У них похитили счастье

logo

По документам семья Смагиных — обычные гости, прибывшие в Сергиев Посад с частным визитом. По факту — беженцы, которые, находясь теперь далеко от войны, до сих пор вздрагивают от звуков сирен, шума вертолётов и самолётов и стараются держаться подальше от окон, всякий раз ожидая обстрела. Они привыкли к ежеминутной опасности, к крадущемуся предательству, и до сих пор не могут поверить, что в чужой стране нашлись люди, которые не оставили их в беде.

 

Их четверо: Наталья, её муж Роман и их маленькие дети: четырёхлетняя дочка Ульяна и годовалый сын Максим. Они приехали из Антрацита Луганской области. Там у них остался дом, на который молодая семья долго копила. Тогда думали только о хорошем.

 

Второй Карабахский конфликт

Когда в семье Смагиных наконец наступила стабильность, а будущая жизнь представлялась безоблачной, в доме сделали хороший ремонт — думали о детях. Молодые родители тщательно планировали беременность. Наталья работала госслужащей в пенсионном фонде, и кому как ни ей было известно, насколько важна финансовая база. Родители прошли курс оздоровления, чтобы дети родились здоровыми. Сначала появилась на свет рыженькая Ульяна, а через несколько лет звонкоголосый Максим.

Жили мирно и тихо. Роман и Наталья купили козу, чтобы их дети наслаждались полезным молоком. У ответственной мамы был расписан каждый день: она знала, что завтра у Ульяны танцы, послезавтра — плавание. На выходные обычно планировали семейные походы в игровой детский комплекс.

Майдан в рамки уютной картины жизни Смагиных не вписывался. Роман и Наталья не увидели в происходящем назревающий военный конфликт. Многие на Украине полагали, что всё инсценировано и куплено, и спокойно ждали, когда всё успокоится. Но свекровь, рождённая в Азербайджане, а в 80-х бежавшая на Украину вместе с сыном, будущим мужем Натальи, говорила, что ей всё это напоминает конфронтацию между армянами и азербайджанцами – так называемый Карабахский конфликт. Тогда всё развивалось по похожему сценарию.

 

«Я здесь больше не останусь!»

Роман и Наталья Смагины застали то время, когда началась повсеместная бомбёжка. Их дом, находящийся в сорока километрах от Должанского пропускного пункта, буквально звенел: дрожали стёкла, двери.

— Там сейчас бомбят «укропы» — укрофашисты, — рассказывает Наталья. — Всё это прекрасно видно и слышно. Свекровь, оставшаяся на Украине, говорит, что их начинают бомбить в 4 часа и заканчивают… или не заканчивают вовсе. Постоянные обстрелы, паника и страх.

Начавшиеся события заставили семью задуматься о продаже дома. Потом Наталье позвонила свекровь и сказала: «Наташа, собирайтесь, я договорилась насчёт вашего отъезда». Она купила для детей и внуков билет на шестиместную машину, принадлежавшую какому-то частнику, который занимался перевозкой людей.

Так скоро ехать не планировали — у Натальи никак не заживала сильно повреждённая  нога. Пришлось спешно собирать документы. Денег не было совсем — детских уже не выдавали, Роман на работу не ходил. По профессии электрик, он занимался заменой счётчиков и отрезал провода нерадивых неплательщиков.

— Всем, кто представлял «Водоканал» или «Энергосбыт», — рассказывает Наталья, — люди от «укропов» угрожали, строили ловушки. Были даже смертельные случаи. Поэтому их просто не выпускали на линию. И я решила, что здесь больше не останусь.

Дочь Ульяна перестала спать, постоянно спрашивала родителей, зачем им «тревожный» чемоданчик. Наталья убрала в него тёплые вещи, воду, фонарик, несколько игрушек и немного печенья.

Побег

После звонка свекрови Наталья начала собирать вещи. На подготовку ушла одна ночь, женщине помогала мать. Взяли еды в дорогу, осенние и тёплые вещи. Что случилось с любимой козочкой, с собаками, которые охраняли дом, — Наталья не знает.

Семья Смагиных бежала через Должанский пропускной пункт. В шестиместной машине ехала ещё одна женщина с детьми. На следующий день Антрацит хотела покинуть родственница Смагиных, но её уже не пропустили — к Должанску приближалась украинская нацгвардия.

Смагиных останавливали на каждом блокпосту ополченцев — спрашивали, кто они, откуда, куда едут и зачем. Всю информацию ополченцы передавали на другой пост, сообщаясь по рации.

— Эти люди — наши шахтёры, — говорит Наталья, — обычные трудяги, которые бросили всё, взяли оружие и пошли защищать родину. Я очень беспокоилась, когда мы подходили к ним — они чуть ли не в носу ковыряли своим оружием.

С другой стороны, считает Наталья, ополченцев тоже можно понять. Они ждали и диверсии со стороны «укропов», и провокаций мирных жителей Антрацита. Люди ещё не до конца понимали, что это действительно война.

— Был случай, — рассказывает Наталья, — когда машина на скорости промчалась через блокпост. Естественно, это не нормально, и для ополченцев подозрительно. Они обстреляли машину, конечно, были жертвы.

Роман вспоминает: как-то раз он с дочерью возвращался домой на мопеде. Он заглох прямо возле поста ополченцев, и тут у мужчины не то что вспотели ладошки — по телу пробежала настоящая дрожь, потому что, направив оружие, на них двигались ополченцы.

Водитель машины заранее предупредил Романа и Наталью, что побег затянется, если на границе они скажут, что являются беженцами; их будут долго держать на блокпосту, могут даже не пропустить до следующего пункта назначения. Поэтому в графе «Цель визита» беженцы написали «частный».

 

115-ые в очереди

Наконец беженцы пересекли границу. Ехали до Новошахтинска. Добрались до Москвы. Прибыли в Сергиев Посад. Здесь у Смагиных живёт восьмидесятилетняя бабушка, которая их приняла. Первое время Роман и Наталья с детьми жили у неё, но стеснять старого человека долго было нехорошо — давление у бабушки, да и живёт она не одна, с сыновьями.

— С двумя детьми было тяжело, — объясняет Наталья. — Тем более наши детки шумные — они привыкли, что в своём доме можно кричать и при этом не тревожить соседей. Сейчас им непонятно, почему нельзя прыгать, нельзя топать, нельзя ходить босиком в песочке — для них всё это очень сложно.

Бабушка помогла семье снять квартиру на первое время. А через некоторое время Роман устроился по специальности на завод.

Дело стало за регистрацией. Наталья много раз пожалела о том, что написала «частный визит». Когда она обратились в Сергиево-Посадское УФМС, её направили на Пятницкую, в Москву. Поехали туда всей семьёй. Стояли в огромной очереди 115-ыми. Им повезло —получить документы для заполнения они успели.

— Второй раз мы приехали сдавать документы, — рассказывает Наталья. — Но оказалось, что бумаги заполнены не совсем верно. Нам объяснили, что дописать, что исправить. И опять мы прокатались целый день.

— Потом нам делали отпечатки пальцев. Мы с Ромкой, как и дети, все перемазались, — смеётся Наталья.

Через неделю уже можно было ехать за справкой, разрешающей пребывать на территории РФ. Но и тут произошла заминка — начальник не успел подписать документы. На четвёртый раз справку семья всё-таки получила. Через месяц им сделают удостоверение, по которому выдаётся медицинский полис и все необходимые документы.

 

Новый город — новые люди

По мнению Натальи, Сергиев Посад очень отличается от Антрацита, города шахтёров. Он другой по образу жизни. Там — нервная работа, люди ходят обозлённые. Здесь красиво и нет угольной пыли, следы от которой чёрными полосами и пятнами остаются под кожей на всю жизнь.

— Здесь чуть ли не город ангелов, — говорит Наталья. — Нет пьяного угара в автобусах, люди очень отзывчивые и добродушные. Взять хотя бы наших волонтёров, Анастасию и Анастасию. Боже, ну как мне с ними повезло! Они нам так помогают! Привозят крупы, вафли, конфеты, для детей — игрушки, книжки, памперсы. Мужу попросила рабочую одежду, на следующий день Анастасия и её достала. У Ульянки порвались сандалики — она привезла дочке шлёпанцы, туфли мужу и сандалики для меня. Про себя я не говорила ничего, но Анастасия догадалась, что на каблуках мне очень тяжело ходить — и сделала такой подарок. Насколько отзывчивый человек! А ещё я просто обмолвилась, что в Антраците Ульяна ходила на танцы, занималась плаванием, и Анастасия пообещала что-нибудь для нас найти.

Сейчас Наталья ищет работу и пытается устроить детей в детский сад. Ульяну — берут, а вот младший, Максим, ещё слишком маленький. В Антраците, говорит женщина, таких детей брали в сад без проблем. Чтобы как-то обеспечить семью, Наталья уже несколько раз подрабатывала разносчицей объявлений за 500 рублей. Одна женщина предложила ей сходить в управляющую компанию, где могут дать уборку в подъездах. Наталья и на эту работу согласна, чтобы помогать мужу, который сутками не бывает дома.

 

Курс молодого бойца

У Натальи в Антраците остались мать и свекровь, теперь они общаются по «скайпу». Зелёный кружок напротив их имён — как круг спасения для женщины. Если же Наталья видит, что родные не в сети, её начинает мучить страх смерти, сердце замирает, по спине пробегает неприятный холодок.

— Как они там живут! — печалится женщина. — Пенсию им давно уже не платят, с полок всё порасхватали. Пока кормит огород.

Жалко Наталье и своих детей, особенно Ульяну. Девочке рано пришлось повзрослеть — она всё это видела. Дяди с оружием для неё — это ополченцы, а те которые воюют – «злые дядьки» или «злодеи».

— У ребёнка отняли детство, — говорит Наталья. — Когда в Антраците проходили курс молодого бойца, я учила Ульяну, что когда я говорю «бункер» – нужно сразу бросить все игрушки и бежать в бункер.

Теперь Антрацит далеко, и бункера девочка больше не видит. Рядом с ней игрушки, маленький братик, папа и мама. Ульяна плохо спит, боится самолётов и громких звуков. В памяти её отложились страшные слова «оружие», «укропы», «обстрел», «бункер». Очень рано девочка узнала, что такое братоубийственная война.

 

Татьяна Рыбакова

 

 


Контекстная справка

[1]Выбираете чемодан для поездки на самолете? Не беда: вам помогут эксперты компании Sun Voyage
Какой чемодан брать в самолет, зависит от цели вашего путешествия, продолжительности поездки, а также того, желаете ли вы взять багаж как ручную кладь в салон. Эксперты рекомендуют в первую очередь определиться, из какого материала изготовлен корпус. подробнее...

[2]Подарки в Сергиевом Посаде и районе
Все материалы и статьи, где упоминается подарки. Памятные подарки ветеранам и юбилярам, подарки жителям города и района, подарки на день рождения и новогодние подарки. подробнее...

[3]Сергиев Посад
Сергиев Посад и его район - регион с богатейшей историей. История Сергиева Посада насчитывает почти семь веков богатой событиями жизни.Троице-Сергиев монастырь был основа 1337 году преподобным Сергием Радонежским. В XIV — начале XV вв. вокруг монастыря возникли несколько поселений (Кукуево, Панино, Клементьево и др.), объединенные в 1782 году по Указу Екатерины II в город, названный Сергиевским Посадом.С 1930 по 1991 год Сергиев Посад носил название Загорск, в память погибшего секретаря Московского комитета партии В.М. Загорского, затем городу было возвращено историческое название. подробнее...

[4]Работа в городе и районе
Актуальные вакансии города и Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.