Так и жила, но выжила

logo
 Так и жила, но выжила

Блокада города на Неве не сломила ленинградцев, а закалила, как сталь, сделав сильней

 Так и жила, но выжила

В её документах хранится знак и удостоверение «Жителю блокадного Ленинграда». Все эти страшные 872 дня войны Ванда Александровна Волочкова провела в окружённом немцами городе на Неве. События тех лет она помнит отчётливо, до мелочей, которые раз и навсегда врезались в детскую память. «Самое страшное было, когда оттаивал лёд на Фонтанке, где располагалось наше общежитие. По вскрывшейся реке плыли трупы, из которых торчали рыбы. С тех пор я рыбу никакую не ем», — вспоминает она. Из таких, порой очень жёстких фрагментов соткана вся её жизнь.

 Так и жила, но выжила

В блокадном кольце Ванда Александровна родилась в Ленинграде в 1929 году. О начале войны девочка узнала случайно. Мама отправила её купить продукты для супа. «Мне дали деньги, а там фильм хороший шёл, 5 копеек за сеанс. Я накупила овощей, и раз — в кино! Вышла из кинотеатра и сразу почувствовала: что-то не так, улица пустая, тишина. Мне оставалось купить сметану, перешла через дорогу в магазин, а там все столпились возле чёрного кольца радиоприёмника, слушают. И тут я узнала, что началась война», — рассказала Волочкова.

Когда немцы взяли в кольцо город на Неве, Ванде было всего 11 лет. В первые же дни блокады детей на поезде пытались вывезти из Ленинграда, но в их эшелон угодил снаряд. Ванда Александровна помнит, как немцы шли на них цепью, и в это же время их перегружали в другой состав.

В этой неразберихе она потеряла младшего брата. Как позже выяснилось, мальчика успели доставить на корабль и переправить на Большую землю. Брата она нашла спустя несколько лет, оказалось, он вернулся в Ленинград, женился, но неудачно. Жена его была замешана в аферах с квартирами и на одной из разборок парня застрелили какие-то шаромыжники.

Не вернусь ни за что

Самыми тяжёлыми для девочки стали первые дни блокады, когда не стало её мамы. Этот момент Ванда помнит смутно. Однажды мама пошла на работу на завод грампластинок, вернулась оттуда с абсолютно седой головой. Какой шок пришлось пережить женщине, так и осталось загадкой. Только наутро девочке сообщили, что мамы больше нет, и ей придётся переехать к отцу, который к тому времени уже завёл другую семью. Падчерица пришлась мачехе не ко двору, и в один прекрасный день это вылилось в инцидент.

«Я что-то не так сделала, то ли печь не так затопила (а в Ленинграде тогда было печное отопление), то ли дрова не так положила, и мачеха с размаху ударила меня поленом по голове. Я тут же выбежала из квартиры и с тех пор больше не появлялась», — рассказала Ванда Александровна.

Родители ни разу в жизни не замахнулись ни на неё, ни на братьев, а тут чужая женщина руку подняла, да ещё как! Гордость и обида пульсировали в висках: «Не вернусь ни за что». Но идти девушке, собственно, было некуда, не на улице же жить. Поразмыслив, Ванда решила искать помощи в горкоме комсомола. И там не отвернулись, вошли в положение, устроили девушку в техникум и дали место в общежитие.

Дайте завтрашнего хлебушка!

«В техникуме нам давали продуктовые карточки. Да что там на них можно было получить, крохи. Помню, придёшь в хлебный магазин: «Тётенька, дайте за завтрашний день хлебушка!» — «Милая, а что же ты завтра кушать-то будешь?» — «Да я сейчас кушать хочу». «Вот так я и жила, но выжила», — вспоминает Волочкова.

Завтрашнюю пайку хлеба (125 граммов) ни за какие уговоры не давали, жалость могла привести к смерти. В лучшем случае в протянутую ладонь сметали крошки с полок. Но студенты техникума были ещё в лучшем положении, в техникуме им выдавали талоны на обед.

А после снятия блокады они не столько учились, сколько разгребали все завалы, разгружали баржи с дровами.

 Так и жила, но выжила

Вспоминает Ванда Александровна ещё один яркий эпизод. Когда в 1947 году произошла финансовая реформа и смена денег, купюры летали везде — и в трамваях, и на улицах, и в учреждениях на полу. А по Ленинграду ходили анекдоты:

— Я успела купить кресло.

— Какое же это?

— Очень хорошее — гинекологическое.

— А я успел купить костюм.

— Хороший?

— Отличный! Водолазный.

«Если купюры обесценились, то мелочь оставалась один к одному. Мы вывернули все карманы, вытряхнули монеты, а у одной девочки из Ладоги был чемоданчик, который назывался «балетка», тоже полный медяков. Что вы думаете, мы пошли покупать на эту мелочь? Мороженое и чёрный хлеб! Вот так наелись!» — смеётся Волочкова.

Вытянула по жребию судьбу

  Так и жила, но выжила

«Ну, тяните жребий», — перед Вандой лежало несколько свёрнутых в патрон бумажек. Девушка развернула один, на развороте листка значилось только одно слово «Донбасс» — место, куда им с подругой после техникума предстояло ехать по распределению. Послевоенные города требовали восстановления, и всех студентов после учёбы сразу направляли на передовую — поднимать производства.

Но попасть на Донбасс им было не суждено. Уже в коридоре девчат нагнал какой-то паренёк, который попросил поменяться местами назначения. Поскольку ни у Ванды, ни у её подруги родни не осталось, им было всё равно куда ехать, и они легко поменяли Донбасс на Старый Оскол. Зато там она познакомилась с будущим мужем.

Как-то с подругой они пошли прогуляться по городу, и сзади них пристроилась куча парней. Один из ребят возьми и скажи: «Интересно, из какого это обезьянника таких выпустили?» Ванду это так возмутило, что она в том же стиле парировала: «Ты, наверное, забыл, что наши клетки рядом стояли!» Хохот сгладил обиду, так и познакомились. Нагловатым парнишкой оказался Аркадий, брат её будущего мужа Олега, который в то время был в армии. На фронт он сбежал ещё совсем мальчишкой в 16 лет, попал в секретные войска, так что о его службе мало что известно.

По окончании войны Олег пошёл доучиться в вечернюю школу. В это время они с Вандой и познакомились. Она, в свою очередь, планировала поступать в институт. На дальнейшем образовании настаивали на заводе — видели способности девочки и уговаривали её пойти учиться в Москву. «А куда я поеду, когда у меня не только денег, лишних штанов нет», — отшучивалась она. Но однажды Ванду вызвали к главному механику. «Собирайся в институт, деньги на учёбу мы найдём», — сказал он. Так девушка в который раз убедилась, что мир не без добрых людей.

В этом же году она поступила в Бауманский институт на специальность «Станки и инструмент», по окончании которого её распределили в Загорск на ЗЭМЗ, где она проработала до 1994 года.

Уже в Загорске Ванда с Олегом сыграли свадьбу. У них родились дочь Татьяна и сын Алексей. Династию Волочковых продолжили внуки — двойняшки Владимир и Артём, а также правнуки Сергей и Михаил.

 

Оксана Перевозникова
Фото из архива Волочковых

Источник: Газета Вперёд

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Контекстная справка

[1]Профессия печник
Меня всегда восхищали люди, способные творить что-то своими руками. На страницах нашего проекта мы часто публикуем обзоры о компаниях Сергиево-Посадского района, но о людях – мастерах... подробнее...

[2]Сергиево-Посадские фотографии
Фотографии города Сергиев Посад и Сергиево-Посадского района. Фото-отчёты со значимых мероприятий, фоторепортажи с выставок, праздников, фестивалей. подробнее...

[3]Работа в городе и районе
Актуальные вакансии города и Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...