Осень

logo
Осень

Мы знаем, что Господь наш Иисус Христос, беседуя с учениками и народом, в Своих речах неодно­кратно останавливался взором на окружающей природе.

Так, Он говорил:

«Посмотрите на полевые лилии… И Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них» (Мф. 6, 28—29).

В другой раз Он сказал:

«Посмотрите на нивы, как, они побелели и поспели к жатве» (Иоанн. 4, 35).

Знаем в Его словах и такой урок:

«От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее ста­новятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето» (Мрк. 13, 28).

Господь пояснял истины Своего Божественного уче­ния примерами, взятыми из жизни природы. Он заставлял природу говорить с человеком живым языком.

И мы с вами, послушные заветам Своего Божествен­ного Учителя, выйдем сейчас духом своим, в эти дни позд­ней осени, на простор лесов, полей, лугов и послушаем живой голос осенней природы.

Что мы увидим сейчас?

Деревья сбрасывают с себя последние засохшие ли­сточки и оголяют свои ветви; трава, прекратив свой рост, сохнет, никнет, темнеет; цветы частью вымерзли, частью завяли и погибают; гнезда на деревьях опустели,—перелетные птицы улетели в теплые края; заунывный осенний ветер кружит опавшие листья по дорогам и лесным тро­пинкам; часто моросит мелкий дождь. А на полях? Хлеб уже убран, поля почернели, и лишь кое-где одинокие, точно забытые, колосья склоняются низко к земле под дыханием осеннего ветра. Природа умирает медленной смертью.

А еще недавно была весна в природе: буйно раскрыва­лись, встречая весеннее тепло, деревья; покрывались цве­тами луга, сады; весело щебетали птицы. Природа лико­вала, переживая свой расцвет. Было и лето, когда природа цвела и зрела во всем блеске своей силы и красоты, когда она дышала тысячами разнообразных ароматов своих цве­тов, когда на полях колыхались густые ряды наливаю­щихся соками колосьев.

Но… прошла и весна, окончилось и лето, насту­пила и неизбежная осень, пору которой переживаем мы сейчас…

Разве не говорит нам — так властно, так ярко — эта осень в природе об осени человеческой жизни, о той осени, в которую вступили уже многие из нас с вами и вступят те из вас, кто еще идет тем же неизбежным путем к этой поре? Серебром покрывается голова человека, со всей си­лой открываются все таившиеся раньше болезни, горбится некогда прямой стан, руки и ноги теряют свою крепость и силу, мутнеет зрение, слабеет слух, угасают все жизнен­ные силы. ,

А была весна и у каждого из нас, когда в дни золотого детства и ранней юности так легко дышалось, так легко верилось; когда весело и радостно было на сердце, и скорби, как когти хищной птицы, не рвали этого сердца на части; когда не хотелось и думать о болезнях или будущей ста­рости. Было и свое лето — пора жизненного расцвета, когда человек вьет свое семейное гнездо, когда он весь, без остатка, отдается избранной им любимой и дорогой работе, но когда уже сердцу хорошо знакомы и страдания с их жалом, подобным жалу скорпиона… Лето жизни проходит. Оно мчится так же быстро, как каждою осенью кажется человеку, что незаметно промчалось лето в при­роде. И вот видит себя человек вступившим в осень своей жизни…

О чем же говорит нам осень? Осень в природе — это время созревания плодов, время сбора урожая, время под­счета запасов на зиму до будущей весны. Счастлив чело­век, который соберет с деревьев своего сада, с гряд своего огорода много полновесных, полнокровных, вобравших в себя соки матери-земли сырой, плодов. Не напрасны его труды по выращиванию сада, по обработке земли. Не страшит его грядущая зима.

Жизнь каждого из нас, православных христиан, к ее осени должна быть подобна дереву, покрытому обильными плодами, которые завязываются весной, наливаются и зреют летом, а осенью готовы к сбору урожая. Каждый из нас должен вырастить в своей Душе духовный плод молитвенного горения, чтобы молитва стала для него слад­кой, радостной потребностью души, как воздух — для легких, пища — для тела. Каждый должен стать богатым плодами любви своей к Богу и ближнему, украсить и обо­гатить себя делами милосердия, сострадания, неосужде­ния, прощения обид и безгневия. В каждом из нас должны созревать то смирение и кротость духа, при которых хри­стианин не знает зависти и превозношения, гордости и злобы, смирение, в котором мы подражаем Тому, Кто за­вещал: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен серд­цем» (Мф. 11, 29).

А иначе?

Мы знаем грозное слово справедливого Высшего Су­дии: «всякое дерево, не приносящее плода доброго, сру­бают и бросают в огонь» (Мф. 7, 19). «Уже и секира при корне дерев лежит» (Мф. 3, 10).

Осень—время сбора хлебных злаков и обмолота. Счастлив человек, который к осени увидит на своем поле тяжелые, тучные колосья, который заполнит свои закрома полноценной, отборной пшеницей, готовой после размола стать мягким, белым, ароматным хлебом.

Каждый из нас, детей Божиих, должен быть живым колосом на ниве христианской жизни; он должен стать пшеницей, готовой для раскрытых перед каждой душой обителей вечного, блаженного царства небесного. Хри­стианин знает, что царство небесное — это царство света, в котором не может быть грязи, лжи и зла, ибо «что общего у света с тьмою?» (2 Кор. 6, 14), как говорит св. апостол Павел. Христианин должен всю жизнь свою стоять у две­рей своего сердца, не допуская в него греха и борясь с тем грехом, который змеей вползает в сердце. Для того и дается христианину благодать покаяния, которое зовется «вто­рым крещением», чтобы он, поборая в себе грех, омывал ею, очищал и убелял свою бессмертную душу для жизни вечной, делая душу достойной участия в радостях вечного царства света. Земная жизнь даруется каждому из нас для приготовления себя к жизни нескончаемого будущего века. Колос должен созреть.

А иначе?

Мы знаем непреложное и страшное слово беспристраст­ного Вечного Судии:

«И во время жатвы Я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а жатва есть кончина века, а жнецы суть ангелы» (Мф. 13, 30—39).

Этой страшной судьбы плевел да не будет ни с кем из нас!

Да будет участь наша иной:

«И скажу жнецам: а пшеницу уберите в житницу мою» (Мф. 13, 30)…

Но не оторвем своего взора от осенней природы и дальше.

Наступила поздняя осень. Мы знаем, что за ней идет неизбежная зима. Земля обледенеет и покроется снеж­ным саваном. Холод скует льдом озера и реки. Заснет природа.

Но знаем мы и то, что не умирает, а спит природа зимой, а за зимой придет опять весна! Весеннее тепло ра­стопит льды и снега, и побегут ручейки с этой водой в реки, реки понесут ее в озера и моря. И опять обнажит свою грудь мать-земля и вновь разукрасится свежей изумруд­ной зеленью. И вскроются почки на деревьях, и нежные, липкие молодые листочки будут купаться в лучах весен­него солнца, омываться теплым весенним дождем. И птицы опять запоют свои звонкие песни на зеленых ветвях. И если только иссушающий зной истекшего лета не погубил в дни засухи корней плодовых деревьев и холод зимы не заморо­зил стволов и ветвей этих деревьев, — о, опять они ранней весной оденутся в белый наряд своих цветов, как укра­шалась в старые годы каждая невеста белоснежной фатой… И в своем возрожденном бытии, в своей обновленной красоте вся природа вновь запоет один радостный, ликующий гимн жизни. Природа живет и будет жить!..

И знает каждый из нас, что за осенью его жизни его ждет неотвратимая смерть. И холодом будет сковано наше бездыханное тело, и земля примет это тело в свои объятия и саваном своим покроет его.

Но: «если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много пло­да», — говорит Господь (Иоанн. 12, 24).

И никто из людей не умирает, когда бездыханное тело его опускается в землю. И потому и умерший на церковном языке зовется «усопшим», то есть уснувшим, — потому что, как открыто каждому христианину, тело его пребу­дет в земле только до той священной минуты, когда по гласу архангеловой трубы и недра земли и дно морей и океанов отдадут прах человеческих тел; когда воскреснут мертвые, чтобы своими воскрешенными — уже нетлен­ными, преображенными, уже свободными от немощей и нынешних потребностей — телами соединиться со своими бессмертными, никогда не умирающими душами для веч­ной жизни!

Закон Христов таков:

«Верующий в Меня, если и умрет, оживет» (Иоанн. 11, 25).

«Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий верую­щий в Сына, имел жизнь вечную, и Я воскрешу его в по­следний день» (Иоанн. 6, 40).

И если зной страстей и пороков человеческих не ис­сушит души, на земном ее пути, для жизни вечного блажен­ства; если холод и равнодушие к делу своего спасения не погубят душу вечною погибелью, — о, будет своя весна и для каждой, Богу вверившей себя, души человека! И всё, что было в душе чистого, светлого, доброго, с чем душа перешла туда, всё это раскроется на просторе жизни веч­ной во всей своей красоте, и не сравнится с этой вечной, нетленной красотой чистого человеческого духа ни синева моря, ни лазурь неба, ни золото солнца, никакая красота в природе!

О, только надо быть достойным этого счастья! Для того и даны немногие десятки лет жизни земной каждому из нас, чтобы в них заслужить это счастье.

«О горнем помышляйте»,—учит св. апостол Павел (Кол. 3, 2),

Не спускайте в жизни своей своего духовного взора с высот горнего, прекрасного Небесного Иерусалима — места нашего вечного обитания! И пусть дума о своем вечном спасении будет первой в ряду других дум наших; забота о душе пусть будет впереди всех других забот, и труд над величайшей на земле задачей — над спасением своей души для счастья вечности — пусть будет целожизненным трудом для каждого из нас. Будем готовиться к вечной весне той жизни, которая не будет знать конца!

Старцы и старицы дорогие! Не забывайте никогда слов Христовых о том, что у небесного Хозяина и при­шедший к Нему в одиннадцатый, последний час своей жизни получит одинаковую награду с пришедшим рань­ше его.

Детки дорогие! Храните в себе дольше-дольше, ста­райтесь всю жизнь сохранить в себе вашу чистоту душев­ную, простоту сердечную, веру ясную и неизъеденную сомнениями.

И все вы, дорогие мужие-братие и сестры, до послед­него своего вздоха живите непоколебимою верою, горячей любовью к Богу и друг ко другу и крепкой надеждой на милосердие Небесного Отца.

И как все мы здесь собрались одной семьей прославить воскресшего Господа в храме, посвященном Его Воскре­сению, так да удостоит всех нас Господь вечной радости жить с Ним одной семьей в Его вечных небесных чертогах, где не будет ни осени, ни зимы, ни болезней, ни воздыха­ний, но жизнь бесконечная.



Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.