Сергиевский Посад глазами гимназиста

logo
 Сергиевский Посад глазами гимназиста

Из послереволюционных дневников Константина Попова

Дневниковые записи — сокровище для краеведа: свидетельства очевидца, рассказ от первого лица, наблюдения событий и даже описания бытовых мелочей могут многое рассказать об ушедшем времени. Сегодня мы хотим познакомить вас с выдержками из заметок Константина Сергеевича Попова, видевшего и описавшего наш город вскоре после большевистской революции. Они были изданы отдельной книгой издательством «Питер» в 2011 году.

Наш герой родился в 1903 году в Москве. В 1915 году семья переехала в Сергиевский посад: отец купил в нашем городе дом (или же получил его в наследство). Кроме того, здесь жил их родственник, мещанин Иван Петрович Попов, владевший домом с трактиром на Московской улице. Будучи подростком, Константин подрабатывал там, «исполняя все роли: и хозяина, и полового, и посыльного».

Интересно, что здание (в перестроенном виде) сохранилось, его сегодняшний адрес — проспект Красной Армии, 156. Учиться Константин начал в сергиевской гимназии, а закончил Первую сергиевскую трудовую школу имени Максима Горького. Потом были годы студенчества, работа главным конструктором на московском заводе «Мосэлемент».

После войны судьба вновь привела его в город юности, на ЗЭМЗ, где Константин Сергеевич работал инженером-технологом. К сожалению, умер он рано, на 60-м году жизни, в январе 1963 года. Свой дневник он начал летом 1918 года, для нас наиболее интересны записи 1919- 1920 годов.

 Сергиевский Посад глазами гимназиста

«Влияние свободы»

Апрель 1919 года был наполнен потрясениями. Сначала — чисто ученическими, но не без примеси большой политики. «У нас в гимназии сегодня было только два урока, а на третьем уроке пришла к нам комиссия из 5 человек, наших учителей, она хотела выяснить, почему в нашем классе такой огромный процент неуспевающих…». И далее: «В этом, вероятно, оказалось влияние свободы.

Ещё в начале учебного года к нам пришёл комиссар по просвещению Гуревич и в своей речи сказал: «Товарищи ученики, зачем вам решать задачки, зубрить латинские спряжения и глаголы, зачем вам набивать голову разными эпизодами из греческой и римской истории, давайте проведём реформу трудовой школы. Уроков вам задавать не будут, мы будем работать в классе». А мы так это поняли, что не работали ни дома, ни в классе, и вот теперь результаты».

Вскрытие мощей

За школьными стенами в это время творились дела посерьёзней. Вот запись от 11 апреля 1920 года: «Сегодня часов в шесть вечера я ехал на извозчике с поезда из Москвы, вёз муку, выдали на железной дороге… Проезжая мимо лавры, я увидел, что входные ворота в неё закрыты, никого не впускают и не выпускают. Около ворот стоит большая толпа народа и видны красноармейцы с ружьями.

Сначала я не понял, что это значит, но после обеда узнал, что будут вскрывать мощи преподобного Сергия, а народ собрался как будто для протеста. Я поскорее оделся и пошёл посмотреть. Оказывается, действительно будут вскрывать мощи. А для того, чтобы отвергнуть мысль о нетленности этих мощей…большевики хотят этот обман вывести наружу.

Собравшийся народ протестовал, но что можно сделать с красноармейцами, вооружёнными винтовками, они даже поставили несколько пулемётов. Ворота лавры были закрыты, оставлена только калитка, в которую пропускали лиц по пропускам от Совета, то и дело подходили какие-то комиссары и скрывались в калиточке…

Народ негодует и пререкается с красноармейцами, у ворот слышно, как их ругают — почему вы вмешиваетесь не в своё дело, раз церковь отделилась от государства, нечего и проверять нетленность мощей, никто вас не просит. Ожидают приезда из Москвы патриарха… Если народ начинает уж очень напирать на ворота, красноармейцы стращают винтовкой, и толпа отхлынивает назад. Все требуют, чтобы пустили в монастырь, но им отвечают что пустят позже, после 8 часов».

12 апреля Костя записывает в дневник о своём походе к мощам преподобного: «Около раки стояли два монаха, как и раньше. Некоторые служили молебны, немного подальше от раки в народе стояли два красноармейца с револьверами. Долго смотреть было нельзя, приложился и отходи. Я заметил, что истлевшая одежда была разрезана и в образовавшийся прорез были видны большие кости ног и рук, уже потемневшие… Прикладывались к черепу, перевёрнутому затылком, он ещё весь целый, хотя тоже потемнел. Я приложился и пошёл домой…»

 Сергиевский Посад глазами гимназиста

Большой пожар

Константин к тому времени — активный читатель только что созданной библиотеки, которая расположилась на втором этаже Красных рядов возле Лавры. 16 апреля всё того же 1919 года он отправился туда и невольно стал свидетелем и участником ещё одного важного для города события. «Сегодняшний день ознаменовался в Сергиевом Посаде большим пожаром, сгорело 8 магазинов из больших рядов. Магазины почти все торговали, много товара сгорело.

Особенно много сгорело обуви и продовольствия, где была выдача продуктов по карточкам. Из других магазинов почти всё повытаскали, особенно много таскали сукна из мануфактурного магазина. Пожар распространялся по чердаку, загорелось, кажется, во 2-й или в 3-й лавке от монастырского дома, огонь распространялся медленно благодаря ветерку, который дул на пожар от рядов к каменному монастырскому дому, а то бы гореть всем рядам.
Всё время не хватало воды, а также рабочих рук для тушения пожара. Некому было даже качать воду, а под конец один комиссар с револьвером в руках ловил шедших мимо мужчин и заставлял их качать…» Пожар, в конце концов, потушили. Последствия его были таковы: «Около магазинов, сгоревших и несгоревших, навалены целые груды разных вещей и товаров, когда вытаскивали, то не разбирали, всё валили в кучу, затем два грузовых автомобиля увозили. Не знаю, как они будут там разбираться, из двух или трёх магазинов увезли зря, но это ничего не значит — всё равно всё советское».

Опять хлеба нет

Интересно, что, помимо личных дневников, Константин Попов был не чужд «легального» литературного творчества: он редактировал школьный журнал «Мухомор», был членом литературного кружка «Весёлый пистон». В духе времени его участники, например, изобретали новые составные или абсурдно звучащие слова слова: «моженев — это моя жена не ваша, упоканеп — уйди пока не поздно, содком — содержанка комиссара, охнехоб — опять хлеба нет». Да, нашему герою в его юности хорошо были знакомы эти «охнехоб», и торжества всевозможных «содкомок», и небрежно брошенного «упоканеп». Но, видимо, с юных лет ему ведомо было и другое: дружба, любовь, стремление к знаниям, к спокойному, трезвому созиданию. И — к бережному отношению ко всему, что было в его жизни. Вот он был какой, мещанский сын, инженер-технолог Константин Сергеевич Попов!

 

Алекс Рдултовский

Источник: Газета Вперёд

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Контекстная справка

[1] — По праву считается главной транспортной артерией Сергиева Посада. Это самая протяженная и широкая улица города. Недаром, в прошлые века она называлась Болъшедорожной улицей. подробнее...

[2] — Сергиев Посад и его район - регион с богатейшей историей. История Сергиева Посада насчитывает почти семь веков богатой событиями жизни. Троице-Сергиев монастырь был основа 1337 году преподобным Сергием Радонежским. В XIV — начале XV вв. вокруг монастыря возникли несколько поселений (Кукуево, Панино, Клементьево и др.), объединенные в 1782 году по Указу Екатерины II в город, названный Сергиевским Посадом. С 1930 по 1991 год Сергиев Посад носил название Загорск, в память погибшего секретаря Московского комитета партии В.М. Загорского, затем городу было возвращено историческое название. подробнее...

[3]Сергий Радонежский
Биография Рождение и детство Начало монашеской жизни Образование Троице-Сергиевого монастыря Общественное служение Сергия Радонежского Старость и кончина... подробнее...