Третий фестиваль памяти Галича

logo

Третий фестиваль памяти Галича 2 и 3 ноября в Сергиево-Посадском культурно-просветительском центре «Дубрава» имени протоиерея Александра Меня прошёл Третий открытый фестиваль памяти Александра Галича «Когда я вернусь». Пока неизвестно состоится ли четвёртый фестиваль, поэтому сегодняшний репортаж, скорее, претендует на обозрение. Того что было.
Первый фестиваль состоялся в 2012 году. Спустя 40 лет после того, как священник Александр Мень крестил барда Александра Галича. См. http://www.posadfm.ru/articles/view/781. А годом раньше был вечер памяти Галича. Но об этом потом. Что было вчера и сегодня?
Третий фестиваль памяти Галича

Вчера, в первый день фестиваля выступали:
Алексей и Ольга Черемисовы (Москва), Андрей Васильев (Москва), Мария Карасёва (Москва), Максим Леви (Москва), Елена Алексеева (Запорожье), Сергей Дворский (Железнодорожный), Марина Белкина (Санкт-Петербург), Илья Селиванов (Королёв), Сергей Мамонтов (Москва), Андрей и Галина Соловьёвы (Москва), Виктор Воронов (Самара, Владивосток), Михаил Цедрик (Москва, Владивосток), Дмитрий Курилов (Москва), Лидия Любимова (Архангельск), Владимир Селиверстов (Сергиев Посад).
Третий фестиваль памяти Галича
3 ноября состоялся семинар, посвящённый творчеству Александра Галича.
Выступали: Алёны Галич, Владимира Бережкова, Александра Мирзаяна, Дмитрия Курилова и Владимира Селиверстова.

Вечером состоялся Гала-концерт.
В первом отделении выступали: Марина Белкина (Санкт-Петербург), Сергей Мамонтов (Москва), Лада Негруль (Москва), Лидия Любимова (Архангельск), Елена Алексеева (Запорожье), Дмитрий Курилов (Москва), Сергей Симонов, Алексей Морозов, Сергей Матвеенко, Владимир Селивёрстов (Сергиев Посад).
Третий фестиваль памяти Галича
Художественный и бессменный руководитель фестиваля Владимир Селивёрстов рассказал, что в этом году впервые прошёл семинар, на котором его участники поделились своими воспоминаниями об Александре Галиче, его выступлениях, в частности, в Новосибирском академгородке в 1968 году, рассказывали о творчестве Галича…
— Очень интересно получилось. — отметил Владимир Селивёрстов.

Во втором отделении ожидались: Андрей Козловский, Андрей Анпилов, Михаил Кочетков, Владимир Бережков, Владимир Капгер, Александр Мирзаян и Павел Галич, — но РАДИО ПОСАД, увы, уже спешило в Театральный ковчег.
Третий фестиваль памяти Галича
Далее приводятся фрагменты из пособия «Александр Галич и протоиерей Александр Мень» (Сергиев Посад, 2013 год), в котором цитируются воспоминания о. Александра Меня о Галиче из документального фильма «Изгнание» режиссёра Иосифа Пастернака (СССР. 1989 год).
Видеозаписи — с сегодняшних выступлений на фестивальном Гала-концерте в Дубраве.
А потом — архивные заметки о первом вечере памяти Александра Галича в 2011 году.

АЛЕКСАНДР ГАЛИЧ И ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР МЕНЬ
«…Творческое начало врожденное.
Но все-таки на самом деле наша цель — это духовное соединение людей, взаимная близость, когда общение создает радость и любовь между людьми… Это трудно, это даже мучительно — взять и выставить свое сердце напоказ. Но это одновременно приглашение к дружбе, приглашение к любви. И величайшая радость для художника — быть понятым. Значит, протянутая рука была встречена другой протянутой рукой и принята…»
Протоиерей Александр Мень

С 2012 года в Сергиевом Посаде, в культурно-просветительском центре «Дубрава» имени протоиерея Александра Меня, проводится Открытый фестиваль памяти Александра Галича «Когда я вернусь».
Одной из задач фестиваля является изучение биографических, творческих и духовных связей между Александром Галичем и протоиереем Александром Менем, а также их окружения.
Публикуемые материалы показывают, что встреча Александра Галича и протоиерея Александра стала важной для обоих. В 1972 отец Александр крестил Галича.

АЛЕКСАНДР ГАЛИЧ (1918 – 1977)
В ранний период творчества Галич написал несколько пьес для театра: «Улица мальчиков», «Походный марш», «Много ли человеку надо», «Вас вызывает Таймыр». Дебют в драматургии состоялся в Театре-студии А. Н. Арбузова и В. Н. Плучека в 1940 году в коллективном соавторстве пьесы для спектакля «Город на заре». Позже были написаны сценарии фильмов «Верные друзья» (в соавторстве с Исаевым), «На семи ветрах», «Дайте жалобную книгу», «Третья молодость», «Бегущая по волнам».
С конца 1950-х годов Галич начинает сочинять песни относительно безобидные в политическом отношении, но диссонировавшие с официальной советской эстетикой: «Леночка», «Про маляров, истопника и теорию относительности», «Закон природы».
Александр Галич:
«Я понял, что именно поэзия и тем более песня — наиболее удобная форма… Она обладает способностью немедленно откликнуться, сделать то, что невозможно сделать ни в прозе, ни в драматургии, – немедленно отреагировать на те события, которые происходят в жизни общества. Я понял, что это единственная возможность до конца и полностью высказать то, что я хочу…»
Написанная в 1958 году пьеса «Матросская тишина» для театра «Современник» была запрещена уже перед премьерой с заявлением автору, что он искаженно представляет роль евреев в Великой отечественной войне. Этот эпизод Галич потом описал в повести «Ге неральная репетиция».
Пьеса «Матросская тишина» была снова поставлена только в 1988 году О. Табаковым.
Его песни становятся более глубокими и политически острыми, что привело к конфликту с властью. Галичу было запрещено давать публичные концерты, его не печатали и не позволяли выпустить пластинку. Он выступал со своими песнями по квартирам. Его песни распространялись в магнитофонных записях, благодаря которым он становился все более
популярным. Как вспоминают друзья, ни разу, ни на одном своем выступлении он не просил, чтобы выключили магнитофон и не записывали его песен.

Юлий Ким об Александре Галиче:
«У него были возможности прекратить, отступить, перестать, сделать передышку, петь только узкому кругу. Даже не обязательно требовалось от него какого-нибудь публичного покаяния, публичного отказа от убеждений – нет! Чуть переждать – и все бы образовалось. Нет, вот что меня удивило. Нет, он не пережидал, он постоянно сочинял, сочинял; одну вещь хлеще другой, и это было так последовательно и бесповоротно, что я на это могу смотреть только как на подвиг…»
Александр Галич:
«Мне все-таки уже было под пятьдесят. Я уже все видел. Я уже был благополучным сценаристом, благополучным драматургом, благополучным советским холуем.
И я понял, что я так больше не могу. Что я должен наконец-то заговорить в полный голос, заговорить правду…»

Вначале власть смотрела на происходящее сквозь пальцы. Однако в 1968 году после выступления Галича в Новосибирском академгородке на первом бардовском фестивале, ситуация изменилась.
Драматург В. Славкин:
«В печати появились статьи, обвиняющие бардов во всех смертных грехах. Фестиваль был объявлен идеологической ошибкой. Центр всей духовной жизни Академгородка был разогнан. У ребят полетели кандидатские, докторские. В Москве начались неприятности у Галича…»

Его исключили из Союза писателей, из Литфонда и Союза кинематографистов. Была остановлена вся работа на телевидении и расторгнуты договора. Спектакли по пьесам Галича снимали из репертуара театров, прекращали репетиции. Были заморожены съемки новых фильмов, а в уже снятых лентах из титров вырезали его имя. Галич остался практически без средств к существованию. Чтобы выжить, ему пришлось распродавать свою богатейшую библиотеку, писать за кого-то сценарии и давать платные домашние концерты.

Александр Галич:
«Меня исключили за мои песни. Я писал свои песни не из злопыхательства, не из желания
выдать черное за белое, не из стремления угодить кому-то на Западе. Я говорил о том, что болит у всех и у каждого здесь, в нашей стране, говорил открыто и резко…»
(Из открытого письма Галича московским писателям и кинематографистам).

В 1972 году после трех инфарктов Галич получил вторую группу инвалидности и пенсию в пятьдесят четыре рубля.
Александр Галич:
«К чиновничьей хитрости, к ничтожному их цинизму я уже давно успел притерпеться. Я высидел сотни часов на прокуренных до сизости заседаниях – где говорились высокие слова и обделывались мелкие делишки…»

В 1974 году Галич был вынужден эмигрировать. По одной версии, он номинально выехал в Норвегию для участия в семинаре по творчеству Станиславского, но сразу после пересечения границы был лишен гражданства. По другой – эмигрировал по «израильской визе».
Первым пристанищем Галича за рубежом стала Норвегия, затем Мюнхен, где некоторое время он работал на американском радио «Свобода». Потом переехал в Париж, где погиб 15 декабря 1977 года.
Официальная причина смерти: от удара электрическим током, при подключении антенны к телевизору.

Александр Галич:
«…Я обращаюсь мысленно ко всем знакомым и незнакомым людям на Востоке и на Западе — не молчите! Поймите, молчать нельзя! Поверьте, это разрешается, это не стыдно, это можно — утешать вдов и сирот. Это можно, это не стыдно — бороться с несправедливостью и ложью, помогать страждущим, вступаться за униженных и оскорбленных. Поймите, мы живем в одно время, на одном земном шаре, и пусть кто-то продолжает демагогически болтать о вмешательстве в чужие дела — нет на нашей Земле чужих дел! Все дела наши!
(Из радиопередачи на радио «Свобода» 14 сентября 1974 г.)

АЛЕКСАНДР МЕНЬ
Конечно, как и многие, я не раз слышал записи его песен, поразительных, с такой точ-
ностью передающих дух и настроение тех лет. Голос Галича казался мне прорывом из глухого молчания. Но молчания многозначительного. Я верил, что под ледяной коркой зимы все еще текут живые струи. Уж если сталинщина не могла полностью иссушить эту реку, то тем более — потом… Галич говорил и пел о том, о чем шептались, что многие уже хорошо знали. Он блестяще владел городским полуинтеллигентским и полублатным жаргоном, воплощаясь то в героев, то в антигероев нашего времени. Мне он казался своего рода мифом, собирательным образом, каким казался в начале 60-х Окуджава, хотя мне было известно, что это вполне реальные люди. Окуджава пел о простом, человеческом, душевном после долгого господства казенных фраз. Галич изобразил в лицах, в целой галерее лиц, портрет нашей трагической эпохи. Поэтому мне показалось странным, что я мог увидеть его, словно это был оживший символ, который трудно себе представить в виде одного конкретного человека.
Я увидел его сразу, когда он, такой заметный, высокий появился на пороге церкви…
…Знаете, читатель часто отождествляет писателя с его героями. Так вот, для меня А.А. жил в его персонажах, покалеченных, обиженных, протестующих, с их залихватской бравадой и болью. А передо мной был человек почти величественный, красивый, барственный. Оказалось, что записи искажали его густой баритон. Мне он сразу показался близким, напомнил мою родню — высоченных дядек, которые шутя кололи грецкие орехи ладонью. Это был артист — в высоком смысле этого слова.
Потом я убедился, что его песни неотделимы от блестящей игры. Как жаль, что осталось мало кинокадров…

Магнитозаписи не могут всего передать. И в первом же разговоре я ощутил, что его «изгойство» стало для поэта не маской, не прозой, а огромной школой души.
Мы говорили о вере, о смысле жизни, о современной ситуации, о будущем. Меня поражали его меткие иронические суждения, то, как глубоко он понимал многие вещи…
 …Его вера не была жестом отчаяния, попыткой куда-то спрятаться. Он много думал. Думал серьезно. Многое пережил. Христианство влекло его. Но была какая-то внутренняя преграда.
Его мучил вопрос: не является ли оно для него недоступным, чужим. Однако, в какой-то момент преграда исчезла. Он говорил, что это произошло, когда он прочел мою книгу о библейских пророках. Она связала в его сознании нечто разделенное. Я был рад и думал, что уже одно это оправдывает существовании…

…Нет, вера его была не слепой, не способом убежать от жизни. Она была мудрой и смелой.В нем жило чувство истории, сопричастности с ней, историческая перспектива, которая связывалась для него с христианством. Об этом, о сокровенном, Галич пел и писал мало. Это было прекрасное целомудрие души. Есть вещи, которые нельзя выставлять напоказ. Но в своем пронзительном стихотворении «Когда я вернусь» он не случайно назвал наш маленький храм, «где с куполом синим не властно соперничать небо», своим «единственным домом».

…Это было тяжкое, мучительное расставание. Он приехал ко мне домой с гитарой. Пел для собравшихся друзей. Голые ветки за окном и пустое пространство напоминали о бесприютности.Мы смеялись и плакали. Никто не мог обвинять в противоречии человека, написавшего «Песнь исхода». Было видно, что его довели до точки. Больше он не мог выдержать. Есть моменты, когда суждено дрогнуть и сильному.
…Но я верил и надеялся. Уже «оттуда» он мне написал в коротенькой записке, что никогда там не привыкнет. Это и неудивительно. Он был плоть от плоти нашей жизни, Москвы, нашего непростого времени, полного глубокого и вечного смысла.
На самом деле это был все-таки волевой акт искания правды. Искания! И он метался, он колебался, он видел, что люди, которые выступали в защиту правды, в конце концов, были не такими, что в них сидел тот же самый вирус насилия, вирус тоталитаризма, вирус ложного догматизма и приспособления. Но даже те, которые, казалось бы, были бескомпромиссными, они были безобидными для общества лишь потому, что их не пускали к рукояти, а если бы их пустили, то неизвестно, как бы все было.
И вот тогдав этих поисках он понял правду как какое-то служение. Ведь ради чего он все это делал?

…Он был крупной фигурой, крупным характером, и все равно он все это принес в жертву исканиям правды. Его духовный внутренний, сокровенный путь — это завершение этого поиска. И это было совсем не просто. И этот поиск привел его и к внутреннему пути, и к внешнему изгнанию, поэтому слова Христовы о том, что «блаженны изгнанные правды ради», они справедливо написаны на его могиле. Но я бы хотел подчеркнуть, что это блаженство.Блаженство — это значит в высшей степени счастлив. На самом деле полнота раскрытия человеческого «я», его блаженство, заключается совсем не в том, чтобы не иметь препятствий, а в том, чтобы их преодолевать, быть победителем, несмотря на то, что вокруг бушуют черные
бури, и быть изгнанным правды ради — это не несчастье, а величайшая честь.Когда-то было сказано, что у нас высоко ценят поэзию, потому что за стихи расстреливают.Он это чувствовал, и его жизнь поэтому стала цельной, завершенной, несмотря на кажущийся трагический конец. Я не верю ни во что случайное и слепое, потому что в таких событиях всегда есть высший смысл, который открывается только на расстоянии.
Блаженный — значит счастливый, и он — человек низвергнутый, непризнанный, осмеянный, изгнанный, — тем не менее, нёс свое счастье внутри. Вот это самое главное…

 КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ
11 февраля 2011 года в Сергиево-Посадском культурно-просветительском центре «Дубрава» состоялся вечер памяти Александра Галича.
Читали стихи Александра Галича, делились мыслями о нём и о своём: о. Григорий (Михнов-Войтенко); о. Владимир (Архипов) — протоиерей храма Сретения Господня в Новой Деревне, где служил Александр Мень и где крестился Александр Галич.

Песни Галича исполняли барды: Григорий Глазов, Александр Ананичев, Александр Кудрявцев, Владимир Селивёрстов.

Это был такой литературно-музыкальный вечер для ценителей творчества Александра Галича в небольшом зале музея протоиерея Александра Меня в Дубраве.

В заключение вечера о.Григорий напомнил слова Варлама Шаламова о том, что песни Галича являются энциклопедией той, уже далёкой жизни, когда даже брюки «на молнии» свидетельствовали об успешности и даже могуществе их владельца.
И ещё о. Григорий напомнил слова Александра Меня, назвавшего Галича «партизаном». Как от мужика сиволапого никто не ждёт, что тот возьмёт вилы и уйдёт в лес, так и от Галича никто не ждал, что тот выберет свою дорогу…

Источник: Радио Посад

 


Контекстная справка

[1]Радио Посад (90,6 FM)
Адрес: Сергиев Посад, Болотная ул., 15 Сайт: posadfm.ru Телефон: +7 (496) 547-80-00 Часы работы: Пн-Пт c 9.00 до 17.00, без обеда Сб - выходной Вс - выходной   Радио «Посад 90.6 FM» — первая в Сергиевом Посаде... подробнее...

[2]Мультиплексы или спутниковое ТВ?
Осталось всего два года до того момента, как страна распрощается с аналоговым телевидением. Оно устарело как морально, так физически. Подобное оборудование уже перестали выпускать.Рынок... подробнее...

[3] — Сергиев Посад и его район - регион с богатейшей историей. История Сергиева Посада насчитывает почти семь веков богатой событиями жизни.Троице-Сергиев монастырь был основа 1337 году преподобным Сергием Радонежским. В XIV — начале XV вв. вокруг монастыря возникли несколько поселений (Кукуево, Панино, Клементьево и др.), объединенные в 1782 году по Указу Екатерины II в город, названный Сергиевским Посадом.С 1930 по 1991 год Сергиев Посад носил название Загорск, в память погибшего секретаря Московского комитета партии В.М. Загорского, затем городу было возвращено историческое название. подробнее...

[4]Театральный ковчег
Адрес: Сергиев Посад, Карла Либкнехта ул., 9 Сайт: teatr-kovcheg.ru Телефон: +7 (496) 542-97-90 Часы работы: Вахта круглосуточно Театр tжедневно с 9.00 до 18.00 Эл. почта:... подробнее...

[5]Ананичев Александр Сергеевич
Биография Родился в 1970 году в Сергиевом Посаде. В 1997 году окончил Гуманитарный институт телевидения и радиовещания,  в 2009 - Высшие Литературные курсы при Литературном институте... подробнее...

[6]Мень Александр Владимирович
Александр Мень родился 22 января 1935 года. Он получил высшее светское образование. Закончил Московскую Духовную Академию. С 1960 - священник Русской Православной Церкви. Отпевал В. Высоцкого.... подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.