Отставной военный развел во Дворце «бабовщину»

logo

 

На разоблачительную статью «Вы не знаете Паниковского…», посвящённую деятельности руководителя Дворца культуры им. Ю. Гагарина Алексея Вохменцева, редакция «НЗ» получила множество откликов возмущённых читателей. Сегодня мы публикуем весьма интересный рассказ о руководстве ДК, записанный со слов бывшей сотрудницы учреждения культуры. Ушла женщина оттуда подобру, как говорится, но чувство осталось неприятное. Почему?

 

«Не за спасибо же…»

Серость и рутина, показуха и хамство — вот, по мнению нашей собеседницы, положим, Елены Петровны (её настоящее имя «НЗ» не называет, поскольку женщина опасается мести директора) будни городского учреждения культуры. При этом среди сотрудников бытовало мнение, что и с точки зрения закона не всё тут чисто. Впрочем, мы об этом пишем в предположительном порядке — а уж разбираются в этом пусть правоохранительные органы. Если они заинтересуются.

— Мне всегда было интересно, — говорит Елена Петровна, — почему и в служебном, и в зрительском буфете блюда, напитки и бутерброды продают по прейскуранту ресторана «Золотое кольцо»? У нас поговаривали, что директор буфета раньше и был владельцем ресторана, а сейчас здесь заправляет.

— Не думаю, что всё это за спасибо делалось. Поговаривали, что какая-то устная договорённость с директором у него имелась, — рассказывает женщина предположения работников Дворца. — Арендует он помещения у Дворца или на каких основаниях здесь работает — всё это было покрыто тайной.

Заинтересовавшись, мы посмотрели акт ревизии КРК, проведённой во Дворце, и вообще не обнаружили такой статьи дворцовых доходов, как прибыль от аренды муниципальных  помещений. На каком основании тогда работает буфет? При этом по статье «другие платные услуги» ежегодно Дворец зарабатывал порядка 300-500 тысяч рублей, в эту цифру входили организация праздничных гуляний, проведение мероприятий, фестивалей, предоставление сценического оборудования, прокат костюмов и др. Где в эту сумму могла вклиниться аренда?

Таким образом, доходов от аренды не значится, а сама аренда, судя по рассказам сотрудников, есть… Но ни муниципалитет от этого ничего не получал, ни, судя по акту ревизии, ни сам Дворец. В чьи же карманы текли деньги?

— В служебном буфете постоянно заказывали юбилеи, свадьбы, поминки. Афиши нигде не было, буфет работал или для избранных, или для знакомых. Там своя кухня и помещение большое. От ресторана работал и буфет. Куда шли доходы, непонятно, но сотрудники  Дворца — контролёры, уборщицы — получали гроши — 7-8 тысяч, — продолжает наша собеседница.

Как-то работница полюбопытствовала у дворцовых буфетчиц: а у вас есть лицензия на продажу алкоголя? — Те только посмеялись в ответ.

— Утверждать не берусь, пусть с этим кому надо разбираются, но я номера лицензии на продажу алкоголя в прейскуранте не видела, — говорит она. — Дорогая она, лицензия-то. А если у них всё так в порядке, почему информации в рамке не было — ведь лицензия должна висеть на виду.

И ведь не только от аренды помещений буфета Дворец мог получать средства, — предполагает наша собеседница. — Постоянно в фойе проводились выставки разных экзотических животных, бабочек, во время концертов всё нижнее фойе занимали торговцы цветами. При этом арендаторы постоянно плакались нам, сотрудникам, что цена аренды, выставляемая Дворцом, непомерно высока, — рассказывает Елена Петровна.

Значит, средства за аренду всё-таки шли? Во Дворце считали, что всё делается на основе  личной договорённости торговцев и арендаторов с директором. Только почему никто на это не обращал внимания?

 

Ветераны обойдутся, а для нужных людей всегда расшаркается…

Задело нашу собеседницу и откровенное жлобство руководства. Например, ко Дню Победы все учреждения старались угостить ветеранов, сделать им приятное. Во Дворце пару раз накрывался стол в фойе на первом этаже со скудным угощением, причём всё это выглядело недостойно, некрасиво, ветераны явно чувствовали неудобство, и, взяв пару бутербродов, собирались домой.

Зато «нужных» людей директор Дворца Алексей Вохменцев привечал.

— Когда появлялись «высокие» гости, директор встречал их на воротах, низко кланялся, — вспоминает женщина. — А когда не может выйти их встретить, заставляет 80-летних бабулек-контролёров провожать вип-гостя до его кабинета. Как будто у нас там лабиринты, и гость может заблудиться! — возмущается она. — И вот тащится бабулька по этажам, провожает гостей.

Для «дорогих» гостей был и спецбуфет — на втором этаже в вип-зале.

— Это был буфет для избранных, — рассказывает Елена Петровна, — а для нас, сотрудников их вечеринки превращались в настоящее мучение. Это были долгие мероприятия — сидят, выпивают, бывает, и до полуночи… Особенно когда отмечают праздники — День милиции, день учителя — тоже любили они выпить…

— Когда у директора кто-то в гостях, все сотрудники сидят и ждут, когда же они «насладятся» жизнью, — рассказывает она. —  Спрашиваем: какая необходимость всем сотрудникам  ждать? Вип-гости не могут через служебный вход выйти? Приближённые к руководству люди отвечали: «Директор сказал, что должен выйти через главный вход» (а сотрудники, видимо, должны были в пояс ему поклониться — ред.) И ведь не боялись ни огласки, ничего…

Таким образом, то ли по причине самодурства, то ли ещё почему, весь вечер, пока гуляли вип-граждане, директор не отпускал бедных сотрудников Дворца — будь то контролёр или уборщица — домой.

— И вот сидели мы до ночи, и 80-летние старухи, которые в основном работали тогда контролёрами — кто же ещё на такую зарплату согласится? — вздыхает женщина. — А как нам потом домой добираться, директора не заботило. Транспорт не ходит, был у Дворца микроавтобусик, но он нам его не давал.

И контрамарки выдавал «самым бедным» — своим высокопоставленным гостям — а простые люди пусть тратятся на билеты. Или вот ещё — есть балкончики для гостей — там всегда сидит либо сам директор, либо его гости. Никого другого не пускает. Смотреть всегда было противно. И сам выбирает, кого пропускать, кого нет на мероприятия: телевидение «Радонежье» всегда пускал, а вот «Тонус» очень неохотно. А ведь это не его личный клуб, а муниципальное учреждение, — горячится она, — кто ему давал такое право?

 

Князёк в своём поместье

— Вот такой наш директор, — резюмирует женщина, — перед высокопоставленными людьми прогибается, а на нас, простых смертных, наплевать… Бывает, устраивают в праздники актёры чёс — по три спектакля в день, не успеешь отойти пообедать. Просили мы его продать (! — ред.) нам тарелку супа в буфете. И то с трудом разрешал.

— Директор себя князьком ощущал, а с сотрудниками отвратительно обращался. В генеральной уборке почему-то должны были принимать участие все — и 86-летние пенсионерки. Мыли окна, стены.

Видимо, чтобы не тратиться ни на уборку, ни на стирку, тяжеленные дворцовые портьеры бабульки таскали к себе домой и стирали там в тазиках. (Ну, точно колхозный ДК — ред.) А ведь, наверное, по технологии, их положено стирать особым способом, — предполагает наша собеседница. Почему бабульки за это брались? Может, чтобы сохранить работу — а то ведь пенсионерки  кому  нужны?  Может, поэтому и выслуживались. С другой стороны, и атмосфера во Дворце была создана такая — выслуживаться. Недаром же директор — бывший военный.

 

Придёт такая бабулька в зал — и спит

С другой стороны, сочувствуя пенсионеркам, Елена Петровна не может не переживать и за зрителей — ведь такие ветхие бабули совершенно не в состоянии уследить за зрительским залом, особенно когда там находятся дети. А то придёт такая бабулька в зал и спит себе весь спектакль. Мало того, когда идут шумные концерты, бабули в обход инструкции покидают зрительский зал, чтобы громкая музыка не «давила им на уши».

— А когда полный зал детей? — переживает Елена Петровна, — детский спектакль или мероприятие? Были моменты, когда плохо становилось ребёнку — разве может бабулька-контролёр что-то сделать? Или расшалился, упал малыш. Я помню, выбежала в фойе, говорю: дайте аптечку, ребенку плохо. А мне отвечают: нет у нас ничего, пусть родители сами следят. Разве это нормальное отношение? К руководству пошла — ребёнок упал — дайте бинт, йод… «Нет ничего у нас», — отвечают… Такое вот отношение к «простым» зрителям.

Наша собеседница полагает, что всё же надо брать людей моложе, которые в случае чего могут предпринять какие-то действия. Только кто же на такую зарплату пойдёт? А дворцовые доходы, видимо,  уплывают куда угодно, только не повышение благосостояния сотрудников.

Директора во Дворце боятся, — рассказывает Елена Петровна, — он жёсткий, говорит: если не устраивает, я никого не задерживаю. Но люди уже смирились с этим ежедневным унижением, хоть и считают, что это неправильно.

Деспотизм директора, по мнению сотрудницы, никак не способствует развитию учреждения, где сплошной актёрский чёс, всё одно и то же. Руководитель учреждения культуры должен быть, прежде всего, профессионалом в своем деле, знакомым с понятиями порядочность, честность, культура, — считает Елена Петровна.

 

Что за армейский режим устроил дворцовым сотрудникам директор ДК? Или, уйдя в отставку, бывший военный решил организовать в культурном учреждении не дедовщину, а бабовщину? Чему-чему, а развитию культурного учреждения это точно никак не способствует. Возможно, рассказом нашей читательницы заинтересуются правоохранительные и надзорные органы.

 

Елена Толкалина

 

Источник: Газета Новое Зеркало


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *