“…от нападков пристава полицейской части защитить…”

logo

Немало сказано и написано в последнее время о том, какие убытки и невзгоды терпят предприниматели от действий отдельных представителей силовых структур. В лексикон даже вошло устойчивое выражение о необходимости прекратить “кошмарить” бизнес. О том, как непросто этого добиться свидетельствует история, приключившаяся в Посаде 190 лет тому назад.

История началась 5 июля 1826 года в Штатной слободе, что к северу от Лавры. Обитатели слободы, получая от государства жалованье за службу Лавре, назывались ее “штатными” служителями.

“…от нападков пристава полицейской части защитить...”Итак, к служителю Василию Маркелову зашёл крестьянин Богородского уезда Федор Григорьев; зашёл, чтобы договориться о покупке “сработанного” Маркеловым шёлка. В те времена многие в Подмосковье промышляли размоткой шёлка-сырца, сдавая сработанный из сырца шёлк скупщикам или прямо на шёлкоткацкие фабрики, числом которых славился Богородский уезд. Некоторые из штатных служителей в свободное время также занимались обработкой шёлка, дополняя этим “малым бизнесом” своё невеликое жалованье.

Хозяин и гость договорились о цене и, взяв шёлк, пошли на Красногорскую площадь. Здесь им встретились служители Степан Часовиков и Василий Семенчинский. С последним Григорьев так же договорился о покупке “сработанного” шёлка и отправился к себе на снятую в Посаде квартиру.

На этом история могла завершиться, если бы не новые персонажи. В квартиру Григорьева ввалились посадские фабриканты братья Барановы. Они обвинили Григорьева в скупке краденого шёлка, и потребовали на выбор: отдать им шёлк Маркелова или “на пропой рубль серебром”.

Вскоре на квартиру явились Маркелов с Часовиковым и новый персонаж — становой пристав Гаврила Ильинский — глава полиции Сергиевского посада и ближайшей сельской округи. Пристав тут же приступил к наведению законности: избил Маркелова за продажу якобы ворованного шёлка, причем досталось и Часовикову, затем повёл штатных служителей Лавры в полицейскую часть. Процессию сопровождали братья Барановы, неся объявленный ими ворованным шёлк. В полиции у задержанных служителей отобрали шляпы и посадили под стражу. Час спустя шляпы и свободу вернули, но шёлк остался под арестом.

Продолжение истории удобнее всего изложить в виде хроники.

Июля 6-го. На другой день после выхода из-под стражи, Маркелов и Часовиков обратились к священноначалию Лавры, которому были подчинены как штатные служители, с прошением “учинить милостивое определение” о защите их от нападок пристава и о возврате шёлка, за который Григорьев не успел ещё расплатиться.

Июля 7-го. Лавра направила доклад о случившемся своему священно-архимандриту и Московскому архиепископу Филарету (Дроздову), подчеркнув: “многократно пристав Ильинский без разсмотрения дел штатных служителей безвинно бьет безчеловечно…”.

Июля 17-го. Архиепископ Филарет, не теряя времени, обратился к Московскому гражданскому губернатору Григорию Безобразову с просьбой рассмотреть поступок пристава, который в нарушение законов, без объявления и объяснения причин, взял под стражу служителей Лавры, избил их и отобрал собственность.

Августа 12-го. Губернатор известил архиепископа Филарета о своём приказании Дмитровскому земскому исправнику — начальнику полиции Дмитровского уезда, в состав которого входил Сергиевский посад — провести “на законном основании строжайше исследование” действий пристава Ильинского.

Октября 17-го. Дмитровский исправник собрался, наконец, исполнить распоряжение губернатора, и просил Лавру назначить депутата “для производства окончательного следствия о причинённых обид от пристава Ильинского лаврским штатным служителям”. Следствие было назначено на 25 октября.

Октября 25-го. Дмитровский исправник, сославшись “на другие нужные дела, требующие скорейшего выполнения”, письменно уведомил Лавру о переносе следствия на 1 ноября.

Ноября 19-го. “Окончательное следствие”, наконец-то, состоялось.

Февраля 22-го 1827 года. После трёх месяцев напрасного ожидания результатов следствия, Маркелов и Часовиков вторично обратились в Лавру с прошением о скорейшем решении дела, отметив, что очной ставки их с Барановыми, обвинителями в воровстве шёлка, не было. Маркелов добавил, что из-за невозвращения шёлка его промысел стоит, а он сам “претерпевает крайнюю нужду”.

“…от нападков пристава полицейской части защитить...”

Марта 10-го. Владыка Филарет, уже не архиепископ, а митрополит Московский, обратился к губернатору Безобразову по поводу проведённого следствия, которое не дало решения и удовлетворения обиженным служителям Лавры.

Марта 31-го. Губернатор известил митрополита Филарета о препровождении дела “на рассмотрение и законное удовлетворение в Московское Губернское Правление”.

Мая 21-го. Штатные служители Маркелов и Часовиков в третий раз попросили Лавру о скорейшем решении дела, отмечая: обвинив их в воровстве шёлка, фабриканты Барановы причиняют им “великие насмешки и похвальбы, что де вы ничего не получите”.

В тот же день, ознакомившись с прошением, митрополит Филарет приказал составить письмо с изложением дела уже для военного генерал-губернатора. Распоряжение владыки было исполнено, но письмо так и осталось в черновике.

Мая 24-го. Губернатор Безобразов направил митрополиту Филарету извещение о завершении разбора дела в Московском Губернском Правлении. Признав, что пристав Ильинский допустил ряд “несоответственных действий”, Правление приказало Ильинскому отослать шёлк крестьянину Григорьеву для последующего расчёта того с Маркеловым.

Июня 1-го. Владыка Филарет распорядился переслать извещение губернатора в Лавру и сообщить о решении Губернского Правления Маркелову и Часовикову.

Июня 15-го. Служителям Маркелову и Часовикову дали знать о благоприятном для них исходе жалобы на пристава Ильинского. Маркелов, наконец-то, мог забрать из полиции свой “сработанный” шёлк, фабриканты Барановы были посрамлены; а что же пристав Ильинский, понёс ли он наказание за свои, мягко говоря, “несоответственные действия”?

Пристав отделался лёгким испугом. Затянувшееся решение дела об обиде им служителей Лавры совпало со вступлением на Российский прес

тол императора Николая I. Многие провинившиеся чиновники и наш пристав получили “всемилостивейшее” прощение. Губернское Правление лишь предупредило Ильинского, “что ежели впредь он осмелится быть невнимательным к своей обязанности и позволит себе подобные беспорядки, то удален будет от должности и предан Суду”.

Почти год длилась эта история и, как показывает хроника событий, лишь покровительство Троице-Сергиевой лавры и её главы, митрополита Московского Филарета (Дроздова) защитило двух жителей Посада “от нападков пристава полицейской части”.

 

Константин Филимонов

Источник: Газета Вперёд

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Контекстная справка

[1] — За столетия на территории Свято-Троицкой Сергиевой Лавры сложился уникальный ансамбль разновременных построек, включающий более пятидесяти зданий и сооружений.

В юго-западной части монастыря находится белокаменный Троицкий собор (1422-1423), поставленный на месте первого деревянного храма XIV века. Именно вокруг него происходило формирование монастырского ансамбля. К востоку от собора в 1476 году псковскими мастерами была возведена кирпичная церковь-звонница во имя Сошествия святого Духа на апостолов. подробнее...

[2]Новости Сергиево-Посадского бизнеса
Бизнес-новости и пресс-релизы компаний, работающих в городе Сергиев Посад и районе. Информационные материалы о производителях, поставщиках товаров и услуг в Сергиево-Посадском районе. подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.