Одежда духовная

Одежда духовная
Митрополит Николай (Ярушевич). Слово, сказанное в Пименовской церкви г. Москвы 

«Иисусе, одеждо светлая, украси мя».

(Из акафиста Спасителю).

Вы знаете, дорогие мои, что красота во всех ее проявлениях имеет свое обаяние, свое подчиняющее себе влияние на человека.

Вот мы смотрим на ночное звездное небо, стоим у берега бескрайнего моря, любуемся лесом с шумящими верхушками его деревьев или видим расстилающийся перед нами цветущий луг, — мы восхищаемся красотой природы, творением рук Божиих. Эти ощущения красоты в нас возникают через посредство нашего телесного зрения.

Мы говорим: красивая музыка, прекрасное пение. Мы говорим так тогда, когда музыка, или пение своими звуками, своими мелодиями доходит до глубины нашего сердца, затрагивает сокровенные струны души, подымает её над житейской суетой, житейской грязью, уносит ввысь, в надзвездные края. Посредниками к восприятию этой красоты являются наши телесные уши, наш слух. 
Одежда духовная

Пименовская церковь г. Москвы      

Но ни с красотой нашего зрения, ни с красотой нашего слуха не может сравниться красота духовная, какую видят очи нашей веры, — красота христоподражательной любви, красота смирения, чистоты и целомудрия бессмертной человеческой души.

Ах, какая это покоряющая сердце красота, превосходящая всякую другую, воспринимаемую нами через телесные органы!

Чтобы представить себе, что такое духовная красота, поставим себя на мгновение перед лицом преподобного Сергия Радонежского или преподобного Серафима Саровского, всея России чудотворцев. Мы знаем: их, мы видим их, дорогих нашему сердцу русских угодников Божиих, на нашей земле воспитавшихся для Царства Небесного, — во всей красоте их нетленного духа. Какая любовь струится из их очей, из их сердец! Эта любовь к людям переполняет их сердца до верха и переливается через края их истинно христианской души. А какое смирение у преподобного Сергия, когда он уклоняется от всяких почестей; когда прячется в свою келью от приезжего знатного человека, чувствуя, что тот будет прославлять его! Какое смирение у преподобного Серафима: тысячу дней и тысячу ночей он провел в молитве на камне; он излучал неземное сияние во время беседы, а почитал себя последним из своих собратий! По слову Святой Церкви, наши преподобные чистотой своей души удивили и самих ангелов Божиих.

Для тех, кто не живет духовною жизнью, непонятна красота нашего христианского смирения. Эти люди говорят, что смирение — это слабоволие, забитость, робость человеческой души. Совсем нет. Христианское смирение — это проявление силы человеческого духа, покоряющей и злобные и гневливые сердца, ломающей человеческую гордыню, какой не смогла бы победить никакая другая внутренняя и внешняя человеческая сила. Кто носит в себе такое смирение, какое носили преподобный Серафим, преподобный Сергий, каким обладали тысячи истинных рабов Божиих, — тот проявляет не слабость духа, а его величие, его крепость и свое нравственное превосходство.

Любовь, смирение, чистота, составляющие главные свойства духовной красоты, — это та «брачная» одежда, о какой говорил Спаситель в Своей притче о брачном пире царского сына (Мф. 22, 2—14) и в какую должен быть облечен каждый истинный христианин, истинный сын своего Небесного Отца.

Если мы увидим рядом красивого человека и человека урода, от такой противоположности красота человека станет еще величественнее, а несчастье безобразного урода станет еще горше.

Священные евангельские страницы дают нам, мои дорогие, немало таких образцов духовной красоты, когда носители этой красоты стоят рядом с теми, кто свою душу продал греху.

Вот день рождения царя Ирода. В верхних залах дворца, наполненных гостями, — опьянение, развлечения, разжигающие похоть человеческую, разгул страстей. В подвале этого дворца, в темнице, проводит последние часы своей земной жизни бесстрашный обличитель греха, пламенный проповедник покаяния — св. Иоанн Предтеча, сам чистый душой и телом, исполненный любви и жалости к грешникам, которых он звал на путь раскаяния во грехах, и преданный Господу своему даже до смерти. Идут века, и этот образ немеркнущей духовной красоты, с исключительной яркостью сияющей на фоне греховного смрада Ирода и его гостей, властвует над нашим сердцем.

Наступила последняя среда в земной жизни Господа нашего Иисуса Христа. Ночь под эту среду Спаситель провел в Вифании, невдалеке от Иерусалима, в доме Симона прокаженного. В этом доме женщина блудница, принеся с собою миро, а вместе с ним свое кающееся во грехах сердце, лежала у ног Спасителя, обливала эти ноги слезами, возливала на них драгоценное миро и, отирая своими волосами, без слов молила о прощении своих грехов. В этом поступке женщина блудница показала красоту своей души, — той души, которая припадает к ногам Божиим, которая идет за своим Сладчайшим Спасителем по Его зову. В этих слезах, капавших из ее глаз на ноги Спасителя, женщина проявила свою веру в то, что Спаситель не оттолкнет ее, грязную, грешную, смрадную. Этими слезами она свидетельствовала о своей крепкой надежде на милосердие Божие. Она принесла к стопам Христовым свое слезное раскаяние и свое смирение. Какое смирение! Она не смела ни встать, ни поднять своих очей, чтобы посмотреть на светлейшее лицо Господа. Опустив плачущее лицо, она только целовала ноги Спасителя и орошала их слезами.

В слове Божием сказано: «Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс. 50, 19) — Господь не оттолкнет смиренного и сокрушенного сердца. И встала эта блудница прощенной, очищенной от греха, спасенной, встала для новой жизни с твердым решением на путь этой жизни вступить и с помощью Того, у Кого выплакала свою грешною душу, идти за Господом.

Какая красота души открылась в этом поступке женщины блудницы!

И рядом с этой красотой, в этот день Великой Среды другой образ стоит перед нашим духовным взором. В этот день Иуда Искариотский направился к первосвященникам и книжникам с вопросом: «Что вы дадите мне, и я вам предам своего Учителя?» Они ответили ему: «Тридцать сребренников». С этого часа он стал искать случая, чтобы предать своего Учителя.

Рядом с красотой плачущей души мы видим такую мерзость греха!

Много грехов на земле. Есть грехи злобы человеческой, есть грехи немощи. И среди всяких грехов, в какие мы впадаем, какой страшный грех совершен Иудой-предателем! Господь Спаситель ничем неблагожелательным не отличал его среди Своих учеников, всегда обращался к нему с отеческой любовью и, зная, как Сердцеведец, о том, чем окончит Иуда свою жизнь, никогда ни с каким намеком или упреком не обращался к его душе. А Иуда, снедаемый страстью сребролюбия, идет продавать за жалкие тридцать сребренников своего Благодетеля, своего Отца, Божественного Друга и Божественного Учителя! Как говорит церковная песнь Великой Среды, в то время как блудница простирала свои руки, чтобы ими обнять ноги Спасителя, в этот час Иуда простирал свои руки, чтобы принять тридцать сребренников, за которые он продал своего Господа. Рядом с Иудиным «окаянством» еще пленительнее красота этой плачущей у ног Спасителя грешницы.

Если бы мы, дорогие мои, пожелали напомнить себе обо всех носителях духовной красоты, мы должны были бы назвать бесчисленные имена святых угодников Божиих, сияющих чистотой, терпением, делами любви, кротостью — всеми цветами духовной радуги христианских добродетелей, какие составляют «брачную» одежду сынов Царства Небесного.

Полноту никем и никогда не превзойденной духовной красоты мы видим в Господе Иисусе Христе. Его неиссякаемая любовь, вершину которой Он показал, умирая за грешников и за Своих врагов, Его Божественное смирение и кротость, Его долготерпение, Его преданность воле Небесного Отца, Его чистота — совершенны. Явив в Своем лице такой возвышеннейший образец красоты, Господь зовет нас и ждет от нас, чтобы мы «научились от Него» (Мф. 11, 29), чтобы мы были, по Его слову, «совершенны» (Мф. 5, 48), подражая Ему.

И чтобы никто из людей никогда не сказал о том, что заповеди Христовы и подражание Господу недоступны для немощной человеческой природы, Господь со Своею благодатной помощью воздвиг целый сонм святых угодников: мучеников, преподобных, блаженных, святителей носителей любви, смирения и чистоты. Тем святые и велики пред лицом всего человечества, что они следовали примеру Господа. И для нас они являются порукой того, что и мы можем идти тем же путем, имея в их лице бесчисленные примеры этого подражания.

С чего нам начинать наш путь за Христом, наши труды по украшению своей души? С покаяния. Покаяние — это сознание своего греховного недостоинства, это твердое решение исправить, перестроить свою духовную жизнь, эго непоколебимое стремление, оставив грех, идти путем Христовых заповедей. Принося покаяние, мы должны творить «достойные плоды покаяния» (Лк. 3, 8). Такими плодами для нас должны быть — смерть греху и восхождение по ступеням духовного совершенства.

Думаем ли мы о смерти или не думаем, хотим ли об этом думать или не хотим, но с каждым днем и с каждым часом мы приближаемся к порогу смерти. Наша земная жизнь — это приготовление к вечной жизни. Подобно осеннему плоду на дереве, и мы должны к осени своей жизни созреть. Помните предостерегающий голос св. Иоанна Предтечи: «Уже секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь» (Мф. 3, 10). И еще: «Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым» (Мф. 3, 12).

Жизнь не течет, а мчится. Нам трудно уследить за бегом времени. А войти в двери вечной жизни все мы, как христиане, должны в брачной одежде. Гордыня, присущая нашему духу, должна быть сломлена. Сердце, загрязненное сквернами, должно быть очищено. Жесткая и себялюбивая душа должна стать мягкой, сострадательной к горю ближнего, милосердной. Вечное Небесное Царство — это Царство Света и Красоты, и только украшенные христианскими добродетелями будут наследниками этого Небесного Царства.

Не откладывайте на завтра этого труда над своим сердцем! Может быть, для некоторых из нас этого завтра и не будет.

Будем просить, мои дорогие, нашего Сладчайшего Господа, чтобы Он Сам, Своей Божественной Благодатью, Своей Божественной силой оберегал нас от погибельных путей и помогал нам неуклонно идти по пути к вечной жизни в Царстве Небесном.

Благословением Божиим и молитвами наших дорогих небесных молитвенников да укрепятся наши слабые ноги на путях заповедей Христовых, да украсится одежда нашей души вечной красотой!

Если мы будем истинными детьми своего Небесного Отца на коротком нашем земном пути, мы будем Его детьми и там, в бесконечных веках.

.

Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра




Контекстная справка

[1]Сергий Радонежский
Биография Рождение и детство Начало монашеской жизни Образование Троице-Сергиевого монастыря Общественное служение Сергия Радонежского Старость и кончина... подробнее...



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *