Человек с ружьём

logo
 Человек с ружьём

Почему охота уже не та, и сколько баек знает заядлый охотник

С доисторических времён охота была главным источником пропитания человека. Позже необходимость истреблять диких зверей с этой целью исчезла, охота стала промысловой, принося прибыль в основном от пушнины. С течением времени она превратилась больше в развлечение для знати. Так появились соколиная, псовая, а позже и ружейная охота. Тысячелетние традиции соблюдаются и сегодня: промысловой или спортивной охотой занимаются более двух с половиной миллионов россиян. Познать премудрости охотничьего ремесла я отправилась в ОРХ «Дубненское», что возле села Константиново.

И над озером летают утки…

На подъезде к базе нас встречает руководитель охотхозяйства Павел. Молодой мужчина указывает нам на здоровенный вездеход «Трэкол»: «Пересаживайтесь, иначе угодья не увидите». Трёхместный пикап с колёсами диаметром 1300 мм может пробираться по болотам и броду. На нём Павел раз в неделю объезжает охотхозяйство, площадь которого 38 тысяч гектаров. «В первую очередь поедем на водоём. Сейчас разгар утиной охоты, пернатых достаточно», — говорит Павел, и мы грузимся в вездеход. Машина тяжело набирает скорость, колёса ещё не прогрелись, и по дороге в сторону Никульского мы едем медленно. Уже спустя пять минут Павел сворачивает с асфальта, и кажется, что «Трэкол» обрадовался привычному ландшафту: мы мчимся прямиком к болотам и небольшим прудикам, что называется, с ветерком. «Утку мы всю кормим, на пруд по 1,5 тонны зерна привозим, а в хозяйстве шесть таких прудов, — рассказывает Павел. — Также у нас водятся кабан, лось, рысь, барсук, медведь, енотовидная собака, заяц. На лося в этом году дали всего пять лицензий, так как официально у нас 79 голов этого зверя. Хотя по моим ощущениям лосей гораздо больше».

 Человек с ружьём

Наш вездеход «паркуется» в зарослях у водоёма, и я спешу на фотоохоту на уток. Пернатые не поняли моих добрых намерений сделать красивые снимки и взмыли вверх ещё до того, как я успела расчехлить фоторужьё. «Ну что ж, утку можно прождать не один час, поехали, лучше покажу солонец», — командует наш проводник, и мы отправляемся в другую сторону от Константинова за деревни Чернецкое и Козлово. Там дорога уже не такая пологая, и нас начинает прилично потрясывать. Пока едем, Павел рассказывает об особенностях современной охоты.

«У нас коммерческая организация, мы стараемся организовать охоту как для опытных охотников, так и для начинающих, — говорит руководитель «Дубненского». — За день до охоты егеря проезжают территорию, находят места, где есть зверь. Сейчас в арсенале егеря много техники, включая тепловизоры. Если это охота на приваде, выкладывают приваду, смотрят посещение. Потом охотники приезжают, говорят, чего они хотят, а мы говорим, что мы можем». Кто-то приезжает охотиться с легавыми, они ходят по водоёмам стрелять. Таким интересна работа собаки. Охотятся они 2­3 месяца в году на утку. Другая небольшая группа охотников занимается промысловой охотой, им интересна пушнина. Но в основном сейчас приезжают за лосём. «Мало кто хочет за зайцем бегать, все идут на лося, на кабана — сидишь себе и ждёшь», — сокрушается Павел.

Охота — состояние души

Павел увлёкся охотой в 22­-летнем возрасте. Поначалу сам читал книги об охоте, слушал старших, более опытных товарищей. Судьба сама толкнула его на выбор профессии. Отучившись в институте, молодой человек пошёл работать в Министерство культуры, но быстро понял, что это не его. Вернулся в Сергиев Посад и устроился на кондитерскую фабрику. А когда предприятие закрылось, остался без работы. После очередной охоты знакомый егерь обмолвился, что в охотхозяйство в Константинове нужен егерь. «Тут я и загорелся, в шутку ему предложил себя. Мы посмеялись, а ночью он мне позвонил и сказал, мол, приезжай завтра на собеседование, — вспоминает Павел. — Мне было 24 года. Все родные были против. Я даже с девушкой расстался, ведь все тогда представляли егеря как пьяного мужика с двустволкой наперевес».

Переспрашиваю про пьянство на охоте, правда ли, традиционная русская забава подкрепляется стопочкой беленькой. Павел категоричен в этом вопросе. Говорит, что сам на охоте не пьёт и гостям охотхозяйства не советует. «Сейчас действует закон, согласно которому нахождение в состоянии опьянения с оружием карается изъятием оружия. Я считаю, что правильно сделали, это дисциплинировало охотников», — отмечает мужчина.

Пока вездеход трясёт нас по лесным тропам, слушаю переживания Павла о современных нравах в охотничьем деле. Всё чаще в угодья приезжают ради моды — пострелять, пофотографироваться с добычей, провести время с компанией, потому что охота сейчас, что называется, в тренде. Порой приезжают люди, совершенно далёкие от владения оружием, не знающие тонкостей охоты. «Хочу пострелять, говорит. Такого выпускаешь, и он стреляет всё подряд – сороку, сойку, чайку, всё, что пролетело. Культура охоты у нас падает», — говорит наш собеседник.

По закону нахождение в состоянии опьянения с оружием карается изъятием оружия. Охота — не исключение

В егерях остаются немногие, зарплаты даже в коммерческих охотхозяйствах маленькие. В профессию идут романтики, это занятие для души. Егерями нередко становятся либо пенсионеры, либо те, у кого есть дело, приносящее доход. Работники охотхозяйств — люди, любящие и ценящие природу, главной задачей которых является сохранить популяцию диких животных. «Любой егерь следует основному правилу: никогда не стрелять самку, — продолжает Павел. — Потому что потребуется не один год, чтобы вырастить следующую самку и получить потомство. А чем больше зверя, тем больше лицензий, тем больше прибыли в охотхозяйстве, поэтому грамотный егерь всегда запрещает стрелять самок».

Дорога к солончаку не обходится без охотничьих баек. Первая из них — про «опытных» охотников, на счету которых не один кабан и лось. Например, приехали в «Дубненское» с виду бывалые добытчики, с разными ружьями и прицелами. Егеря, как положено, выдали им лицензию и развезли по вышкам. Когда наступило время забирать охотников, первого обнаружили трясущимся в запертой вышке. Напуганный мужчина начал говорить, что на него охотилась рысь, которая пыталась залезть в домик и напасть. «И что ты делал? — Спрашиваю у него. — А он мне в ответ — кричал. — Я ему говорю: ты на охоту приехал или орать в лесу? У меня там мышь под обшивкой скребёт уже несколько лет», — смеётся Павел. Со вторым ситуация вышла похожая, только вместо рыси он опасался нападения кабана. Вот такие бывалые охотники случаются.

Всё чаще в угодья приезжают ради моды — пострелять, пофотографироваться с добычей, провести время с компанией. Культура охоты падает, сетуют егеря

Также Павел отметил, что в последнее время интерес к охоте стали проявлять женщины. Причём периодически они бывают куда как отважнее своих мужей. За примером в карман Павел не лезет: тут же вспоминает историю о даме, дважды завалившей лося практически в упор. «Пока мужики соображали, девушка подпустила к себе лося метров на десять и к­а­а­а­а­к дала ему по башке! А что, говорит, нервничать? Он вышел, пошёл на меня, я ему в голову и зарядила», — смеётся Павел. Аналогичная ситуация произошла и на следующей охоте, после чего мужики решили больше не брать девушку с собой.

Заставляла мужа браконьерить

Всё же главной проблемой охотничьих хозяйств остаётся браконьерство. Егеря жалуются, что с точки зрения закона это правонарушение практически недоказуемо. «Поймали мы тут одних с кабаном. У одного из браконьеров нашли пять патронов боевых, а это статья. Мы вызвали инспекторов. Они составили протокол, написали заявление, дело дошло до суда. Дальше этот человек частично признал вину, заплатил штраф в 100 тысяч рублей вместо положенных 600 тысяч. Его даже не лишили оружия. И таких случаев много», — безрадостно отмечает мой спутник.

Возвращаясь к вопросу этики среди охотников, Павел вспоминает ещё одну историю, когда браконьеры попались, но доказать их вину было невозможно. Поздно ночью руководству охотхозяйства поступила информация, что в угодьях слышали стрельбу. Егеря выехали на предполагаемое место и увидели, как несколько мужчин грузили в багажник внедорожника тушку кабана. Павел вспоминает: «Как только мы подъехали, они кабана выкинули на дорогу и всё, мол, это не наш. Сели в машину и уехали. А убили они не кабана, а свиноматку. У неё было пять поросят, которые сто процентов погибли. Вот это не охотники, это настоящие преступники».  

В охотхозяйстве водятся утки, кабаны, лоси, рыси, барсуки, медведи, енотовидные собаки, зайцы

Среди печальной практики общения с браконьерами встречаются и откровенно забавные случаи. Местные жители сообщили егерям, что заметили подозрительную машину, долго стоявшую у опушки леса. Когда сотрудники охотугодий приехали к обозначенному месту, то обнаружили в машине парочку и даже немного засмущались, что потревожили романтическую встречу.

«Я сначала подумал, что они по своим любовным делам приехали. А потом краем глаза глянул на заднее сидение, а там расчехлённое ружьё лежит. Спрашиваю у дамочки: чьё ружьё, кто получал путёвку? — говорит Павел и на его лице появляется улыбка. — А дамочка беременная оказалась, месяце на шестом. Ну, я мужику говорю: ты браконьерить едешь, зачем жену беременную с собой тащишь? А он мне — да вот, это ей мяса захотелось, она меня заставляет стрелять». В итоге выписали штраф мужчине, а женщине сделали замечание, мол, гормоны гормонами, а нарушать закон не следует.

За беседами доезжаем до охотничьей вышки. Это небольшой домик, расположенный на трёхметровой высоте. К двери ведёт крутая лестница. Я сразу вспоминаю рассказы про нападающего на охотника кабана и начинаю смеяться. Недалеко от вышки расположен солончак. Говоря простым языком, это деревянное корыто на высоком пне, в которое егеря кладут соль­лизунец. Большой кусок соли — не просто лакомство для лосей. Облизывая соль, звери восполняют нехватку минералов. Возле солончака — множество свежих следов лося и кабана. Я спрашиваю Павла: неужели мы не увидим сегодня никого из диких животных? «Чтобы наблюдать зверей, надо приезжать либо рано утром, либо ближе к закату», — слышу в ответ, и мы отправляемся обратно на базу.

«Кузьмич» из Тверской губернии

Егерь Андрей — весёлый здоровяк — пока мы объезжали территорию хозяйства, трудился на базе, ремонтировал старенькую «Газель». Андрей переехал в Сергиево­Посадский округ из Тверской области, из­под Кашина. В охотничьем промысле он уже больше двадцати лет, а вот егерем работает недавно. «У нас в Тверской области в плане охоты побогаче, конечно. Лесов больше, и зверей тоже, — рассказывает Андрей. — Но тут всё более цивилизовано. Если раньше охота была промыслом, добывали пушнину, выделывали шкуры, продавали, то сейчас большинство охотников приезжают за развлечением». При этом Андрей отмечает, что многие приезжают на охоту впервые, и егерю приходится объяснять азы охотничьего дела, как говорится, с нуля.

«Новичков, как правило, мы ведём на утиную охоту. Для начала проводим инструктаж, кого можно стрелять, куда можно, когда ружья расчехлять, рассказываем охотничий минимум, — продолжает беседу егерь. — На пернатую дичь берут дробовое ружьё, на копытных — дробовое или нарезное. Далее едем на водоём, ставим номера по одной линии. Ниже определённого градуса ружьё нельзя опускать. На воде мы утку не бьём, только в полёте. И ждём, когда утка пойдёт. Можно час прождать или два, а можно и через пятнадцать минут получить свою первую добычу. Далее или сам человек собирает, или опытная собака».

Новичков также ведут охотиться на зайца, на енота, на лису. Те, кто любит походить, сам поднимает дичь из­под ног. Более ленивым охотникам предлагается загонная охота, когда расставляются стрелки по номерам, в то же время идут загонщики, покрикивают, стучат палками. Зверь начинает от звуков бежать на номера.

Андрей и сам не противится выехать пострелять, иногда один, но чаще берёт с собой друзей. «Охота для меня в первую очередь — добыча зверя. А дальше можно и отведать дичь. Рецептов приготовления блюд из дичи у меня много: котлетки из лося, отбивные, жаркое в казане с овощами, — говорит собеседник. — Алкоголь — только после охоты, когда ружья зачехлили. После хорошей охоты милое дело — покушать отбивные да под стопочку!»

Андрей так вкусно рассказывает об охотничьей кухне, что я прошу рассказать рецепт его коронного блюда. «Проворачиваем мясо лося, немного свинины, лук, соль, перец. Всё хорошенько перемешиваем и в холодильник часа на три. А дальше лепим котлетки. Только большие, круглые, чтобы они получились сочными! Обжариваем и даём потомиться под крышкой. Собираем друзей и за вкусным обедом рассказываем охотничьи байки!»  — улыбаясь завершает свой рассказ егерь Андрей.  А я благодарю работников «Дубненского» за великолепный день и всерьёз задумываюсь о новом увлечении.

 

Дарья Трофимова
Фото автора

Источник: Газета Вперёд

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Контекстная справка

[1]Охота и рыбалка
Думаю, не много найдется сергиевопосадцев, кто не слышал о Сергиево-Посадском магазине «Рыболов охотник». Даже если вы не являетесь фанатом охоты или рыбной ловли, наверняка вас... подробнее...

[2] — Сергиев Посад и его район - регион с богатейшей историей. История Сергиева Посада насчитывает почти семь веков богатой событиями жизни. Троице-Сергиев монастырь был основа 1337 году преподобным Сергием Радонежским. В XIV — начале XV вв. вокруг монастыря возникли несколько поселений (Кукуево, Панино, Клементьево и др.), объединенные в 1782 году по Указу Екатерины II в город, названный Сергиевским Посадом. С 1930 по 1991 год Сергиев Посад носил название Загорск, в память погибшего секретаря Московского комитета партии В.М. Загорского, затем городу было возвращено историческое название. подробнее...

[3]Работа в городе и районе
Актуальные вакансии города и Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.