Юрий Беленький: «Он поднимал тебя на свою высокую орбиту»

logo
22 Jan 2020/Юрий Беленький: «Он поднимал тебя на свою высокую орбиту»

Жизнь священника Александра Меня — это и истории его духовных детей.

Среди них была директор Библиотеки иностранной литературы Екатерина Гениева, ушедшая от нас в 2015 году. Сергиев Посад для неё не чужой город: c детства приезжала в дом бабушки, где часто бывал молодой — тогда ещё Алик — Мень, здесь она участвовала в конференциях, выступала с лекциями, привозила книги в библиотеки. Она же ещё в начале восьмидесятых познакомила с отцом Александром своего супруга — инженера-­строителя Юрия Беленького. Повенчалась пара также у этого священника. Мы поговорили с Юрием Самуиловичем.

22 Jan 2020/Юрий Беленький: «Он поднимал тебя на свою высокую орбиту»

«Библиотека иностранной литературы стала одним из мест, где отец Александр мог системно читать лекции, рассказывать о становлении и смысле христианства. В какой-­то мере их дружба с Катюшей сказалась на том, что она возглавила библиотеку — он убедил её, что ей по силам этот пост, что хватит времени и на науку. Катя занималась английской литературой, она автор статей о Джойсе, Диккенсе, сёстрах Бронте и других. Благословил несмотря на её сомнения.

Как-­то на двери храма в Новой Деревне, где служил отец Александр, вдруг появилось объявление. В нём все желающие приглашались на лекции по катехизации в Библиотеку иностранной литературы. Наверное, это отец Александр написал. Катя увидела и долго смеялась — для неё это было странным, но приятным удивлением прочитать это. Напомню, время было такое, ещё совсем недавно подобная вольность в подобном учреждении казалась бы немыслимой дерзостью.

Это не какие­-то напыщенные слова, а правда — было счастьем находиться рядом с отцом Александром. От него исходили свет и тепло, и ты сам начинал осознавать себя как-­то по-­другому.

22 Jan 2020/Юрий Беленький: «Он поднимал тебя на свою высокую орбиту»

Я давно за рулём, и несколько раз мне доводилось подвозить его до дома, в Семхоз. Сейчас кажется странным, как я ни во что тогда не врезался, потому что вёл на абсолютном автомате — так он умел увлечь человека, приподнять его, увести в свой мир.

Говоря образно, у него была высокая орбита, и он умел на эту орбиту человека поднять. Когда он рассказывал библейские истории, то ничего больше вокруг не существовало. Он умел погрузить в ту, другую жизнь.

Он открывал двери Церкви настежь и приглашал всех — и тех, кто в юбках, и в брюках, с непокрытыми головами, и тех, кто искал смысл жизни. Показывая красоту православного обряда, не придавал первостепенного значения атрибутике, умел открыть смысл Литургии.

Слова, которые приводил отец Александр: «В главном — единство, в спорном — свобода, во всём — любовь». Он показывал, что христианство обращено к верующим людям, сделавшим свободный выбор — это привлекает людей в затхлой атмосфере и пугает тех, кто пытается навязать обществу лагерную психологию.

К нему тянулись разные люди, от прошедших Афганистан солдат, которых он вытаскивал из петли, до Александра Галича. За его спиной мы были такие уверенные в себе, хипповые, скажем так, и вообще элита, как нам тогда казалось… А когда задумались, на что мы способны без него, то пришлось делать выбор самим.

Моя супруга во многом занималась тем же, что и он, — выстраивала мосты между странами, культурами, между читающей публикой, представляла русскую культуру за рубежом. Всё это было созвучно им обоим».

 

Фото Олега Данилова;
предоставлено Юрием Беленьким

Источник: Газета Вперёд

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.