Риск и блеск

logo
 Риск и блеск

Лилия Карпова

В ОДЦ «Октябрь» намерены вернуть былую цирковую славу

В коридорах ОДЦ «Октябрь» висят ряды чёрно-­белых фотографий, моменты жизни бывшего ДК имени 50-­летия Октября, как он тогда назывался. Смотришь — и кажется, что всё это было в каком-­то другом измерении, не на этой сцене, и не с этими людьми.

Вот пирамиды из акробатов, популярные в прошлом. Клоуны в типичных клоунских нарядах. Общее фото с узнаваемой фигурой по центру в знаменитой шляпе набок — c Юрием Никулиным. Хроника местной акробатической студии, невероятно популярной в семидесятые­-восьмидесятые. Вершиной успеха загорчан стали два платных выступления в цирке на Цветном бульваре — огромный успех для любительского коллектива с подмосковной окраины. А потом студия исчезла.

В конце 2020 года ОДЦ возрождает традицию. Преподавателем стала Лилия Карпова, обладатель «Бронзового клоуна» — статуэтки конкурса в Монте-­Карло, одной из важнейших мировых цирковых наград.

Она училась в эстрадно-­цирковом колледже в Ташкенте. Там же, в столице Узбекистана, выступала в цирке у известной в своём кругу Надежды (Нисо) Алиевой, которая отобрала её в группу канатоходцев. Спустя восемь лет Лилия переехала в Россию, где выходила на площадки в разных городах в системе Росгосцирка — главной государственной структуры, которая объединяет сцены по всей стране.

Мы поговорили и о перспективах цирковой студии на Скобянке, и о закулисье цирка, одной из самых закрытых и противоречивых сфер в творческом мире.

 Риск и блеск

Цирковая студия из Загорска и Юрий Никулин

«Посмотрим, что получится»

Но за минуту до начала разговора наш пыл охлаждают. Заместитель директора Станислав Бурлачков, который заведует технической стороной вопроса, говорит, что новой студии пока рано мечтать о трюках под куполом. Оторваться от земли разрешат только после того, как ОДЦ получит добро надзорных органов на монтаж строп, канатов и прочей воздушной цирковой амуниции.

«Когда­-то у нас было всё: и канат, и кольцо, и силовые гимнасты, и эквилибристы. Всё аттестовано, потому что руководитель студии Благинин сам работал в цирке, знал эту кухню», — вспоминает замдиректора.

В общем, нам дают понять: вау-­эффекта сразу не получится. С другой стороны, вся эта воздушность, заставляющая сердца замирать, лишь вершина айсберга, под которой скрыты изнурительные тренировки на земле, растяжки и упражнения — всё то, чем Лилия Карпова занимается в только что набранной группе.

Гимнастика — идеальная база

Идеальной спортивной базой для цирка считаются гимнастика и акробатика. У учеников, которые приходят из этих направлений, хорошо проработаны физическая подготовка и гибкость, необходимые во всех цирковых жанрах.

Выше на условной лестнице навыков стоит клоунада. Это, по словам Лилии Карповой, самый сложный жанр. Клоун должен уметь жонглировать, крутить сальто и самое тяжёлое — смешить. «Народ, как у нас говорят в цирке, надо разогнать с самого начала, — приоткрывает завесу артистка. — Это потом люди расслабляются, и во втором отделении хохочет весь зал. Часто клоун выходит практически после каждого номера, пока готовится реквизит для нового».

Есть ли в современном цирке проблема с кадрами? «Тяжело найти хорошего дрессировщика, — рассказывает Лилия Карпова. — Акробаты встречаются чаще, во многих городах есть спортивные школы, где преподают гимнастику, и многие гимнасты продолжают карьеру в цирке. С дрессировщиками другая история. Нигде этому не научат, только непосредственно в цирке».

Вот и ответ на вопрос, почему в цирке так много династий, больше чем в музыке, кино и других творческих направлениях. «Это связано с образом жизни. Мы ездим из города в город, и дети всегда с нами, они вырастают в цирке. Моей дочери сейчас девятнадцать, и она тоже в канате», — говорит Лилия Карпова.

 Риск и блеск

Как в Средние века

Часто преемственность встречается именно среди дрессировщиков. Обучение в этой среде происходит почти как в Средние века — от учителя к подмастерью, от отца к сыну.

Каких цирков в России сегодня больше — тех, что работают с животными или без них? «Больше всё же таких, где работают только артисты цирка, люди», — после паузы отвечает наша собеседница. В России не первый год рассматривают варианты запрета выступления с животными, как это сделали многие страны. Когда мы к этому придём? «Не знаю, я из другой сферы».

Голоса в поддержку цирков с участием животных тоже есть: модой объясняет запретительные настроения директор Большого Московского цирка на проспекте Вернадского Эдгард Запашный. Не представляет цирк без животных и пресс-­секретарь цирка на Цветном бульваре Юрий Никулин, внук знаменитого артиста. Зоозащитники, в свою очередь, аргументируют документально: например, проникают под видом уборщиц в крупные российские цирки и снимают на видео избиения животных.

«Не верьте, если говорят, что не страшно»

Трудно представить, что происходит в голове акробата, который взбирается по першу, — вертикальному шесту, что внизу держит его напарник, затем встаёт на самой вершине на руки, переворачивается вверх ногами и сохраняет равновесие, пока партнёр-­канатоходец несёт его от края до края сцены на том самом перше, удерживая его головой.

Это краткий пересказ одного из эпизодов номера «Фрикадельки», где выступала Лилия Карпова. «Важна не смелость, а мастерство. Тому, кто говорит, не страшно, — не верьте. Не страшно тем, кто забыл, что такое самосохранение, или глупцу».

В цирке подтвердят, что риск велик, и за внешним лоском кроется боль, растяжения, травмы и даже летальные случаи. «И поэтому многие хотят получать зарплату, соответствующую их риску, — высокую», — объясняет Лилия Карпова.

По оценкам, всемирно известный цирк дю Солей платит артисту от 30 до 150 тысяч долларов в год — от 185 тысяч до миллиона рублей в месяц. Многие российские артисты переходили туда, чем вызывали недовольство местных цирковых боссов, не готовых выкладывать такие суммы.

 Риск и блеск

Тот самый номер «Фрикадельки», кадр видео Росгосцирка

Никогда не говори «циркач»

На сайте Росгосцирка приводится число номеров и аттракционов, исполняемых в стране, — без малого 350. Неужели все они пронумерованы, как дела в архиве, и разложены по порядку? «Примерно так, вольностей быть не может, — Лилия Карпова поясняет, что это и вопрос безопасности. — Если ты хочешь предложить что-­то новое, нужно собрать комиссию, которая обсудит каждую мелочь нового номера».

Золотым временем советского цирка стали семидесятые, когда он гремел на весь мир. После этого режиссёр Валентин Гнеушев говорил в интервью, что удивить японца или француза нетрудно, а ты попробуй, мол, русского зрителя удиви. «Это правда. Наш зритель требовательный. Часто, конечно, критикуют клоунов, — Лилия Карпова возвращается к этой цирковой профессии, — но надо отдать должное, хороший клоун иногда может вытянуть даже слабую по трюковой части программу».

Напоследок совет от человека, что находится по ту сторону волшебства. Никогда не называйте их «циркачами». Это слово в цирке не любят, и огорчиться может любой артист, каким бы неуязвимым он ни казался, — и самый весёлый клоун, и бесстрашный канатоходец.

 Риск и блеск

Владимир Крючев

Источник: Газета Вперёд

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Контекстная справка

[1]Работа в городе и районе
Актуальные вакансии города и Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...