​​​​​​​А стаим мы под Ругодивом четвертую неделю…

logo
20 Mar 2018/​​​​​​​А стаим мы под Ругодивом четвертую неделю…

Газета «Вперёд» продолжает публикацию коротких очерков историка и краеведа Константина Филимонова, посвящённых истории Сергиева Посада.

Воцарение Петра I не принесло успокоения в государстве, и не могло принести при неуёмной энергии и характере молодого царя с его грандиозными замыслами обновления России, введения ее в ряд наиболее развитых европейских государств.

Воплощение своих планов царь начал с борьбы за выход к Чёрному морю, стремясь одновременно с этим присмирить крымских татар, набеги которых за рабами обескровливали Россию на протяжении столетий.

В 1696 году у турок был отвоёван Азов. В 1697 году в Таганрогском заливе приступили к строительству одноимённой крепости и гавани. В том же году началось строительство парусных и гребных судов Азовской флотилии. Участие в этом деле принял и Троице-Сергиев монастырь. В 1698 и 1700 годах «кумпанством» Троицкого и Новодевичьего монастырей на верфи в устье реки Воронеж были построены бомбардирские суда «Бомба», «Агнец» и «Страх» по 12 пушек и по 2 мортиры на каждом. Весьма вероятно, что к строительству Таганрога, флотилии и названных судов привлекались опытные плотники из Троицких слобод.

Закрепившись на Азовском море, царь обратился к побережью Балтики. Здесь он вознамерился «прорубить окно в Европу». Устройству «окна» мешала Швеция с её сильнейшей в то время армией. Война требовала денег. В 1699 году часть необходимых средств — 30 000 рублей — царь получил из казны Троицкой обители.

Уже в сентябре следующего года собранная на скорую руку русская армия приступила к осаде Нарвы или Ругодива. Эта сильная крепость прикрывала владения Швеции в восточной части Прибалтики. В русском войске под Нарвой был, по крайней мере, один уроженец Троицких слобод по имени Ларион. Третьего октября 1700 года он написал письмо отцу.

Вот сокращённый текст этого письма, опубликованный историческим журналом «Дилетант»: «Государю моему батюшку Степану Прокофьевичу да государыни моей матушки Варвары Ивановны. Сынишко ваш, Ларка Степанов, благословения вашего прошу, и пад на землю со слезами, премного челом бью. Дал Бог по сие писание на службе великого государя под Ругодивом, доб(ре) здоров, а впредь уповаю на всещедраго Бога. А стаим мы под Ругодивом четвертую неделю и помираем холодною и голодною смертию: хлебы стали дорогие, копеяшной хлеб покупаем по два алтына. И ты пожалуй, батюшко Степан Прокофьевич, будет тебе возможно самому побывать, и ты привези мне шубу какую-нибуть, да рубашку с порткам, да упоки хорошие или черевики, вскоре, не мешкав. А буде самому невозможно, и ты с кем-нибуть пришли, крепко нужно, да хлеба хотя на гривну денег, а я здесь денги все заплачу. За сем вам мало пишу, а много челом бью».

Письмо Лариона адресовалось во Псков, где его отец, троицкий бобыль Степан сын Прокофьев, служил дворником (управляющим) у дворянина Неклюдова. Письмо Лариона, захваченное шведами и сохранённое в шведском архиве, показывает трудное положение русского войска. Вскоре сам царь, размышляя над причинами своего поражения под Нарвой, писал: «к тому ж за поздним временем великий голод был; понеже за великими грязьми провианта привозить было невозможно».

В сражении у стен Нарвы 19 ноября 1700 года армия Петра I потеряла артиллерию и войсковую казну в 32 000 рублей, людские потери простирались до 7000 человек. Уцелел ли Ларион, сын Степанов, неизвестно. Заметим лишь, что в конце XVIII века Прокофьевы, уже купцы, входили в число немногих богатейших граждан Сергиевского посада.

После Нарвы царь Пётр с присущей ему энергией взялся за восстановление армии. В числе прочего он указал собрать с церквей и монастырей четвёртую часть колокольной и котельной меди. Троице-Сергиев монастырь уже в феврале 1701 года отправил в Пушкарский приказ свои «болшие колокола, пуд по сту и болши…»

О нелёгком расставании с колоколами узнаём из опубликованного в 1971 году рассказа, слышанного неким Гавриилом, жителем города Твери, при посещении им Троицы в июне 1701 года. Итак, в монастыре, не смея противиться царской воле, стали снимать колокола. Первый предназначенный к отдаче старинный колокол исчез и уже позднее был найден в пруду. Второй колокол при попытке разбить его, загудел, и «глас от него быть трои сутки, день и нощь непрестанно». Ещё два колокола сначала не могли снять, а затем они вдруг сами упали с колокольни. Царь, узнав обо всем, «в монастырь приходил, плакол, прощения просил у чюдотворца Сергия о изволении своем…»

Рассказ Гавриила о чуде с колоклами не лишен основания: в марте 1701 года царь Пётр приказал вернуть монастырю колокол времени преподобного Никона Радонежского. Государь не забыл о помощи, оказанной ему Троице-Сергиевым монастырём в борьбе за власть с царевной Софьей Алексеевной в 1689 году.

 

Константин Филимонов

Источник: Газета Вперёд



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Контекстная справка

[1] — Помимо Троице-Сергиевой Лавры в Сергиевом Посаде и районе огромное количество храмов, часовен и церквей. Здесь вы сможете увидеть фотографии, узнать историю, особенности архитектуры, интересные исторические факты о храмах и церквях города и Сергиево-Посадского района. подробнее...

[2] — За столетия на территории Свято-Троицкой Сергиевой Лавры сложился уникальный ансамбль разновременных построек, включающий более пятидесяти зданий и сооружений.

В юго-западной части монастыря находится белокаменный Троицкий собор (1422-1423), поставленный на месте первого деревянного храма XIV века. Именно вокруг него происходило формирование монастырского ансамбля. К востоку от собора в 1476 году псковскими мастерами была возведена кирпичная церковь-звонница во имя Сошествия святого Духа на апостолов. подробнее...