Художник «без мундира»

logo

Накануне празднования 700-летия преподобного Сергия Радонежского в творческом союзе Леонида и Андрея Дёминых произошло важное событие. Художники завершили совместные труды над большим полотном «Свято-Троицкая Сергиева Лавра. Лето 2014 года». С трёхметрового живописного панно открывается потрясающий вид с Блинной горы — с небесной синевой, куполами и стенами древней обители и пейзажем современного города. Картина выставлена на обозрение в недавно отреставрированном здании на Красногорской площади. Мы побеседовали с главой творческой династии, заслуженным художником России, Почётным гражданином Сергиево-Посадского района Леонидом ДЁМИНЫМ.

«Всегда знал, что буду рисовать»

Кто знаком с творчеством художника, конечно, отметил, что он — особый летописец района и Сергиева Посада. Каждый решит, что надо быть коренным местным жителем, чтобы так обожать подмосковную природу, неутомимо подмечать перемены в сельском и городском пейзажах, с теплотой писать портреты земляков. Но, оказывается, Леонид Петрович родом из Орловской губернии, вырос в большой крестьянской семье в деревне Косарёво. С ходу найти ответ на вопрос, как из восьмого ребёнка в деревенской семье получился известный художник, не получилось. Пришлось по крупинке выяснять, кто же был его первым учителем рисования?

Сколько себя помнит, он рисовал всегда и на чём придётся. Возможности были: семья хоть и была деревенской, но нищеты Дёмины никогда не знали. Отец с матерью окончили церковно-приходскую школу и хозяйство держали крепкое. За что семью ветерана Первой мировой войны Петра Дёмина едва не раскулачили, но как-то обошла деревенских грамотеев беда стороной. Леонид Петрович помнит, что в их доме была библиотека, а в ней — Пушкин, Лермонтов, Тургенев, даже, помнится, Золя.

С детства осталось ощущение, что рисовать должен уметь каждый; в его семье, во всяком случае, все неплохо рисовали. Сестра Зина за одно только обещание когда-нибудь купить карандаши устраивала младшим братьям Коле и Лёлику настоящие танцевальные турниры. Мальчишки готовы были часами отплясывать, только бы оставалась надежда получить эту драгоценность.

Мама всегда ставила в пример малышам старшего брата Петра, убеждённого комсомольца и очень строгого наставника. Но кумиром для Леонида был брат Виктор, он учил рисованию детей в сельской школе. Его художник считает своим первым наставником. Любимый брат только справил себе первый костюм, даже надеть не успел — призвали на войну. Талантливый парень сложил голову на фронте в 19 лет. Не вернулся с войны и брат Шура. Сестра Зина воевала старшим лейтенантом в передвижном госпитале, проведя всю войну во фронтовой операционной. Успел пройти военную подготовку и братишка Коля, с которым плясали за карандаши, и ушёл бы на фронт, да война к тому времени кончилась.

А меньшой Лёлик уже знал наверняка, что будет либо бондарем, либо художником. И откуда только это было ведомо деревенскому мальчишке?

«Не хотел быть художником в „мундире»

Со временем семья перебралась в Подмосковье, осели в Дмитрове. Здесь он окончил школу, отсюда уходил в армию. А затем пришло время искать свою дорогу в профессии.

В Суриковское его не приняли, поэтому поступил в художественное училище знаменитого промысла Федоскино. Проучился два года и отчётливо понял, что это не его путь. Когда объявил наставникам о досрочном уходе, встретил нешуточную отповедь. Его упрекали в том, что он „обманул государство“, что его учили-растили, а он вместо того, чтобы с любовью следовать традиции, занимается каким-то сомнительным поиском.

Упрёк задел за живое упорного молодого художника, но свою дорогу он искать не перестал. В Строгановском художественном училище, по собственным словам художника, он снова почувствовал, что может невольно надеть чужой „мундир“. На сей раз решение принимал быстрее, чтобы опять не обвинили в „обмане государства“. Ушёл из училища через три месяца учёбы.

Искателю хватило природной самокритичности, чтобы самому искать суда профессиональных художников. Он решил показать свои работы корифеям дмитровского отделения Союза художников. Показ закончился провалом, мастера в работах ничего не разглядели. И только один увидел в нём своего собрата по творчеству и дал молодому упрямцу совет перебраться в Загорск, чтобы искать себя в тамошнем сообществе художников.

Он так и сделал. Леонид Петрович и сегодня убеждён, что эта земля — особенная для художника. Сам он не раз над этим размышлял и считает, что уникальную культурную и творческую атмосферу создаёт соседство с древним духовным авторитетом — Троице-Сергиевой лаврой. Говорит, что во многом благодаря этому здесь сложилось уникальная творческая среда. С благодарностью вспоминает художников Карла Жуковича, Алексея Колесникова, Леонида Кузовкина. Через три года после переезда Леонид Дёмин принял участие в городской выставке, его работа была признана лучшей на том показе. Причём это признал и дмитровский художник, который ещё не так давно советовал ему „не соваться со своими картинами к профессионалам“.

«Пишите жизнь — её мгновения не повторятся»

Перебравшись в Сергиев Посад, Леонид Дёмин некоторое время жил в домике на улице Митькина, где, говорят, когда-то останавливался Чехов. Строение недавно снесли, но художник продлил жизнь раритету, запечатлев его на своей картине. Таких городских объектов с „продлённой жизнью“ немало в его художественном альбоме. Есть, например, пейзаж из Северного посёлка 50-летней давности, в котором мало кто узнает нынешние кварталы высотной застройки.

Летописец с палитрой умеет подмечать и быстро меняющийся городской ландшафт. На одной картине запечатлён пейзаж с нагромождением башенных кранов, вместо которых вскоре появятся многоэтажки. Другое полотно выхватило из череды дней мокрую от дождя улицу с арбузным развалом. Даже когда Леониду Петровичу приходится проходить курс лечения в Районной больнице — а ветеран уже разменял девятый десяток, он и тогда успевает из окон палаты увидеть замечательный пейзаж с крышами соседних домов.

Художник говорит, что и сыну-коллеге советует чаще запечатлевать свой город в разных ипостасях. Эти картины уже не повторятся, а, может статься, окажутся редкими свидетельствами постоянно ускользающей действительности. Фотоаппарат, по мнению художника, не идёт ни в какое сравнение, потому что это всего лишь механизм. А на кончике кисти — душа художника, и она накладывает свой отпечаток на полотно. Если зритель замер перед картиной, значит, чудо искусства свершилось.

Своё жизненное и творческое кредо Леонид Петрович считает простым и сложным одновременно. Говорит, что он невоцерковлённый православный, беспартийный коммунист и самый что ни на есть реалист. Причём реализм его очень демократичный. Он может, например, увидеть вечность в лихих виражах лыжника на склоне. Вечное в обыденном — полотна Леонида Дёмина на эту тему есть в частных собраниях США, Франции, Китая, других стран.
Художник говорит, что довольно легко расстаётся со своими произведениями и его радует, что почитатели живописи видят его полотна.

Чем же так приглянулся американским галеристам дёминский лыжник, почему французские ценители готовы приобретать его полотна десятками? И почему там, где выставлялись полотна Леонида Дёмина с немудрёными сюжетами из гущи жизни, уже не в силах с этими картинами расстаться? И вообще, что такое искусство, спрашиваем художника?

Живописец прищуривается, словно всматривается в сюжет будущей картины. Его самого в этот момент впору запечатлеть на полотне. Мастер улыбается, словно извиняясь за невольный пафос, но для него это — вопрос многолетних раздумий. Художник считает, что самая виртуозная или парадоксальная техника останется всего лишь техникой без доброго взгляда на жизнь. В этом, по его мнению, настоящее искусство.

О чём думает художник на девятом десятке? О новых полотнах, конечно. Он убеждён, что его лучшая картина впереди. И ещё хочется ныне признанному художнику стать свидетелем долгожданного события — открытия в Сергиевом Посаде полноценной художественной галереи, где выставлялись бы работы местных мастеров. Наша художественная школа вполне этого заслуживает, идея много лет буквально витает в воздухе, в историко-художественном музее-заповеднике практически положено начало формированию такого собрания.

Было бы очень логично, считает Почётный гражданин района Леонид Дёмин, чтобы галерее было отведено место в строящемся фондохранилище на углу проспекта Красной Армии и улицы Шлякова. И если в этом собрании найдётся место его полотнам — значит, он не обманул ожиданий художественной школы, которая помогла ему обрести себя в искусстве.

Светлана АНИКИЕНКО

Источник: Газета Вперёд


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *