Троицкие листки № 314. Тайна бесконечной любви

logo
Троицкие листки № 314. Тайна бесконечной любви

В Раю сладости изречен был приговор Божия правосу­дия: кто вкусит от древа познания добра и зла, тот бу­дет предан смерти: в онъже аще день снесте от него, смертию умрете (Быт. 2; 17). В лице нашего праотца Адама мы заслужили смерть, о Адаме, сказано, вси уми­рают (1 Кор. 15; 22). Мы согрешили и грехом прародительским, и грехом произвольным, и за то все подверглись проклятию, все ста­ли достойны вечной муки. Оставалось одно из двух: или подверг­нуться вечной казни, или же найти средство ко спасению. Но что мог сделать человек, когда долг его пред Богом — неоплатный долг? И вот правосудие Божие требовало уплаты этого долга: по­треблю человека, егоже сотворих (Быт. 6; 7), говорил правосуд­ный Бог. А милосердие Божие щадило создание рук Своих: живу Аз, не хощу смерти грешника (Иез. 33; 11), говорил милосердный Творец. Бог, как Судья праведный, хочет сохранить закон Свой, но как человеколюбивый Создатель, желает спасти создание Свое. Он и Судья и Отец, Он и Бог и Создатель.

И вот Его безконечная премудрость избрала средство и сохра­нить закон, и спасти дело рук Своих. Бог Вышний, Царь веков благоволил воспринять на Себя образ раба и явиться в подобии человека, как истинный человек (Флп. 2; 7). Сын Божий стал Сыном Девы. Бог безгрешный восхотел понести на Себе грехи че­ловеческие и явиться яко один из грешных. Он — истинный Бог и истинный человек — пострадал и умер как человек и заплатил за человека его неоплатный долг Божию правосудию.

О как велико Божие к нам снисхождение! Боже милосердный и многомилостивый! Неужели Твое всемогущество не имело к спасению людей другого средства, кроме предания на смерть Твоего Единородного Сына?

Нет сомнения, братья, что всемогущий Бог как единым сло­вом рече и вся быта, повеле и создашася (Пс. 148; 5), так же точно единым словом мог бы и спасти человека. Мог Он и без всякой платы отпустить, простить нам наш безконечный долг. Мог и без смерти Сына простить человеческий грех. Мог и без Крови Иисуса Христа угасить пламень муки вечной. Но тогда мы не познали бы великого Божиего снисхождения, Его безконечной к нам любви. Бог восхотел поступить как Судья и Отец, Он восхотел пока­зать и Свое правосудие, и Свою любовь к человеку, преступившему Его заповедь. Авраам хотел принести в жертву Богу своего единородного сына, но смотрите, какое великое различие! Пришел он на указанное ему место, приготовил жертвенник, положил на него дрова, развел огонь и, связав сына, положил его на дрова, взял нож и уже занес руку, чтобы заколоть сына, как милосерд­ный Бог воззвал к нему: Аврааме, Аврааме, остановись! Не возлагай руки твоея на отрочища, и не сотвори ему ничесоже (Быт. 22; 12). Довольно Мне твоего доброго произволения. Пусть остается в живых сын твой Исаак, пусть будет еще отцом многих народов, которых Я благословлю и умножу яко звезды небесныя, и яко пе­сок морский (17). Но, Боже мой, если бы Авраам действительно заколол своего сына из любви к Тебе, что было бы в том дивного? Ведь Ты — Бог, безконечной любви достойный; Ты — Бог, и что бы человек ни сделал для Тебя, он должен это сделать. А человек что такое? Малый червь земной, преступник заповедей Твоих, а Ты так возлюбил его, что предаешь в жертву Сына Своего из любви к нему! Что есть человек, яко помниши его? или сын человеч, яко посещаеши его?

Воистину велико Божие снисхождение! Он пожалел сына Авраамова, не допустил, чтобы он заколот был, но не пожалел Сво­его собственного Единородного Сына и допустил Ему умереть! Своего Сына не пощаде, но за ны вся предал есть Его (Рим. 8; 32). Он предал Его на предание от ученика, на отречение от Него дру­зей, на осуждение от врагов, предал на зависть иудеям, на суд языч­никам, на поношение законникам, на поругание воинам, на нена­висть и злобу неблагодарного народа, жаждавшего Его Крови; предал на оплевание, на заушения, на раны, на терния, на Крест, — предал так, как бы не признавая Его Своим Сыном, а считая за одного из великих грешников. Он предал безгрешного Сына на смерть, чтобы оправдать человека грешного, чтобы исполнить на Сыне все Свое Божественное правосудие, дабы излить на челове­ка все Свое безконечное милосердие.

Так говорит о том апостол Павел: не знавшаго греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом (2 Кор. 5; 21). О как велико снисхождение к нам Бога Отца! Каково же было смирение и послушание Сына? Он смирил Себе, послушлив быв даже до смерти (Флп. 2; 8). Он смиренно умы­вает ноги учеников в Сионской горнице и дает им Самого Себя в пищу в Таинстве Причащения. Он скорбит как человек в саду Гефсиманском, и скорбит скорбью глубокой, смертельной. Он нахо­дится в борении, и этот подвиг извлекает у Него пот — как бы капли крови, каплющей на землю. Он падает лицом на землю и просит, чтобы Ему не пить сей горькой смертной чаши. Но при всем этом со смирением предается в волю Отца даже по смерти; Отче, говорит Он: не якоже Аз хощу, ноякоже Ты; буди воля Твоя! (Мф. 26; 39). После молитвы Он возбуждает спящих учеников и говорит: востаните, идем отсюду (46)… пойдемте туда, куда зовет воля Моего Отца и спасение человеческое.

Чему больше удивляться нам, братие: определению ли Отца, Который предал Своего Сына на смерть ради нашего спасения, или послушанию Сына, Который идет с таким усердием на эту смерть? Подивимся, други мои, крайнему Божиему к нам снисхож­дению.

Чтобы освободить евреев из рабства Египетского, Бог послал человека — Моисея. Чтобы прощены были грехи их, Он повелел проливать кровь козью и телячью. А для того, чтобы освободить нас от мучительства адова, Он пришел Сам: на земли явися и с человеки поживе (Вар. 3; 38); для очищения грехов наших Он пролил Свою Кровь: не кровию козлею и тельчею, но Своею кровию спасе нас (Евр. 9; 12). Вот как дорого оценено наше спасение, его цена — Божественная Кровь! Одна капля этой Крови есть уже безценная жемчужина райская, одной капли довольно было бы, чтобы пога­сить весь пламень адских вечных мук. А этой Крови пролились целые потоки: подумайте об этом, братья мои! Ведь Тот, Кто по­страдал, Кто распялся, Кто умер за нас, есть Сын Божий! Ведь Он пролил для искупления душ наших Свою Божественную Кровь. Неужели и после этого мы еще останемся в плену греховном? Не­ужели наши путы еще не развязаны? Неужели и теперь раболепно будем служить греху? Кая польза в крови Моей? (Пс. 29; 10) — так может наконец сказать о нас Спаситель наш: какая польза для них в Моей Крови, которую Я пролил из всех членов Моих? Неужели тот подвиг, который понес Я в саду Гефсиманском, неужели вся та Кровь, которая текла обильным потоком из Моего тела от би­чевания, из главы — от терния, из ребра — от копья, из рук и ног — от гвоздей — неужели вся эта Кровь пала на землю напрасно, как будто для того только, чтобы люди попирали ее своими грешны­ми ногами? Кая польза в крови Моей, Отче безначальный! Сотво­рил Я волю Твою святую, пострадал Я, распялся, испустил дух, пролил всю Мою Кровь за спасение христиан, а христиане не хо­тят знать Спасителя своего, не хотят себе спасениия, а возлюбили муку вечную! Потому иудеям, которые Меня распяли и умертви­ли, прошу Я прощения: остави им! (Лк. 23; 34). А для христиан, которые не захотели воспользоваться Моей смертью для своего спасения, Я требую суда: суди им, Боже! (Пс. 5; 11). Правда Твоя повелела Мне пролить Кровь Мою, — пусть та же правда и ото­мстит Мою Кровь на том, для кого она была пролита без пользы!

И нет, братья, нет никакого оправдания для христианина непокаявшегося, который Сына Божия попрал и Кровь Завета не почи­тает за святыню (Евр. 10; 29). Сколь многоценно было искупление его, столь же тяжко будет и мучение его. Убоимся, братие, сего му­чения, прославим Христа, нашего Спасителя, и у подножия Креста Его принесем сердечное покаяние во грехах своих! Аминь.

Из «Поучительных слов » святителя Илии Минятия



Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.