Хребты доступности

logo
14 Feb 2017/Хребты доступности

14 Feb 2017/Хребты доступности

Снег в этом году, как в общем-то и всегда в нашей стране, стал одной из основных тем. От радости, когда выпал  первый, до опасности схода оного с крыш. Конечно, регулярно обсуждается и его уборка: но если большинство людей, проваливаясь по колено, ещё могут пробираться на работу или в магазин, то для других даже небольшая «кашица» становится непреодолимым препятствием.

В конце осени в рамках пилотного проекта «Повышение качества жизни инвалидов» сотрудниками Сергиево-Посадского управления социальной защиты населения были составлены 112 городских маршрутов, по которым они прошли вместе с людьми с различной степенью проблем, проверяя доступность этих дорог для маломобильных граждан. Выводы уже переданы в соответствующие ведомства. Мы решили повторить эксперимент соцзащиты, только теперь уже в заметно изменившихся погодных условиях. В первом нашем «заезде» нам помогла, наверно, самая известная из посадских активистов-колясочников — Елена ТУРКИНА.

Хороший старт

Начинаем движение от дома Елены, который находится в частном секторе в микрорайоне Северный. Погода нас не жалеет — совсем недавно прошёл снегопад. «Обычно зимой все наши впадают в «спячку», — начинает разговор Елена, очищая снег у своего дома. — Если сильный выпал, то и я из дома не выхожу. Обычно, когда идут разговоры, например, о трудоустройстве, нужно понимать, что выпал сильный снег и всё — человек просто выйти не сможет».

Несмотря на погоду, планов не меняем. Посетить нужно четыре места: продуктовый магазин, аптеку, добраться до остановки общественного транспорта и до ближайшего отделения известного банка. Всё это  расположено не более чем в 600 метрах от дома Елены — маршрут короткий.

Дорога до магазина «Пятёрочка» на ул. Октябрят идёт на удивление хорошо. Коляска иногда подтормаживает на небольшом снеге около домов, но не сильно – в частном секторе сугробы убирают сами жильцы. Потом выезжаем на площадку около 14 Feb 2017/Хребты доступности магазина, который, нужно заметить, оборудован пандусом. Но Елена замечает: «Вот видите, здесь заехать можно, только ширина поручней неподходящая: человек не может ухватиться двумя руками, то же самое с толщиной — такую трубу не каждый мужчина обхватит».

Заезжаем, входим внутрь. Проезжая мимо какой-то очередной полки с хлопьями, задумываюсь:

— Как вы достаёте продукты с верхних стеллажей?

— Обычно это проблем не вызывает, персонал всегда очень отзывчиво себя ведёт, — отвечает Елена.

Внутри «аптечной коробки» снова небольшой недочёт. Окошко слишком высоко, хотя Елена и дотягивается. Фармацевт несколько секунд «ищет» покупателя, расплачиваемся. Закончив, выходим на улицу и направляемся к другому аптечному пункту — в «тысячнике»: дело в том, что находящийся внутри магазина открыли меньше месяца назад, а вот социальная аптека располагается через дорогу — туда и направляемся.

Коляска едет по очищенной дороге справа от какого-то притоптанного сугроба, мимо нас проезжают машины. Только метров через двадцать я понимаю, что это не сугроб, а тротуар, а мы всё это время пере-двигаемся, по сути, по проезжей части.

Восхождения

И вот наконец проспект Красной армии, нам надо перейти на другую сторону. Оба ближайших перехода — минимум в ста метрах каждый. Слева, если смотреть на «Крусту», сугроб, так что об этом пути сразу забываем. «Я обычно еду вон до того, — показывает Елена в сторону центра города. Тротуар подчищенный и проходимый, вот только не для колёс, которые снежную кашицу не притопчут. Когда уже готовимся ехать «с боем», нам везёт. К сердцу людей оказалось пробиться легче, чем к остановке. Елену замечают водители и уступают дорогу в неположенном для перехода месте. Переходим прямо напротив аптеки. И тут как в сказке: вход через крыльцо, до крыльца ехать через ступеньки, до ступенек через десятисантиметровую «кашу», а «каша» сплошь покрывает заметённый бордюр, чтобы преодолеть его на коляске, нужно обладать способностями к левитации. Как итог, зайти даже не пытаемся. Благо не так давно повесили баннер, на котором высвечивается аптечный телефон, так что, теоретически, покупку можно совершить дистанционно.

До банка едем по дороге вдоль «тысячника».  На этом участке снег почти ни при чём. На тротуарах припаркованы машины, и пройти на цыпочках, может, реально, а вот проехать на коляске разве что по крыше автомобилей. Причём справа от дороги есть места для парковки, но, видимо, не было накануне. Пока идём, позади скапливается «очередь» пешеходов — пропускаем.

14 Feb 2017/Хребты доступности

В конце концов, с проезжей части уходим. Главные участки, до которых нужно ещё добраться через снежную кашу и возвышения, частично счистили, частично стоптали. Вот только если убрано не до асфальта, проехать на коляске в одиночку почти нереально. Особые трудности создают любые пересечения дороги и тротуара, например, на переходах, где возникают разного размера валы после работы техники: обычные люди, которые рядом с нами ждали сигнала светофора, сами чуть ли не падали во время «перевала» через такие. Кое-как пробиваемся, но «глохнем» в одном месте — неподалёку от остановки от подчищенного тротуара отделяет вал и снежная каша. В таких местах выручить могут только сопровождающие, причём именно во множественном числе.

Спрашиваю Елену, как она обычно справляется. «На машине — пользуюсь услугами социального такси иногда. Но чаще всё равно приходится своим ходом, хотя бы от автомобиля до дверей, — отвечает она на мой вопрос. — Многие, конечно, оказывают услуги на дому, только на это нужно иметь немалые финансовые средства. Того же нотариуса вызвать стоит столько, будто он на вертолёте из Москвы летит».

У отделения банка есть пандус, даже с кнопкой вызова помощи — она, кстати, работает. Через 12 секунд двери нам открыла сотрудница. Но вот чтобы добраться до кнопки и пандуса, нужно вновь преодолевать подъём через ледяную корку, лавируя между припаркованными автомобилями. Внутри отделения устраиваем «пит-стоп».

Елена меняет перчатки, складывая насквозь промокшие в свою сумку. «Приходится возить с собой несколько пар, через полчаса их можно выжимать. У меня есть и рабочие, и такие, и этакие. Это ещё вы помогали, а если сам едешь, то менять нужно через каждые десять минут. Они ещё и проскальзывают, поэтому у нас многие эбонитовой лентой проклеивают», — делится Елена во время нашего перерыва, который устроили больше для меня: на роль зимнего сопровождающего опыта, выносливости и жимов лёжа в течение недели явно не хватает.

Доступность видишь? А она есть…

На обратном пути, минуя снежные «хребты» у переходов, заезжаем на остановку — она очищена гораздо лучше, чем предыдущая, мимо которой мы проезжали. Правда, специального низкопольного автобуса, прождав 20-25 минут, так и не видим. Но, как пояснила Елена, мы пришли в самое мёрт-вое время — обеденное.

Домой к Елене мы возвращаемся после такого нехитрого путешествия только через полтора часа. «Доступная среда» подразумевает, что человек сможет сам проехать маршрут. Будь Елена без сопровождения, то, если даже допустить, что в невозможных для проезда местах она использовала бы таки скрытые таланты к левитации, поездка бы заняла как минимум два или три часа.

Руки немного ломит. Елена угощает чаем. Отогревшись, задаю ей вопрос:

— Как бы вы оценили доступность для колясочников зимних дорог?

— На тротуарах снег убирают не ахти, а во многих дворах вообще даже не просматривается усилие. На пересечения проезжей части и тротуаров как будто вообще внимания никто не обращает. Хотелось бы, чтобы вот такие проезды устраивала не соцзащита, а сами дорожные ведомства с мастерами, чтобы сразу можно было показать проблему и поискать пути решения.

С экспертной оценкой я более чем согласен, и это не вспоминая о другом моменте: даже там, где есть специальное оборудование вроде пандусов, находятся недочёты. Например, слишком толстые или слишком пологие, поручни заканчиваются прямо на съезде так, что при спуске не за что ухватиться и можно упасть. Но это детали. Вопрос в другом: как может быть «доступным» даже не совсем правильный пандус, если дорога к нему недоступна? Видимо, на чертеже.

Прямая речь

Андрей ВОРОБЬЁВ, губернатор Московской области, в ходе ежегодного обращения к жителям региона:

«Доступная среда — это не просто построить пандус. Мы одни из первых начали тестировать марш-рут передвижения инвалидов в городах, оценили препятствия на их пути.

В этом году все протестированные маршруты должны быть соответствующим образом оборудованы. Следующий шаг — это обеспечение доступности услуг, обучение персонала. Школы, детские сады, спортивные комплексы, дорожные работы — сегодня мы строим, модернизируем, ремонтируем с учётом требований доступной среды. Для того чтобы не было барьеров, которые не позволяют человеку, в частности, на коляске нормально передвигаться».

 

Источник: Газета Вперёд

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Контекстная справка

[1]Сергиево-Посадские Такси
Службы такси, работающие на территории Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...

[2]Красной Армии проспект
По праву считается главной транспортной артерией Сергиева Посада. Это самая протяженная и широкая улица города. Недаром, в прошлые века она называлась Болъшедорожной улицей. подробнее...

[3]Работа в городе и районе
Актуальные вакансии города и Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.