Правление святителя Феогноста, митрополита Киевского и Московского

logo
Митрополит Платон (Левшин). Краткая церковная история 

В 1341 году преставился великий князь Иван Данилович Калита, постригшись и посхимившись, и погребен в новоустроенной от него церкви Архангела Михаила. А на его место царем Азбяком пожалован на великое княжение Владимирское сын его, Семен Иванович, прозываемый Гордый.

Правление святителя Феогноста, митрополита Киевского и Московского

Святитель Феогност Московский



В том же году брянчане убили своего князя Глеба Святославича; и хотя, там быв, отводил их от того Феогност митрополит, но ничтоже успел.
Восстала было брань князю Симеону и прочим с ним князьям с новгородцами, но посредством митрополита Феогноста и архиепископа Василия примирились на условиях.
В 1342 году митрополит Феогност пошел в Новгород со множеством церковного своего причта и со многими своими слугами, и было отяготительно владыке Новгородскому и монастырям кормами и многими дарами. Таковое посещение не могло назваться пастырским, и не мог Феогност с Павлом апостолом, также посещавшим грады, им обращенные, сказать: «Сребра и злата или риз ни единого возжелах, сами весте, яко нуждам моим и сущим со мною послужили руки мои сии».
В том же году псковичи просили Ольгерда, литовского князя, чтобы он крестился и был у них князем. Но он отрекся, сказав, что он уже крещен и в другой раз креститься не хочет. Из сего видно, что латинян в Российской Церкви перекрещивали. Однако сына его Андрея крестили в соборной церкви и у себя на княжении посадили.
В том же году митрополит Феогност ходил в Орду к новому царю Чанибеку, Азбякову сыну, дабы испросить нового ярлыка или подтверждения грамот прежних о неплатеже духовному чину податей.
Но вместо того потребовано от него, чтобы он или сам за все духовенство платил, или бы дозволил им брать подать с духовных. Ибо некоторые русские христиане доносили на своего пастыря татарскому царю, что митрополит со всего церковного причта царю дани не дает, а сам с них сбирает бесчисленно много и злата, и сребра, и всякого богатства, — почему надлежит ему давать в Орду ежегодно дани. Но митрополит на сие не согласился, представляя их же прежних царей грамоты, коими они от всякого платежа уволены. Татары на сие объявили, что они знают про сии грамоты и для того-то от него требуют, чтобы он снял с них сии клятвы, а сами они их нарушить боятся; по снятии же клятвы вольны будут они без греха подати с духовных брать или может он за всех духовных платить.
Но митрополит Феогност тех клятв с них не снимал, а паче еще угрожал за нарушение тех клятв казнью от Бога. Татары за сие во многой истоме содержали и мучили митрополита, но он в том непреклонен остался; и, наконец, митрополит, раздав царю, царице и князьям шестьсот рублей, был отпущен с оставлением свободы по-прежнему.
Сей поступок татар есть примечания достоин, что они нарушить прежних грамот не смели и клятвы на себя снять, — боялись от Бога казни. Таковую редкую честность нельзя не похвалить, ибо она и в христианах редка.
В 1346 году поставлен в Ростов епископ Иоанн митрополитом Феогностом.
А в следующем году присылал шведский король Магнус монахов латинских в Новгород, требуя, чтобы назначить место, где бы собраться ученым, выбранным от новгородцев и выбранным от него, чтобы им возыметь прения о вере. И которая вера, его ли, латинская, или новгородцев, греческая, окажется истинною, ту обще всем принять: или им, латинам, — греческую, или россиянам — латинскую. А иначе, ежели они на сие не согласятся, то он, король, со всею силою пойдет на Новгород войною. Таковой запрос, конечно, был не королевский, но по внушению и действию папскому, да и немало не основательный и совсем чужд духа евангельского. Ибо прением истина веры более затмевается, нежели открывается, особливо, чтоб еще на не хотящих вступить в прение о вере вооружаться войною и средством насильственным и кровопролитным принуждать к принятию веры.]
Правление святителя Феогноста, митрополита Киевского и Московского

Святитель Феогност Московский

Таковому посольству Василий, архиепископ Новгородский, дал благоразумный ответ, что их праотцы приняли веру от греков, и они содержат ее свято, и уверены в ее истине, и потому никак ни с кем в прение о вере не входят, да и входить боятся, дабы не показаться, аки бы они о своей вере сомневались. А ежели они хотят претися, то пусть посылают о том к патриарху в Царьград, и он им да ответствует. А ежели король имеет на новгородцев какое неудовольствие, может о том объявить и в справедливости получить от них управу, так как и новгородцы, ежели в чем от него, короля, будут изобижены, — не оставят его известить и надеются также получить удовлетворение справедливое.
Король и в следующий год повторил то же требование, и новгородцы дали такой же ответ. Король после того за сие единое пошел на новгородцев войною, но в том удачи не имел, ибо шведы, наконец, были побеждены и, по зажжении их города, сгорели. Но король против совести, некоторых россиян пленив, принудил их принять свою веру. Вот каково свойство папы и его ревнителей! А король при смерти о сем раскаивался, как видно из его духовной, которая в том же году в наших летописцах обретается.
Король Краковский взял землю Волынскую и церкви греческого закона превратил на латинские; латинство ввел, а Православие истреблять стал. Сие предвидел, говорят, святой Петр митрополит и для того митрополию в Киеве оставил, ибо в тамошних местах уния уже всяким образом весьма утесняла Православие.
Около сих времен был преподобный Стефан Махрицкий, собеседник Преподобного Сергия, о коем пишется, что он удалился из Киева по причине гонения от папистов и, бежав оттуда далее Москвы, устроил себе монастырь близ Александровой слободы, на реке Мологче, и там свято скончался, — каковый монастырь и ныне пребывает, завися от Лавры Преподобного Сергия.
В том же году Феодор, епископ Тверской, князя Кашинского с Тверским, бывших в великом раздоре, привел в мир и любовь. А митрополит Феогност, с общего совета с великим князем Симеоном Ивановичем о некотором духовном деле, послал к патриарху в Царьград; потом был митрополит в Волыни и оттуда возвратился или, паче вероятно, выслан был, по завладении Волынскою землею латинянином, королем Краковским.
В 1351 году митрополит Феогност разрешил епископа в Суздале, который был в служении запрещен да, видно, и епархии лишен, а за какую вину и каковым судом, — известия в летописцах нет.
А в следующем году преставился Василий, архиепископ Новгородский, и новгородцы избрали на его место прежнего архиепископа Моисея и просили на то благословения от митрополита Феогноста, посылая в Москву, и он дал им на то благословение.
Архиепископ Василий писал к Феодору, епископу Тверскому, о рае, находится ли он на земле, как Василий утверждал, или должно разуметь рай мысленный, как Феодор полагал. В сем писании Василиевом добрая простота видна, но просвещения не видно.
В 1352 году митрополит Феогност поставил во епископа во Владимир Алексия. Алексий был старец добродетельный и благоразумный, митрополитом Феогностом зело любимый, коего он, взяв к себе, поставил своим наместником и правление всех дел духовных ему поручил. Потом, видя себя приближающимся к кончине, митрополит с общим советом великого князя Симеона Ивановича и князя Андрея Ивановича, и всех бояр и вельмож положили ему быть преемником в митрополии. И для того, предварительно дав ему сан епископа Владимирского, отправили в Царьград к патриарху, послав от великого князя и от митрополита с грамотами, дабы никто другой в митрополита Всероссийского не был поставлен, кроме сего, ими обще избранного, добродетельного и честного старца, епископа Алексия.
Но в том же году некоторый монах Феодорит поставлен митрополитом от Терновского, то есть Болгарского, патриарха, и пришел в Киев, — каковое производство было противу всякого порядка и совести. Ибо никто сего Феодорита не избирал, и Терновский патриарх посвящать в митрополиты в Россию никакого права никогда не имел, да и за патриархов Терновских, или Болгарских, архиепископов ни Греческая, ни Российская Церковь не признавала, а притом еще и при жизни Российского митрополита Феогноста.
В 1353 году митрополит Феогност преставился и погребен в Москве, в соборной Успенской церкви, близ гроба Петра чудотворца, а погребали его Алексий, епископ Владимирский, Афанасий, епископ Волынский, и Афанасий, епископ Коломенский; пас Церковь Христову двадцать лет.  



Смотрите также:

— Начало правления святителя Феогноста, митрополита Киевского и Московского

Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *