Музыка в жизни П.А. Флоренского

logo
Музыка в жизни П.А. Флоренского
Духовной жаждою томим, 
В пустыне мрачной я влачился,
 И шестикрылый серафим
 На перепутьи мне явился…
Моих ушей коснулся он,
 И их наполнил шум и звон:
 И внял я неба содроганье,
 И горний ангелов полет,
 И гад морских подводный ход,
 И дольней лозы прозябанье.
А. С. Пушкин. Пророк

С именем Павла Александровича Флоренского связано представление о личности многогранной, с поистине беспредельными возможностями познания и творческого воп­лощения — в науке, технике, философии, богословии, но также и в теоретическом исследовании художественных закономер­ностей искусства; возникает образ исследователя-эксперимен­татора и своеобразнейшего мыслителя, обобщающего в своем мировоззрении колоссальный опыт человеческой культуры с установкой на глубоко жизненные, реалистические основы миропонимания.

Мировоззрение Флоренского опиралось на математичес­кую теорию прерывности и мифологический символизм Пла­тона1, святоотеческое учение о Единосущии и народное «бытийственное» восприятие мира и строилось им как целостное миропонимание, изнутри преодолевающее присущую человеческому разуму антиномичность мышления.

«Стремление Платона к цельному знанию, к нераздроб­ленному единству миро-представления находит себе точный от­клик во все-объемлемости и органическом единстве перво­бытного миросозерцания», — указывал он в лекции «Общече­ловеческие корни идеализма» (4. С. 29).

Ключом к такому целостному мировоззрению стала для Флоренского математика. О значении своих математических занятий в университете он писал матери:

«При математическом мировоззрении нет надобности конкретно намеренно или бессознательно игнорировать целые области явлений, урезывать и достраивать действительность. Натурфилософия соединяется в одно целое с этикой и с эсте­тикой. Религия получает соответственное место в целом, ме­сто, которого она была лишена раньше, почему ей и приходится строить себе отдельное, изолированное помещение. Но я пишу тебе, как будто это все уже есть. Это не более, как смутное предчувствие будущего синтеза» (Из письма к О. П. Фло­ренской от 5.Х.1900 года).

И если в юности он только предвидел возможность син­теза науки, философии, религии, этики и эстетики, то в зрелые годы сознательно ставил своей жизненной целью «проложение путей к будущему цельному мировоззрению» (I. С. 143).

Исключительная личность и жизненная судьба Флорен­ского дает удивительный пример достижения такого синтеза в целостном мировоззрении, в котором все проявления челове­ческой культуры находятся во взаимосвязи и рассматриваются не извне, а изнутри, исходя из единого центра — Истины.

Нас интересует, каким было отношение Флоренского к музыке как образно-звуковому постижению жизни, как вос­принимал он музыкальное искусство в его звуковой специфи­ке, в его связи с другими видами искусств, какое значение при­давал воздействию музыки на духовный мир человеческой лич­ности. Иными словами, как вошла музыка (понимаемая здесь очень расширенно, как форма восприятия мира, жизненной действительности) в его мировоззрение, чем обогатила его, что раскрылось ему через музыкальное восприятие и в какой мере присущее ему индивидуальное слышание определило его эсте­тические суждения.

Очень рано Флоренский осознал неисчерпаемость искус­ства по полноте содержащегося в нем жизненного опыта и глу­бине художественного обобщения, его исключительную зна­чимость в познании.

«Я считаю своею второю (после математики) задачею быть хорошо ознакомленным с искусством. По-моему, глав­нейший недостаток большинства систем в том, что там совершенно игнорируется весь тот огромный концентрированный материал, который дает искусство вообще; что же касается до музыки, то она, можно сказать, почти совсем не использована. Нельзя оставлять в мировоззрении такую исполинскую дыру, как отсутствие музыкального образования, хотя бы даже са­мого поверхностного, самого элементарного. А помимо всего остального искусство является концентрированным опытом; оно разом не исчерпаемо, не адекватно понятию по бездонности содержания (как опыт вообще) и идеализированно, т. е. в нем совершена та работа обобщения и индукции, которую приходится при непосредственном опыте производить самому» (Из письма к О. П. Флоренской от 6.X.1902 года).

Эстетика Флоренского, нашедшая выражение во всех основных работах — богословских, философских, искусство­ведческих, — не отрывает музыкальное искусство от поэзии, живописи, архитектуры, но, раскрывая их общность, исследу­ет как целостное воздействие, так и целостное восприятие их, а его высказывания о музыке, имеющие глубоко личный харак­тер, убеждают в исключительной интенсивности звуковых пред­ставлений, в особом значении для него музыки и ее многооб­разных жизненных проявлений.

Музыка глубинно воздействовала на формирование его личности, являясь одним из источников познания мира, источ­ником глубочайших переживаний, связанных с присущим ему творческим восприятием звуковых явлений.

Чтобы понять внутреннюю связь музыкальных представ­лений с философским мировоззрением Флоренского, надо, говоря его же словами, «прочесть жизненное явление в кон­тексте жизни, понять его смысл и его значение для жизни <…> не в свете субъективных толкований, а из самой жизни» (2. С. 3), и потому первостепенное значение приобретает не­изданный автобиографический материал — его дневниковые за­писи, письма, воспоминания.

Диакон Сергий Трубачев. Избранное. Статьи и исследования. Москва. Прогресс-Плеяда 2005



Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Контекстная справка

[1]Флоренский Павел Александрович
Содержание Краткая биография Павел Флоренский в Сергиевом Посаде Упоминания в новостях   Краткая биография Флоренский Павел Александрович (родился 9(21) января 1882 года; умер в 1937... подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.