О Святом Таинстве Брака

logo
О Святом Таинстве Брака

«Оставит человек отца и мать, и прилепится к жене своей, и будут два одною плотно; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Mф. 19, 5-6).

«Как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем» (Еф. 5, 24).

«Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь, и предал Себя за нее» (Еф. 5, 25).

Таинство брака, не будучи обязательным для всех, является Богом благословенным и от Бога установленным Таинством, освящающим Богом благословенное состояние человеческой жизни. На первых страницах Библии мы читаем следующие слова: «И сказал Бог: «сотворим человека по образу Нашему, по подобно Нашему! И да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле». И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт. 1, 26-28). В другом месте Библия говорит так: «И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему»… И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотью. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих, и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа. Потому оставить человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей, и будут одна плоть» (Быт. 2, 18-24).

На эти слова Ветхого Завета ссылается и Господь Иисус Христос, отвечая искушающим Его фарисеям на вопрос: «по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?» Господь говорит: «Не читали ли вы, что Сотворивший в начале мужчину и женщину сотворил их?» (Быт. 1, 27). «И сказал: посему оставит человек отца и мать, и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью» (Быт. 2, 2). «Так что они уже не двое, но одна плоть. И так, что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Они говорили Ему: «Как же Моисей заповедал давать разводное письмо, и разводиться с нею?» Он говорит им: «Моисей, по жестокосердию вашему, позволил нам разводиться с женами вашими; а сначала не было так. Но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние, и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует». Говорят Ему ученики Его: «Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться. Он же сказал им: «не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф. 19, 3-11; Мк. 10, 2-12). Из этих слов Спасителя ясным становятся вся серьезность, вся высота, вся трудность, вся ответственность супружества. Но при подлинной христианской психологии супругов – это кажущееся бремя супружества становится легким и отрадным. При помощи Божией, сообщаемой в таинстве брака, супруги могут дружно, мирно, терпеливо и согласно нести общее бремя супружества и семейной жизни. И наоборот, – при утрате христианского отношения к супружеству, оно легко превращается в невыносимую тяжесть и взаимную муку.

Брак – великая святыня, и спасительное состояние человеческой жизни при правильном отношении к нему. Брак является основанием семьи. Семья есть малая Церковь Христова. В семье заключается смысл и цель брака. Современная боязнь семьи, уклонение от семьи, страх иметь детей – есть великое малодушие, зло и грех, источник неудовлетворенности и тоски в браке. Христианское воспитание детей составляет задачу и радость семьи, дает смысл и оправдание браку. Но и при бездетности супругов брак не теряет своего смысла, облегчая супругам, при взаимной любви и взаимной помощи, проходить путь христианской жизни. Апостол Петр в своем первом послании дает ценные советы мужьям и женам (гл. 3). Апостол Павел, в первом послании к Коринфянам, пишет относительно супружества: «Вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем. Если же разведется, то должна оставаться безбрачною или примириться с мужем своим; и мужу не оставлять жены своей» (1 Кор. 7, 10 и проч.). «Прочим же я говорю, а не Господь: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее. И жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, а жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1 Кор. 7, 12-14). Эти слова апостола особенно близко относятся к нашему времени, когда так нередко встречаются браки, где только одна сторона является верующей или православной [1]. «Если неверующий, – продолжает Апостол, – хочет развестись, пусть разводится; брать или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь» (1 Кор. 7, 15). Это значит, что, если при обращении одного из супругов языческой семьи в христианство, другая сторона пожелает разводиться, пусть разводится – перешедшая: перешедшая в христианство сторона этим освобождается от языческого брака и может вступить в. христианский брак. «Каждый поступай так, как Бог ему определил, и каждый, как Господь призвал» (1 Кор. 7, 17). «Каждый оставайся в том звании, в котором призван» (1 Кор. 7, 20). «Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость быть Ему верным. По настоящей нужде за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так: соединен ли ты с женою? Не ищи развода. Остался ли без жены? Не ищи жены. Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти. А мне вас жаль!» (1 Кор. 7, 25-28).

Апостолы находились в ожидании скорой кончины мира. Поэтому нас не должны удивлять дальнейшие слова апостола Павла: «Я вам сказываю, братия, – время уже коротко; так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующие, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходить образ мира сего» (1 Кор. 7, 29-31). Впрочем, приведенные слова апостола могут относиться и не к общей кончине мира, а лишь к изменению облика человечества под влиянием христианской проповеди. О семейной жизни апостол продолжает: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу, а женатый заботится о мирском, как угодить жене. Есть разница между замужнею и девицею: незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу» (1 Кор. 7, 32-34). «Говорю это для вашей же пользы; не с тем, чтобы наложить на вас узы, но чтобы вы благочинно и непрестанно служили Господу без развлечения» (1 Кор. 7, 35). «Посему выдающий замуж свою девицу поступает хорошо; а не выдающий поступает лучше. Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе. Но она блаженнее, если останется так, по моему совету; а, думаю, и я имею Духа Божия» (1 Кор. 7, 38-40). Мы остановились на этих ясных и подробных рассуждениях апостола Павла о браке, чтобы обрисовать древнехристианское, апостольских времен, отношение верующих к браку. Оно есть такое же точно, какое и ныне остается в церкви. Во многих местах Апостол подчеркивает вторичное положение жены в супружестве, не унижая этим жену, но имея в виду ее происхождение и ее природу, более сложную и более слабую, требующую особой бережности. «Не муж от жены, – пишет апостол, – но жена от мужа. И не муж создан для жены, но жена для мужа» (как его друг и помощница). Посему жена и должна иметь на голове своей знак власти над нею, для ангелов [2]. Впрочем, ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе. Ибо как жена от мужа, так и муж через жену; все же от Бога» (1 Кор. 11, 8-12).

Из всего сказанного ясно видно апостольское и первохристианское отношение к браку. Муж и жена – не товарищи, но соработники у Бога. Муж и жена совершенно уравниваются, как участники Царства Божия и наследники вечной жизни. Но не утрачивается между ними и то различие, какое определяется их природою, их происхождением и их виною в грехопадении. Жена сотворена для помощи мужу, и от мужа (от его ребра), а не муж для жены и от жены (хотя и рождается «от жены»). Жена, по человеческому своему значению, и по Божественному замыслу, во всем равная мужу, в практическом отношении является его Помощницей, и зависит от него, а муж является главою жены, «яко да поживут по воле Божией» (из брачного «последования»),

Апостол Павел очень любит обращаться к разъяснению «Тайны супружества». Сделаем еще несколько выписей из его посланий. В послании к Ефесянам он пишет: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос Глава Церкви, и Он же Спаситель Тела» (разумеется – Tелa Церкви). «Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем» (Еф. 5, 22-24).

Может казаться, что обязывая жен повиноваться мужьям, апостол как будто умаляет их человеческое достоинство. Но это совсем не так. Если мы обратим внимание на то, что он при этом сравнивает и сопоставляет жен с Церковью, то какое же умаление или унижение заключается в таком сопоставлении? Церковь, повинуясь Христу, сохраняет все свое высокое достоинство и значение. И жена, повинуясь мужу по подобию повиновения Церкви Христу, отнюдь не теряет от этого своего человеческого и христианского достоинства, ибо от характера повиновения зависит его качество и достоинство. Жена, повинуясь мужу, и может и должна сохранять при этом все свое человеческое и христианское достоинство. Но во имя того же своего христианского и человеческого достоинства она может и отказать мужу в повиновении. Ни муж не имеет права посягать на христианское достоинство своей жены, ни жена не должна жертвовать своим христианским достоинством, угождая и раболепствуя мужу. Мужу принадлежит преимущество главенства в семье, но и у жены не отнимается независимость ее христианского достоинства. И муж и жена – объявляются участниками вечного Царства Христова – и строителями своей малой Семейной Церкви. Поэтому, Апостол и пишет: «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь, и предал Себя за Нее… Так должны любить мужья своих жен, как свои тела; любящий свою жену, любит самого себя» (Еф. 5, 25-28). «Посему оставить человек отца своего и мать, и прилепится к жене своей, и будут двое – одна плоть. Тайна сия велика: я говорю по отношении ко Христу и к Церкви» (Еф. 5, 31-32).

Правда, жене сказаны слова, некоторых обижаются и раздражаются, и даже вызывающие глумления, о том, что «жена да боится своего мужа» (Еф. 5, 33). Эти слова считаются унизительными и оскорбительными. Но это происходит единственно от умышленно-неправильного истолкования этих слов. Ведь «бояться» можно по-разному. И муж должен бояться оскорбить свою жену – и словом, и взглядом, и отношением, – и в этом страхе нет ничего плохого: напротив, такой страх показывает бережное, деликатное отношение к жене. И дети должны бояться огорчить или оскорбить своих родителей. И родители должны бояться оскорбить чувство или достоинство своих детей бестактным, грубым обращением или словами. В таком страхе нет ничего предосудительного. Это благородный страх.

Правда, в словах апостола сказано нечто большее, чем предостережение от бестактного, обидного отношения. Апостол требует, чтобы жена признавала в муже власть над собою, как и от детей он требует, чтобы они чувствовали власть родителей над собою. Но и в этом чувстве нет ничего плохого и обидного, если только правильно понимать его. В признании над собою чьей-либо власти нет ничего унизительного, а если и кажется унизительным, то только для болезненного, нездорового, ложного самолюбия, для бесовской гордости. Во всяком общем деле, в семье, в школе, в рабочей артели, в государстве, в армии, непременно должен быть центр, которому принадлежит окончательное решение всякого общего предприятия. В этом добровольном признании существования над собой правящего центра и заключается сущность власти, и оправдание ее действий. В семье такое преимущество последнего решения обычно принадлежит отцу, мужу, решениям которого семья подчиняется. Признавать такое значение главы семьи – это и значить признавать его власть над собою, а по церковному выражению это называется бояться его. Ничего обидного, рабского, унизительного, никакого нарушения чьих-либо прав в этом нет. Этот порядок сам собою устанавливается во всякой доброй, дружной семье.

В послании к Колоссянам апостол Павел так определяет взаимоотношения членов семьи: «Жены, повинуйтесь мужьям своим, как прилично, в Господе. Мужья, любите своих жен, и не будьте к ним суровы. Дети, будьте послушны родителям своим во всем; ибо сие благоугодно Господу. Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Кол. 3, 18-21). В этих словах Апостола каждому члену семьи дано соответствующее наставление.

Когда Церковь, следуя словам Апостола, призываете жен «бояться» своих мужей, она этим нисколько не посягаете на их человеческое и христианское достоинство, а только напоминаете им о том естественном голосе женской природы, который каждая женщина в себе чувствуете и сознаете. Женщина, теоретически ратующая за свою неограниченную свободу, практически боится этой свободы, и всегда готова укрыться под авторитет мужа или отца. Ей страшно самостоятельно решать ответственные вопросы жизни: она всегда жаждет, если она замужняя, опереться на авторитет своего мужа, и если этого авторитета в нем не находит, готова презирать его, а себя считает несчастной, не имеющей, на кого опереться, и в ком искать защиты. Таков естественный изначальный закон человеческой природы: муж – опора жены; жена – поддержка мужа. В первом послании к Тимофею апостол Павел, снова касаясь семейных отношений, повторяет сказанное в двух случаях: «Учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева. И не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем, спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви, в святости и целомудрии» (1 Тим. 2, 12-14).

По апостолу, жена спасется чадородием, а это и есть именно то, что в настоящее время для многих является предметом соблазна, чего многие жены боятся и избегают, и этим закрывают себе естественный путь ко спасению, через рождение и христианское воспитание детей.

Переходим теперь к тому, как совершается в Православной церкви Таинство Брака и будем кратки. Таинство Брака совершается в высшей степени торжественно, празднично, радостно и внушительно, и производить глубокое, трогательное и неизгладимое впечатление, как на участников, так и на свидетелей этого торжества, и это прекрасно и художественно сумел почувствовать граф Толстой, описывая бракосочетание Левина и Китти в «Анне Карениной».

В Священнодействии брака различают два момента: момент обручения и момент венчания. «Новоневестные» стоят посреди Церкви, перед Царскими вратами, – жених справа, невеста – слева. Священник трижды благословляет новоневестных и вручает им зажженные свечи, в знак торжества и горения духа. Произносится великая ектения о рабе Божием (имя) и рабыне Божией (имя), ныне обручающихся друг другу, и о спасении их; о еже податися им чадом в приятие рода; о еже ниспослатися им любви совершенней, мирней, и помощи; о еже сохранитися им во единомыслии и твердой вере; о еже благословитися им в непорочном жительстве, и проч. Затем священник вручает жениху золотой перстень, невесте – серебряный, со словами – «обручается раб Божий (имя) рабе Божией (имя) во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь». «Обручается раба Божия (имя) рабу Божию (имя)»… и проч. Восприемник меняет кольца.

После обручения начинается венчание. Обрученные подводятся ближе к алтарю при пении псалма 126-го: «Блаженни вси боящиеся Господа» с припевом: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе!»

Священник спрашивает сперва жениха, потом невесту – «имеют ли они добрую, непринужденную и крепкую мысль» взять себе в жену (в мужа) cию (сего) (имя), которых видят здесь перед собою? Не обещались ли кому-либо другому? По получении благоприятного ответа начинается венчание. Произносятся молитвы на благословение настоящего брака по подобию брака в Кане Галилейской, о ниспослании брачующимся духа целомудрия, единения и любви ненарушимой, радости увидеть кругом себя сыновей и дочерей, об избавлении их от всякой скорби, ревности и зависти, о пребывании их с Богом, по примеру древних праведников – Авраама и Сарры, Исаака и Ревекки, Иакова и Рахили… Возносится молитва и о воспитавших их родителях, ибо «молитвы родителей утверждают основания домов». По окончании молитвы – новобрачные увенчиваются золотыми венцами, в знак торжества и прославления их, как родоначальников нового поколения, а вместе и для напоминания о терновом венце, как неизбежном спутнике человеческой жизни. Благословляя новобрачных, после возложения на них венцов, священник произносить: «Господи, Боже наш! Славою и честно венчай я (их)!»

Затем читается Апостол из послания к Ефесянам о взаимных обязанностях мужа и жены (Еф. 5, 20-33) и Евангелие от Иоанна о браке в Кане Галилейской.

Приносится общая чаша вина, из которой по очереди пьют новобрачные, выражая этим готовность делить общую чашу жизни с ее радостями, горестями и трудностями. Торжество бракосочетания заканчивается троекратным обхождением вокруг аналоя с Крестом и Евангелием, чем символизируется неразрывность союза новобрачных, как между собой, так и со Христом и Церковью. Благословляя новобрачных, священник произносить молитву: «Всесвятая и Единосущная и Единоначальная Троица… да благослювит вас, и да подаст вам долгожитие, благоча-flie, преуспеяние жизни и веры, да исполнить вас всех сущих на земле благ и да сподобит вас и обещанных благ восприятия в жизни вечной!» Так торжественно, знаменательно и любовно благословляет Церковь начало общей жизни новобрачных!

Из рассмотренного нами содержания проследования бракосочетания видно, что в нем неразрывно переплетаются два элемента: элемент радости и торжества, и элемент страдания и мученичества. При троекратном обхождении вокруг аналоя певчие поют: «Иcaиe ликуй! Дева имела во чреве, и родила Сына – Эммануила, Бога и Человека, восток имя Ему: величая Его, Деву ублажаем!» В этом песнопении выражается радость Боговоплощения от Святой Девы. Но в следующем песнопении уже говорится о скорбном мученическом подвиге. «Святые мученики, добре страдавшее и венчавшиеся, молитеся ко Господу, помиловатися душам нашим». И, наконец, в третьем песнопении, хотя и воздается слава Христу, который является похвалой апостолов, но в то же время вспоминаются и мученики, для которых Христос является радованием, и которые в своих страданиях проповедуют и исповедуют Троицу Единосущную. В этом сочетании торжества и страдания ясно характеризуется путь супружества, который всегда бывает сочетанием радости и страдания, и иным и быть не может, о чем Церковь и предупреждает брачующихся, ставя им в образец святых мучеников, и приглашая их подражать их примеру – терпеливому и радостному несению в семейной жизни Креста Христова!

Не тяготейте к земле. Все тленно – только одно счастье загробное вечно, неизменяемо, верно. И это счастье зависит от того, как приживем мы эту нашу жизнь!

еп. Феофан затворник

Учись в терпении переносить чужие недостатки и слабости, какие бы они ни были, потому что и у тебя есть много такого, что другие переносить должны.

Фома Кемпийский

Примечания:

[1] Из слов апостола не видно, о каком браке идет речь: можно ли вступать в брак, верующим с неверующими? Или же, уже находящимся в браке, если один окажется потом верующим, а другой неверующим, не разводиться? Думается, что речь идет именно о втором случае.

[2] Неясно, почему апостол прибавил: «Для ангелов». Может быть, потому, что ангелы были очевидцами создания жены.

Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.