Письма с фронта, голоса очевидцев

logo
06 Feb 2020/Письма с фронта, голоса очевидцев

Письма с фронта — особый вид эпистолярного жанра.

Пожелтевшие хрупкие треугольники со штампами полевой почты сегодня дают уникальную возможность взглянуть на войну не через сухие строчки учебников, где личные судьбы людей теряются на фоне огромных событий. Таких описаний войны больше нет нигде. Несмотря на военную цензуру, из фронтовой корреспонденции можно узнать очень многое — от того, как были одеты и чем вооружены советские солдаты, до того, что они думали и чувствовали.

Во время Великой Отечественной войны на фронт ушли тысячи наших земляков. Перед вами — выдержки из некоторых сохранившихся до наших дней писем.

«Устройства винтовки я не знаю»

Из письма учителя, ополченца Владимира Пятикрестовского, 21 июля 1941 года

«Мы опять не знаем, куда двигаемся. Младшее командование говорит о фронте. Товарищи говорят, что нас, необученных, на фронт вести нельзя, нет никакого смысла. Сам я чувствую себя неподготовленным для фронта. Есть у меня винтовка, которую я должен беречь пуще глаза, но её устройства я по­прежнему не знаю, ибо, когда разбирали винтовку, меня готовили в пулемётчики, а потом решили назначить стрелком. Стрельнуть из неё я сумею, но попасть в цель — дело маловероятное. Так или иначе, нас зовут «товарищ красноармеец». (…)

Они [дороги] всё ж очень трудные для нас. Люди разных возрастов шагают 40 и более километров в день. У многих обувь неприспособлена. Например, моему приятелю дали ботинки 46 размера, хотя у него на три размера меньше. Мне тоже выдали ботинки очень большие. Я их не надеваю, марширую в своих, но у них отстают подмётки. Обменять на меньший размер я не сумел. Положение затруднительное. Возможно, придётся надевать выданные. Вчера на привале выдали пару белья и портянки. Как надевать портянки — новый вопрос. Вообще, как оказалось, мало у меня практических навыков. Но, думаю, нужда всему научит. (…)

Будьте бодры и спокойны. Переживём это смутное время и снова увидимся».

Погиб в сентябре 1941 под Вязьмой.

«На этом оборвалась его жизнь»

Из письма родным красноармейца Владимира Мартьянова, написанного его другом, декабрь 1941 года

Подчас письма были последним приветом от погибшего мужа, отца, брата. А иногда только из них можно было узнать о последних мгновеньях жизни близкого человека.

«…Ехали мы с Володей в одном эшелоне. Выгрузили нас в Загорске. Пешком шли через Константиново на Вербилки. Немец был в 18 километрах.

5 декабря в 22.00 подошли к переднему краю. Деревня Куликово. А в шесть часов следующего дня под деревней Вонякино приняли мы с Володей наш первый бой, наше боевое крещение.

7 декабря был второй бой. За Рогачёво. Немец бежал с малым сопротивлением до Чумичёва, где 10 декабря нам с Володей пришлось в третий раз встретить врага лицом к лицу. (…)

Мы с Володей сели у крайнего дома, выпили по 100 граммов. А мороз был 43 градуса. Володя обморозил нос и два пальца на левой руке. Я был командиром пулемётной роты, он командир взвода. (…) Завязался бой. Немец стал отступать, и мы добрались с Володей до крайнего дома. Впереди нас разорвалась мина, немец бил из миномёта. Володя попал под прямое попадание. Когда я к нему подбежал, он сказал мне только одно слово — “Лёша”. Потом ещё два непонятных слова. Раза три вздохнул. И на этом оборвалась его молодая жизнь…»

«Мама, меня ранило»

Из письма студента Бориса Гадалова, 1 сентября 1942 года

«Здравствуйте, папа, мама и Нина! Хочу сообщить вам не совсем хорошую новость. Меня ранило. Не совсем сильно, в левую ногу (…) разрывом снаряда. В общем, отделался счастливо. Срок лечения дали — 30 дней. Лежу во фронтовом госпитале для легкораненых, где все на самообслуживании. Раненые, которые немного поправились, ходят на занятия и в наряд. Здесь также есть подъём и отбой. (…)

Обидно, что ранило в такое время. Сейчас бы только и воевать — погода установилась хорошая. А то всё лето приходилось плавать в воде. Да и успехи у нас начались. Читайте о Калининском фронте в газетах за 27, 28 и 29 сентября. Читайте про Ржев. Во многих статьях упоминается деревня, около которой и мне приходилось бывать. Через месяц-­полтора думаю поправиться и опять в строй. Привет всем родным и знакомым. (…)

Сегодня уже второй раз 1 сентября, в который я не шёл учиться. Ну, ничего, немца прогоним, всё догоним…»

Домой он не вернулся.

«Скорее б кончилась война»

Из письма рядового Николая Вихляева семье, 7 декабря 1942 года

«…Живу по-старому. На нашем фронте относительно спокойно. Изредка попалят обе стороны, да иногда поймают фрицев. Фрицы, между прочим, одеты хуже наших, то есть холоднее. Да и кормёжка у них, очевидно, хуже, разве что отнимут у жителей. Мы питаемся удовлетворительно, одеты тепло. Недавно получили валенки. Живём и работаем в блиндаже. Получаем сухим пайком и готовим себе пищу сами. (…)

5 декабря отмечали День Сталинской конституции. Конечно, выпили выданного винца. Настроение бывает разное, и хорошее, и плохое. Иногда взгрустнётся. Особенно когда посмотришь на людмилкину и мамину фотографии. Ну да ладно, это всё ничего. Лишь бы скорее закончилась война…»

Прошёл войну, награждён медалями. По возвращении с фронта работал шофёром в Загорском узле связи.

 

Подготовил Александр Гирлин

Редакция обращается к жителям Сергиево­-Посадского округа. Если в вашей семье сохранились письма с фронта — поделитесь выдержками из них с современными читателями, внуками и правнуками фронтовиков. Эти строки могут рассказать о войне куда больше учебников. Мы готовы опубликовать их. Пишите на адрес Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. с пометкой «Письма с фронта» или звоните (496) 551­-04­-95, (496) 551-­04­-96.

 

Источник: Газета Вперёд

 


Контекстная справка

[1]Сергиево-Посадские фотографии
Фотографии города Сергиев Посад и Сергиево-Посадского района. Фото-отчёты со значимых мероприятий, фоторепортажи с выставок, праздников, фестивалей. подробнее...

[2]Погода в Сергиевом Посаде
Погода в Сергиево-Посадском районе на несколько дней подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.