По наблюдениям капитана Колотинского

logo

15 Nov 2018/По наблюдениям капитана Колотинского

Газета «Вперёд» продолжает публикацию коротких очерков историка и краеведа Константина Филимонова, посвящённых истории Сергиева Посада.

Напомним, по распоряжению священноначалия Троице­-Сергиевой Лавры обитающих в Троицких слободах совершеннолетних разночинцев мужского пола в 1753­1754 годах переписали и обязали платить сбор от одного до полутора рублей. Уклоняющихся велено было «всех с женами и с детьми высылать в монастырские вотчины, кто откуда вышел [в Троицкие слободы], не приемля «никаких отрицательств и изнеможения».

Десять лет спустя произошло событие, которое напрямую затронуло не только разночинцев, но почти всех обитателей Троицких слобод. В феврале 1764 года вышел указ об изъятии церковных имений в ведение государства, то есть, об их секуляризации, и о «подведомстве» архиерейских и монастырских крестьян государственной Коллегии экономии.

Введению в Троицких слободах данного указа предшествовал приезд летом 1763 года капитана 2­го Гренадерского пехотного полка Михаила Колотинского с предписанием оценить состоятельность жителей слобод и, главное, определить для них сумму годового подушного оброка в пользу государства.

Едва ли преувеличим, сказав, что летом 1763 года в слободах наблюдалось необычное оживление. С 9 июня по 2 июля включительно то в одной, то в другой слободе проходили сходы жителей.

Первой оказалась слобода Вознесенского прихода. С её жителей 9 июня взяли подписи в ознакомлении с печатным императорским манифестом «о церковных имениях», и еще в том, что властям они будут послушны. Три дня спустя мастеровых и разночинцев слободы собрали вновь, чтобы они указали размер подушного оброка в пользу государства, если «от монастырской работы будут свободны». Итог схода был таков: Вознесенская слобода соглашалась платить в год с души «бездоимочно» по 25 коп.

Одновременно с мастеровыми и разночинцами лаврские приказные служители Вознесенской слободы также провели сход, объявив о невозможности платить подушевой оброк. Свое решение они объяснили всегдашним «исправлением письменных дел», неимением земли, и «неумением» к ремеслам и землепашеству.

Та же картина наблюдалась и в остальных пяти слободах: сначала жители подписывались в ознакомлении с манифестом, затем мастеровые и разночинцы называли сумму годового подушевого оброка в 25 коп., а приказные объявляли о невозможности платить оброк.

Решения сходов, капитан Колотинский сопровождал своими оценками состоятельности слободских жителей. Описи Колотинского представляют население слобод в последний год их принадлежности Троице­Сергиевой Лавре.

Зажиточностью выделялись 558 клементьевских бобылей. Они содержали гостиные и постоялые дворы, лавки съестных припасов и напитков, солодовни, торговали сеном, скупали у крестьян и перепродавали холсты, хлеб, скот. По замечанию Колотинского бобыли «были ни в чем не хуже купечества» по исправности и зажиточности своих дворов.

Бобылям не уступали 86 приказных служителей. Занимаясь при Лавре «исправлением письменных дел», они имели лучшие в слободах дома, а некоторые и «купленных на имена посторонних владельцев людей». Большинство приказных проживало в слободах Рождественского и Введенского приходов.

Следующими по достатку и «справности» были лаврские мастеровые люди, всего до 450 человек 37 специальностей. В основном они работали в лаврских мастерских и на хозяйственных дворах за денежное и хлебное жалование. Свыше половины всех ремесленников проживало в окруженной лаврскими хозяйственными дворами слободе Воскресенского прихода, меньшинство — в слободах Рождественского и Введенского приходов.

К мастеровым по имущественному положению оказались близки 95 лаврских солдат; жили они, главным образом, в слободе Ильинского прихода.

Большинство населения Троицких слобод, до двух тысяч человек, капитан Колотинский отнес к «не умеющим мастерства». Немногие, имевшие свои дома, «упражнялась при Лавре в торговле и в продаже рыбных припасов и протчего». Остальные находились «у разных людей в работе». Нет сомнений, что так называемые «не умеющим мастерства» — это материально независимые от Лавры разночинцы. О них говорилось в двух предыдущих очерках.

Отдельную группу жителей Троицких слобод в 1763 году составляли 190 «захребетников». Лишь некоторые из них имели свои дома, но «гораздо хуже» домов соседей. По положению и занятиям Троицких захребетников трудно отличить от разночинцев.

Итак, поблагодарим капитана Колотинского за его «зарисовку» Троицких слобод перед изъятием их у Троице­Сергиевой Лавры. Оказалось, что накануне 1764 года в слободах числилось до 3300 податных жителей, подавляющее большинство которых — разночинцы, бобыли, часть захребетников — зависели от Лавры лишь административно, как её крепостные люди.

 

Константин Филимонов

Источник: Газета Вперёд






Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *