НЕ ВЫБРАСЫВАТЬ! Конфликт в школе №21

logo
НЕ ВЫБРАСЫВАТЬ! Конфликт в школе №21 

В редакцию газеты «Я» обратилась бывший педагог школы №21 Ирина Крылова. Она возмущена тем, что её личные вещи и профессиональные наработки коллеги выбросили в помойку. Женщина требует моральной и материальной компенсации, однако школа с претензиями педагога не согласна. Как видят ситуацию обе стороны конфликта и при чём здесь кемеровская трагедия, разбиралась «Я».

Когда Ирина Валентиновна рассказала, что лишилась дорогих для неё вещей, ситуация казалась однозначной. После общения с руководством школы стало понятно, что правда у каждого своя, поэтому на суд читателя представляем обе версии.

Ирина Валентиновна проработала в школе учителем русского языка и литературы 32 года. В конце 2017 года она получила инвалидность по причине онкологической болезни и уволилась. За несколько десятков лет в лаборантской накопилось много методических материалов, профессиональных наработок, личных грамот и лучших трудов учеников. Ирина Валентиновна после увольнения постепенно разбирала помещение: что-то готовила на выброс, что-то оставляла для коллег, что-то хотела забрать домой. Уборка длилась почти три месяца. Работала она по мере сил – её никто не подгонял.

По словам педагога, она неоднократно просила завхоза избавиться от мешков с маркировкой «ВЫБРАСЫВАТЬ». Женщина говорит, что лично показывала коллегам, что можно нести в мусорку, а что нет. Для пущей надёжности повесила в лаборантской разъясняющий плакат.

В середине апреля Ирина Валентиновна с ужасом обнаружила лаборантскую пустой. На помойку вынесли всё. В шкафах остались только пособия, которые женщина приготовила для других учителей. «Выкинули часть жизни!» – сокрушается она. По её словам, в тот злополучный день она в последний раз пришла в школу, чтобы забрать вещи домой.

Как выяснилось, школа ожидала визита пожарной инспекции – после трагедии в Кемерове контроль над образовательными учреждениями многократно усилился. Мусор спешно убрали вместе с коробками, которые Ирина Валентиновна отложила для себя.

На вопросы, кто всё выбросил и почему ей предварительно не позвонили, женщина ответов не получила. «Я подошла ко всем. И все на меня смотрят, как на ребёнка, который хочет вернуть вчерашний день, – всё уже случилось, что ты от нас хочешь? И просто физически поворачиваются ко мне спиной!» – говорит Ирина Валентиновна.

Она подозревает, что вещи выкинули специально. Педагог написала заявление на имя директора с просьбой разобраться в ситуации, а также компенсировать моральный и материальный ущерб. Сумму материальной компенсации Ирина Валентиновна назвать не может, она ждёт предложений от руководства.

«Я ночами не сплю, об этом думаю. Я считаю, что мне нанесен урон здоровью уже. Того, кто давал команду, должны каким-то образом наказать – сделать выговор, например. И никто же не извинился, кроме директора», – рассказывает Ирина Валентиновна.

Кто бы знал, что грядущая пожарная проверка сыграет роковую роль в этой ситуации. Как признаётся завхоз школы Инна Канбекова, это действительно ускорило очистку кабинета.

А теперь вторая версия происходящего.

Да, педагог «требовала» выбросить мешки с мусором, но завхоз уверяет, что о других вещах ничего не слышала. Информация не дошла и до остальных заместителей директора. Именно поэтому звонить Ирине Валентиновне не стали. Ни у кого не возникло вопросов – она долго просила избавиться от ненужного, и от него, наконец, избавились. С чистой совестью.

Коллеги отмечают, что видели, как несколько раз Ирина Валентиновна выходила из школы с пакетами. Что она выносила, никто не знает, но все подумали, что она забирала что-то важное для себя.

«Первое, что мы сделали, когда она пришла после того, как увидела пустую комнату, мы все у неё просили прощения. Извините, пожалуйста, Ирина Валентиновна, если мы что-то сделали не так. У нас не было никакого злого умысла. Она наши извинения не приняла. Ответом на это был скандал», – сказала замдиректора по учебно-воспитательной работе Наталья Баланюк.

Директор школы, Наталья Горбунова, в момент происходящего была в отпуске, а когда вернулась, обнаружила заявление Ирины Валентиновны.

«Я могла бы понять человека, если бы 28 января она уволилась, а 29-го мы очистили лаборантскую. Это другой вопрос, вопрос нашей порядочности, – говорит директор. – Ну разбирается она и разбирается. Я ни сном ни духом. Вдруг она приходит и начинает скандалить, что не выбрасывают мусор, потому что в лаборантской не развернуться. Я ушла в отпуск и просила Инну Юрьевну (Канбекову) убрать лаборантскую. Ирина Валентиновна могла бы сама прийти, попросить детей, ткнуть пальчиком, и дети всё послушно вынесут. Лично мне просто обидно до слёз, что она так себя повела. Что она позорит школу, в которой всю жизнь работала. Люди ей ничего не хотели сделать плохого».

Мы не будем делать вывод о том, кто в этой истории прав, а кто нет. Но этот случай ещё раз показывает, как важно уважать друг друга, чётко договариваться и не принимать скоропостижных решений даже в ситуации глобальной противопожарной проверки. В итоге сильный ущерб понесли все. Учитель потеряла наработки всей жизни. Школьное руководство на ровном месте получило скандал, репутационный урон и, возможно, судебный иск.

Разбираться в ситуации теперь предстоит районному управлению образования. Только ничего уже не вернуть – ни материалов, ни потраченных нервов, ни хорошего отношения между людьми.

Вероника Мазур, профсоюзный деятель, преподаватель истории, обществознания и права:

– С правовой точки зрения здесь материального ущерба быть не должно, потому что мы не имеем права хранить в лаборантских личные вещи. Я считаю, что с Натальей Владимировной мы допустили ошибку – нужно было человеку чётко обозначить сроки, когда нужно забрать свои вещи. Она руководствовалась чисто человеческими вещами, доверием. Ирине Валентиновне разрешили ходить неопределённый срок: когда будет себя хорошо чувствовать, тогда и приходить. Но это же тоже не может растягиваться до бесконечности. Коллектив оказывал Ирине Валентиновне помощь. Я, как профсоюзный лидер, могу сказать, что мы дважды собирали для Ирины Валентиновны деньги. Мы приглашали её на фуршет 8 марта. То есть я не могу сказать, что мы выгнали человека, постарались избавиться от её вещей. Да, получилось, может быть, недоразумение. Ну перепутали люди, ну что теперь – убить этих людей? Конечно, какую-то моральную ценность эти вещи имели для Ирины Валентиновны, но сейчас их уже не восстановить.

 

Источник: Газета Ярмарка

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.