Спросите любого родителя: в большом или маленьком классе он хотел бы, чтобы учился его ребёнок?
Я начинал в 1979 году, у меня было в классе 44 человека, но была совсем иная система образования. Иное было отношение к учителю, к школе, иное было государство…

Записал Анатолий Северинов

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Контекстная справка

[1]Радио Посад (90,6 FM)
Адрес: Сергиев Посад, Болотная ул., 15 Сайт: posadfm.ru Телефон: +7 (496) 547-80-00 Часы работы: Пн-Пт c 9.00 до 17.00, без обеда Сб - выходной Вс - выходной     Радио «Посад 90.6 FM» — первая в Сергиевом Посаде... подробнее...

[2]Помощь психолога
В рамках нашего проекта поддержки среднего и малого бизнеса Сергиева Посада, продолжаем знакомить читателей с компаниями города и нашего района. Сегодня поговорим о здоровье, а если быть... подробнее...

[3] — Справочная информация про город Сергиев Посад и Сергиево-Посадский район. Достопримечательности, исторические личности и известные люди, адреса и телефоны организаций, учреждений и компаний города и района. подробнее...

[4]Работа в городе и районе
Актуальные вакансии города и Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.