Свадебный акт: семейно-судебная история из архивов ратуши Сергиевского Посада

logo

Важные материалы для изучения внутрисемейных отношений дают такие документы, как духовные и раздельные грамоты. В фонде ратуши Сергиевского Посада их насчитывается более трёхсот. Среди них я обнаружила один-единственный свадебный акт – сговорную. По сути дела, это брачный договор, составленный больше полутора веков назад.

Свадебный акт: семейно-судебная история из архивов ратуши Сергиевского Посада

Сговорная — документ, составленный от имени отца невесты, с указанием размера и стоимости приданого (роспись которого прилагалась отдельно), с дополнительными условиями, которыми оговаривались имущественные вопросы в случае смерти женщины.

В нашем случае сговорная была написана в 1843 году от имени отца невесты Ивана Королёва, который был крепостным дворовым человеком села Опарино (ныне Шеметовское поселение. – Ред.), принадлежал князю С.Н. Долгорукову и управлял его имением. Женихом был мещанский сын из Сергиевского Посада Иван Балашов. Невеста, Мария Иванова, к моменту составления сговорной была вольной («отпущенной вечно на волю») и даже грамотной.

Отец, выдавая дочь в замужество, благословил её «Божием милосердием» (т.е. иконами), дал  в приданое «белья и разного платья и вещей… по цене на 400 рублей серебром, да кроме того наличных денег ассигнациями пять тысяч рублей, а на серебро тысяча четыреста двадцать восемь рублей пятьдесят семь копеек с четвертью».

Дополнительным условием «на случай непредвиденной кончины той дочери моей Королёвой Марьи, если детей после её не останется» предусматривался возврат пяти тысяч рублей и оставшегося имущества Ивану Королёву или, если он к тому времени тоже скончается, его законным наследникам «без всякого судопроизводства и отрицания». На это согласились и жених Иван, и его отец мещанин Иван Балашов, которые гарантировали соблюдение обязательства своим недвижимым имуществом – двухэтажным деревянным домом с землёй и хозяйственными постройками в Сергиевском посаде в приходе церкви Рождества Христова на Александровской улице.

Где деньги, свёкр?

Необходимо добавить, что согласно законодательству, собственницей приданого являлась женщина. Она могла им распоряжаться самостоятельно без согласия мужа, а в случае продажи какой-либо части – без совместного в актах подписания.

Казалось бы, составитель сговорной, опытный и ловкий практик, предусмотрел все возможные ситуации для обеспечения материального благополучия семейной жизни своей дочери Марьи. Документ прошёл предусмотренное законом засвидетельствование в ратуше и был утверждён «во всей силе».

Однако всего через несколько лет, в 1847 году в ратуше Сергиевского Посада разбиралось дело по жалобе Марьи Балашовой на своего свёкра Ивана Балашова. Истица требовала вернуть ей данные в приданое отцом 5000 рублей ассигнациями. Значит, эти деньги были переданы не молодым (жениху с невестой), а отцу жениха. За прошедшие несколько лет брака свёкор не давал денег для приобретения одежды и обуви для Марьи, не покупал их сам и не позволял это делать ее мужу.

Более того, с 1846 года отец истицы был вынужден выделять средства на содержание дочери, рождённого ею ребенка и взятой в няньки девочки. Дом, на который была выдана закладная, приносил в месяц 70 рублей дохода, но в чью пользу они поступали – не сказано.

Муж Иван Балашов подтвердил, что жена его носит одежду, полученную в приданое при замужестве, а нового ей ничего не покупали. Отчёта в том, на что тратятся полученные в приданое деньги, свёкор также никому не давал и никого не считал вправе требовать этого. Более того, по мнению свёкра, Марья ни при каких обстоятельствах не могла претендовать на получение денег, так как это не предусмотрено подписанным документом.

Сила общественного веса

Здесь надо добавить, что Балашовы имели некоторый общественный вес в Посаде: сам Иван Яковлевич в 1813-1815 гг. был гласным в местной думе, его дядя Пётр Фёдорович — ратманом в 1789-1791 и 1798-1800 гг., а его брат Сергей Яковлевич также дважды избирался ратманом ратуши в 1837-1839 и 1846-1848 гг. Это значит, что у них не было специального юридического образования, однако был богатый практический опыт разбора сложных и запутанных ситуаций.

Ратуша вынесла решение Марье Ивановой «в иске денег 5000 руб. асс. с свекра её мещанина Балашова отказать». Правда, дабы впоследствии её наследники не могли лишиться «надлежащего по рядной записи себе удовлетворения», на имение было наложено запрещение в продаже.

Истица Марья Балашова собственноручно, красивым уверенным почерком привычного к перу человека написала, что решением недовольна, будет просить о его «перевершении» по апелляции, добавив:  «и по истине думаю, что дело имею правое». После этого она обратилась к московским стряпчим, и к концу 1848 года дело о приданом было решено в её пользу.

Полученные деньги Марья Балашова положила в Сохранную казну Московского опекунского совета и даже собиралась взыскивать со свёкра судебные издержки «за происки и волокиты». К слову сказать, за услуги стряпчих ей пришлось уплатить 185 рублей серебром – очень внушительную сумму.

Брак и характер

Возникает вопрос: насколько самостоятельной была в своих действиях молодая женщина? Скорее всего, её активно поддерживал советами опытный и ловкий отец – управляющий княжеским имением Иван Королёв, вынужденный содержать дочь и после замужества. Именно у него были связи в среде столичных стряпчих, которые смогли решить дело достаточно оперативно.  Муж, Иван Балашов, вряд ли пошёл на открытый конфликт с отцом, но и выгораживать его не стал.

Поддержка и советы близких не означают отсутствия характера у самой молодой женщины. Несомненно, она обладала необходимыми качествами. Уверенность в своих правах и желание отстаивать их до победного конца были сформулированы ею в приведённой выше надписи на отрицательном решении ратуши и подтверждены действиями. Остаётся лишь гадать, как именно сложились её отношения внутри семьи – с мужем, свёкром и остальными родственниками.  И уж тем более неизвестно, была ли она счастлива в браке при таких обстоятельствах!  

Наталья ЧЕТЫРИНА, кандидат исторических наук, доцент, МГУ имени М.В. Ломоносова

Иллюстрации: картины Бориса Кустодиева, «Купец, считающий деньги» (1918 г.) и Василия Максимова «Кто там?» (1879 г.)

Публикация в рамках тематического ежемесячного приложения «Вестник краеведа» , вышедшего в печать 29 июля 2016 г.

Источник: Сергиевские ведомости

 

 


Контекстная справка

[1]Сельское поселение Шеметовское
Сельское поселение Шеметовское расположено на северо-востоке Московской области в Сергиево-Посадском муниципальном районе, на территории общей площадью 46900 га, население составляет 9530... подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.