Солдатик из Новой гостиницы

logo

Сказочная история реальной находки

 Солдатик из Новой гостиницы

Это случилось лет эдак 150 тому назад.

Жил­был мальчик. Мальчик как мальчик, но ещё и Главнокомандующий! В большой коробке, с которой он никогда не расставался, хранилось его войско — оловянные солдатики.

 Солдатик из Новой гостиницы

Когда Главнокомандующий спал, солдатики коротали время: француз Жан рассказывал невероятные истории, шотландец Мак­Дональд играл на волынке, немец Курт — на губной гармошке, а донской казак Иван Петров раскуривал трубочку и ворчал в усы.

Однажды мальчики с родителями поехали в Сергиевский посад. Они остановились в Новой лаврской гостинице. Ребята не забывали свои воинские потехи, а когда настало время уезжать, Главнокомандующий взял одного солдатика и отдал приказ:

«Ты будешь стоять на посту здесь, пока мы не приедем в следующем году!

И, прощаясь, запихнул солдатика в мышиный лаз».

И вот первая ночь на новом месте службы нашего героя. Было немного страшно, но он успокаивал себя:

«Год — это чуть побольше недели, и я снова встречусь со своими товарищами, и у нас снова будут битвы, парады и песни на привале!»

За этими раздумьями он не заметил, что вокруг него собралось сообщество — несколько мышек и усатый важный таракан. Таракан, покрутив усы, важно обратился к солдатику:

— Честь имею представиться — Степан Степаныч Таракашкин. А вы, молодой человек, что тут изволите делать?

— Стою на посту! — засмущался солдатик.

—  Пост, молодой человек, неделю назад кончился — важно заметил таракан. — Не блефуйте!

— Тогда я просто вас охраняю! — выпалил солдатик. — Но по уставу так говорить не полагается!

Солдатик подружился с мышками и Степаном Степанычем. Они рассказывали ему про город, в котором он очутился, про обитателей гостиницы. Так он узнал, что в одном из номеров живёт Учёный:

«И всё-­то он пишет! И люди к нему учёные приходят!»

А потом солдатик узнал, что Учёный простудился и тяжело заболел.

«Он, этот учёный, ещё и тайным монахом был по имени Климент! — шептались мышки. — И чего-­чего на свете не бывает, а в Сергиевском посаде — особенно!»

Разные жильцы появлялись в гостинице. Однажды мыши рассказали солдатику про беду — приехала барыня, а с ней гроза всех мышей Епифан Васильевич Мурлыко.

— Я буду вас защищать, — скромно сказал солдатик

— Ах, куда вам, милейший! Ведь это такое чудовище! — всплеснула лапками мышь Онфимия.

Тут раздался пронзительный писк. В мышиной щели показался нос Епифана Васильевича!

— Посмотрим, — подумал солдатик. В бою его мысли работали чётко­-чётко. Он подпрыг­нул и ударил кота в нос макушкой папахи.

— М­я-­я-­у! Они дерутся! М­я­-я-­у! Не по правилам!

— Что ты раскричался, какой нежный! — раздался голос хозяйки. — Мыши обидели?

Степан Степаныч со слезами на глазах обнял солдатика:

— Я же говорил, что у молодого человека львиное сердце!

Вскоре поселилась новая семья — офицер с женой. Они беседовали по вечерам:

«Дорогая, ты ещё побудешь у Троицы, а мне пора в полк. Началась война с самураями. Но не переживай, мы быстро управимся! Наш главнокомандующий генерал Куропаткин получил благословение у Троицы, а чудотворный образ всегда приносил победу».

Мыши тоже слышали про вой­ну.

Военный уехал, а наверху начались чудеса — там стали петь! Звучали мужские и женские голоса на разных языках, а однажды целый хор!

«Это новомодная штука, граммофон, — рассказала Феоктиста. — У него огромная труба и штуковина с иголкой. Крутят ручку, кладут пластинку, опускают иглу. Ей, родимой, больно, пластинке­-то, она и поёт!»

Но однажды зазвучали совсем другие звуки. Наверху горько плакала женщина.

— На войне убили мужа, — шептались мышки.

— Но это же не страшно, — сказал солдатик. — Меня убивали восемь раз, а Главнокомандующий говорил «эне-­бене­-закутене, встань предо мной снова живой», и всё в порядке.

— Ах, солдатик, это только у вас так, а у людей если убили, то навсегда.

И солдатику стало грустно.

Жена военного уехала, появились новые жильцы, пожилые муж и жена. Они издавали журнал, но у них кончились деньги, и им пришлось жить в гостинице. Это были интересные люди! По вечерам они читали друг другу только что написанное. Мужа звали Александр Васильевич, а жену Анна Никитична. Особенно солдатику понравился рассказ про двух врачей, которые оживили мертвеца и думали, что он исполнит мечты их юности. А тот получился простым уличным хулиганом.

Однажды солдатик услышал звуки музыки и шум толпы.

«Государь император приехал! Получить благословение у Троицы, чтобы победить в новой войне!» — рассказывали мыши.

Солдатика это уже не радовало. Даже если он победит, сколько народу будет плакать, как плакала та жена военного — невесело подумал он.

На смену писателям наверху поселились военные. Они шумно рассказывали друг другу про новости с фронта. И о том, что в этом городе открылся театр. А рядом строится большой военный завод. И что в стране неспокойно.

Как-­то ночью с первого этажа донеслись вопли и грохот.

— Что это? — спросил солдатик.

— Солдаты громят винный погреб!

— Но солдаты никак не могут этого делать! — возмутился солдатик.

— Это обычно они не могут. А сейчас — революция!

— А что это такое — революция?

— Ну, это значит, что никто никого не признаёт, все ходят с красными бантами и много стреляют!

Мышата стали играть в революцию. Они привязали к хвостам красные лоскутки и бегали, как полоумные, друг за другом.

…Наверху кипела жизнь. В комнате над постом солдатика поселился радиолюбитель. По ночам сверху доносилось странное попискивание. Или звуки голосов и музыка.

— Это тоже граммофон? — спросил солдатик у мышек.

— Нет, радио!

Радио говорило всё громче и чище. Когда звучало «Внимание, внимание, говорит радиостанция имени Коминтерна», наступало утро. От радио солдатик узнавал, что делается в мире. Какие-­то фашисты задумали войну. Солдатик теперь знал, что война — это очень нехорошо, но надеялся, что всё обойдётся. Ведь люди понимают, что никакими «эне бене» не воскресить тех, кто погиб.

Но война началась. Радиолюбитель говорил жене про истребительный батальон, про эвакуацию. А сам он, как понял солдатик, был в городе главным по радио, и от него зависело, чтобы люди знали всё, что происходит в стране и на фронте.

Однажды солдатик услышал, что враг подошёл к городу. Везде строят укрепления, а жители вступают в отряды рабочего ополчения.

«Я не смогу сражаться с врагом, у которого столько солдат и оружия, о котором я не ведаю. Это не кот Епифан. И у меня один путь — погибнуть!» — так размышлял наш герой.

Но погибнуть ему было не суждено. Врага отогнали. А потом пришла и Победа. О ней он узнал от того же радио.

…Сменилось не одно поколение жителей дома, а мышек тем более. Дом наполняли новые звуки — телевизор, магнитофон! Снизу неслись ароматы из ресторана, кафетерия и магазина.

А потом в один месяц жильцы исчезли, им на смену пришли всякие конторы. Над солдатиком расположилось турбюро, и он слышал, как люди готовятся в путешествие.

Однажды ночью он почувствовал запах дыма. Пожар!

— Тревога! Тревога! — закричал солдатик. — Спасайтесь, пока не поздно!

Мышки опрометью бросились к щели, а солдатик подсказывал им не толкаться, не паниковать. Мышки кричали:

— Солдатик, иди с нами! Ты погибнешь!

— Нет, я не оставлю своего поста! — отвечал он.

Жар был нестерпим, и солдатик подумал, что он вот­вот расплавится. Но тут — о чудо— полились струи воды! Пожарные тушили дом!

С огнём было покончено. Но жизнь в старом доме замерла. Мышки не вернулись. Холод, дождь, снег проникали повсюду. И солдатик, чтобы преодолеть тоску, начал вспоминать голоса, которые слышал за свою долгую жизнь — Главнокомандующего, военного, дамы, писателей, радио­любителя. И вдруг он услышал голоса живых людей, а на него хлынул поток света! Это строители разобрали старый пол.

— Гляньте, оловянный! Отнесём его Антиквару!

И они отнесли солдатика в антикварную лавку. А Антиквар немедленно позвал своего друга Журналиста и показал ему эту диковинку.

— Много всего мог бы он рассказать! — сказал Журналист.

И произошло чудо — солдатик рассказал свою историю.

— Одно плохо, я самовольно покинул свой пост. Главнокомандующий был бы этим очень недоволен.

— Ну, это мы исправим, — ответил Антиквар. — Ты какого звания будешь? Нижний чин?

— Так точно!

— Значит, рядовой. По уставу в экстремальных случаях приказ может отдавать старший по чину. Я, сержант запаса пограничных войск Российской Федерации, приказываю рядовому оловянному солдатику пост сдать!

— Есть сдать пост! — весело воскликнул солдатик.

И у него началась новая жизнь.

 

Алекс Рдултовский

Источник: Газета Вперёд

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Контекстная справка

[1] — Отели и гостиницы Сергиева Посада и Сергиево-Посадского района. Адреса, телефоны, фотографии. подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.