Орда как соблазн. Вышла в свет новая книга о Руси преподобного Сергия Радонежского и Дмитрия Донского

logo
Орда как соблазн. Вышла в свет новая книга о Руси преподобного Сергия Радонежского и Дмитрия Донского
Как много говорят и пишут в наши дни о том, что знакомство с Ордой было чрезвычайно полезным для Руси!
Уходит год воспоминаний о преподобной Сергии Радонежском, который благословил Дмитрия Донского выйти против Орды и сражаться с нею на поле Куликовом. Должно же было это чему-то научить? Дать какую-то духовную подсказку? Ох, даже в этот год слышны были голоса, вещавшие о каком-то евразийском дружестве Руси и Орды. Будто бы Орда научила Русь некой важной восточной мудрости, сберегла ее от «прелести» поклонения «Западу», сплотила… Вплоть до того, что именно от Монгольской империи, а потом и от Золотой орды Россия получила какую-то духовную эстафету организации «евразийского пространства».
Горе была Орда для Руси. Чудовищные поборы. Жестокие набеги, много убитых и уведенных в «полон», а затем проданных на рабских рынках. Сожженные города и деревни. Опустевшие пашни. Вековой упадок в культуре, ремесле, строительстве…
Но хуже всех этих горестных плодов ордынского ига была гибельная духовная порча.
Орда была для Руси соблазном. Во-первых, Орда – громадная сила, которой многие наши правители бесстыдно поклонялись, искали вымолить для себя выгодное княжение. Во-вторых, Орда – жестокий арбитр в отношениях между государями русскими, дававший возможность всякое большое дело на Руси решить не по правде и не по вере, а путем улещивания ханов. В-третьих, Орда никогда, ни при каких обстоятельствах не была другом христианству. Церковь она освобождала от налогового бремени – да. Но сама при всем том оставалась могучим, страшным, губительным оплотом язычества, с течением времени превратившимся в оплот ислама. А что доброго ждать христианам от язычества?
Именно таков генеральный смысл романа Татьяны Беспаловой «Последний бой Пересвета».

Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.