«Открытие» исихазма

logo
"Открытие" исихазма

Русская церковно-историческая наука «открыла» исихазм во второй половине XIX века. Это, конечно, звучит парадоксаль­но. Ведь исихазм проник на Русь задолго до споров архиеписко­па Солунского Григория Паламы и калабрийского монаха Варлаама о природе Фаворского света. Он оказал решающее воздействие на нашу духовную и кyльтvрнvю жизнь. Исихазм никогда не умирал в русских монастырях, даже в тяжелое для православия время петровской реформации. Его яркие вспышки связаны с появлением великих русских святых: Сергия Радонежского (XIY в.), Нила Сорского (XY в.), Паисия Величковского (XVIII в.), Тихон; Задонского (XYIII в.), Серафима Саровского (XIX в.), а также старца Амвросия (XIX в.). И вместе с тем… в официальных изданиях «православнейшего государства Российского» (удивительно, но факт!) сторонники св. Григория Паламы именовались не иначе, как «сектор исихастов» или «сектой паламитов». [1]

«Открытие» исихазма было обусловлено происшедшим в эпох) митрополита Московского Филарета поворотом русского богословия к истокам церковности и общими сдвигами в русской духовной жизни В 1860 г. в Киеве вышло в свет первое исследование, посвященное исихазму. Речь идет о книге игумена Модеста «Святый Григорий Палама, митрополит Солунский, поборник православного учения о Фа­ворском свете и действиях Божиих». Сейчас эта книга безнадежно устарела и вряд ли кто-нибудь, кроме узкого круга специалистов, прочитает ее от начала до конца. Но она ознаменовала собой важный этап в истории нашей богословской мысли — исихастские споры XIY в. привлекли к себе внимание русской богословской науки и были осоз­наны как одно из важнейших событий в жизни православия, не утра­тившее своего значения и в новое время. Вместе с тем это полемическое произведение, которое не только воскрешает, но и переносит в XIX век исихастские споры. От его автора трудно ждать полностью объектив­ных оценок. Цель игумена Модеста — доказать, а точнее, деклариро­вать безусловную правоту православного учения Григория Паламы и разоблачить грандиозный антиправославный заговор «папизма», ору­дием которого в книге выступает монах Варлаам, прибывший из Ита­лии в Византию, как полагает автор, с тайным умыслом взорвать «оплот православия» — афонское монашество. [2]

В середине XIX века в путешествие по Афону отправляется талан­тливый русский ученый, будущий епископ Порфирий Успенский. Его интересуют прежде всего источники, рукописи (не было ли это время, когда молодая русская церковно-историческая наука с жадностью об­ратилась к изучению рукописного наследия прошлого?). Публикация собранных им новых рукописных материалов, касающихся исихастских споров, стала крупным научным событием и стимулировала исс­ледования в этой области в России, а затем и за рубежом. [3]

В конце XIX века в России появляется уже целый ряд глубоких исследований по исихазму. Для них характерен исторический подход к исихастским спорам, которые рассматриваются уже, в первую оче­редь, как проявление внутренних процессов в Византии, отражение идейной борьбы, имевшей свою предысторию в XII, XI и IX веках. Федор Успенский связал эту борьбу с противоборством двух партий: «национальной» (т.е. православной) и «прозападной», которую он отождествлял с интеллектуальной византийской элитой, ностальгиру­ющей по языческому прошлому. [4] В философском плане Ф.Успенский квалифицировал исихастские споры как эпизод борьбы аристотеликов (к ним он отнес Григория Паламу) с приверженцами Платона, [5] вызвав тем самым длительную полемику по этому вопросу.

Работы епископа Алексия (Доброницына) , [6] П.А.Сырку, [7] К.Ф.Радченко [8] показали, что исихазм как мистическое течение представляет собой не изолированный феномен, а является выражением общей тен­денции, характерной для позднего средневековья. Таким образом, византийские мистики были поставлены в один ряд с мистиками За­падной Европы (Эккарт, Рюнсброен, Таулер и др.). П.А.Сырку, рас­смотревший комплекс исихастских проблем в контексте реальной исторической обстановки на Балканах в XIY в., показал их важное значение для судеб византийско- славянского мира. [9]

В нашем столетии огромный вклад в изучение исихазма внесли русские богословы за рубежом: архиепископ Василий (Кривошеин), [10] архимандрит Киприан (Керн), [11]  проф. В.НЛосский, [12] протоиерей Иоанн Мейендорф. [13] Вынужденные полемизировать с католическими авторами, отрицавшими ортодоксальность взглядов св. Григория Паламы и его сподвижников, они углубились в изучение истоков исихаз­ма и различных аспектов богословия Солунского архиепископа. В их трудах были фундаментально рассмотрены антропология Григория Паламы, его христология, пневматология, богословие божественной сущности и энергии.

В Советском Союзе вплоть до последнего времени изучением иси­хазма занимались, главным образом, светские ученые. В центре их внимания оказалась проблема влияния исихазма на искусство и куль­туру Восточной Европы. В подходе к ней проявились две противопо­ложные позиции. Рассматривающий итальянский Ренессанс как своеобразный эталон, академик В.Н.Лазарев дает однозначно негативную оценку исихазму. Паламиты, по его мнению, погубили Палеологовский Ренессанс и сделали все возможное «для подавления слабых ростков византийского гуманизма». [14] В.Н.Лазарев отвергает широкое значение исихазма для всей византийско-славянской культуры, заявляя, что он остается «явлением чисто местного» масштаба и I при том — «без всяких перспектив». [15] Сходные позиции в настоящее время занимает И.П.Медведев. [16]

Иной точки зрения на исихазм придерживается академик Д.С.Лихачев, убедительно показавший его влияние на русскую литературу, фресковую живопись и иконопись XIY-XY веков. [17] «Подобно тому, как поздняя готика, — пишет он, — связана с идеологией нищенствующих орденов… и, в первую очередь, францисканством, — византийское и русское предвозрождение связано с исихазмом». [18]

Г.М.Прохоров видит в основе исихастских споров «конфликт двух индивидуалистических направлений в духовной и культурной жизни: внецерковно в конечном счете направленного гуманизма… и церковно-персоналистского исихазма». [19] Если византийские гуманисты, констатирует он, стимулировали итальянское Возрождение, то визан­тийские исихасты, оставившие по себе «яркие следы в теоретической мысли, в литературе, в искусстве, в дипломатии», «обратившись к Северо-Востоку, стимулировали Возрождение русское». [20]

Таким образом, начавшееся век назад в России изучение исихазма привело к постановке целого ряда фундаментальных богословских, философских, исторических и искусствоведческих проблем, из кото­рых в последнее время приобрели особую актуальность вопросы исто­рического выбора народов Восточной Европы, основ и характера европейской цивилизации, природы западного и восточного Ренессансов и, наконец, онтологии творчества.

Игумен Иоанн (Экономцев). Православие, Византия, Россия. Сборник статей. «Христианская литература». Москва 1992



ПРИМЕЧАНИЕ

[1] См., например, Справочный энциклопедический словарь, т. 5, СПб, 1849.

[2] Игумен Модест. Святый Григорий Палама, митрополит Со- лунский, поборник православного учения о Фаворском свете и дей­ствиях Божиих, Киев, 1860, с. 14.

[3] Еп. Порфирий (Успенский). История Афона, т. 3, Афон мона­шеский. СПб, 1892.

[4] Ф.Успенский. Очерки по истории византийской образованно­сти. СПб, 1891, с. 66, 371-372.

[5] Там же, с. 311.

[6] Еп. Алексий (Доброницын). Византийские церковные мистики XIY в. (преп. Григорий Палама, Николай Кавасила и преп. Григорий Синаит), Православный собеседник, Казань, 1906.

[7] П.А.Сырку. Время и жизнь патриарха Евфимия Тырновского, СПб, 1898.

[8] К.Ф.Радченко. Религиозные и литературные движения в Бол­гарии в эпоху перед турецким завоеванием, Киев, 1898.

[9] П.А.Сырку, ук. соч.

[10] Иером. Василий (Кривошеин). Аскетическое и богословское I учение св. Григория Паламы, Seminarium Kondakovianum, Praha, 1 1936.

[11] Архим. Киприан (Керн). Антропология св. Григория Паламы, I Париж, 1950.

[12] В.Н.Лосский. Паламитский синтез, Богословские Труды, 8, 1 1972.

[13] Jean Meyendorff, Introduction a l’etude de Gregoire Palamas, I Paris, 1959; John Meyendorff,Byzantine Hesychasm: historical, I theological and social problems, London, 1974.

[14] В.Н.Лазарев. Феофан Грек и его школа, М., 1961, с. 23.

[15] Там же, с. 24.

[16] И.П.Медведев. Византийский гуманизм XIY-XY вв., Л., 1976.

[17] Д.С.Лихачев. Развитие русской литературы, JL, 1973; Культу­ра Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого, М.-Л., 1962.

[18] Д.С.Лихачев. Развитие русской литературы, с. 123.

[19] Г.М.Прохоров. Повесть о Митяе, М., 1978, с. 7.  

[20] Там же, с. 9.

Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

 


Контекстная справка

[1]Сергий Радонежский
Биография Рождение и детство Начало монашеской жизни Образование Троице-Сергиевого монастыря Общественное служение Сергия Радонежского Старость и кончина... подробнее...

[2]История Сергиева Посада
Се́ргиев Поса́д — город (с 1782 года) в Московской области России, административный центр Сергиево-Посадского района Московской области, крупнейший населённый пункт муниципального образования «Городское поселение Сергиев Посад», является центром Сергиево-Посадской городской агломерации, имеющей население свыше 220 тысяч человек (2014 год).

Сергиев Посад был назван в честь Преподобного Сергия, основавшего крупнейший в России монастырь. В 1919 г. город был переименован в Сергиев, а в 1930г. — в Загорск, в честь революционера В. М. Загорского. Но в 1991 г. городу было возвращено историческое название. подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.