Личная свобода в том, чтобы свободно подчинить себя воле Божией

logo
Личная свобода в том, чтобы свободно подчинить себя воле Божией

Свобода принадлежит лицу человека и составляет его характеристическую черту. Своими мыслями, желаниями, чувствами и соответствующими им делами должен заведывать сам чело­век. В сем смысле он сам для себя есть правительственное лицо. Ближайшие к сознанию силы составляют его внутренний со­вет, с помощью которого он решает все свои дела и начинания. Требования поступают к человеку с разных сторон, и совне и извнутри, но, при всей силе их, самого действия, внушаемого ими, никогда не бывает до тех пор, пока не последует сознательного решения на него от самого человека. В сем-то решении, или со­гласии на дело, состоит существо свободы. Насильно не может исторгнуть его никакая сила. Одно слово: не соизволяю — обе­зоруживает всякую власть и всякое насилие.

Таким изображается человек повсюду в слове Божием. Здесь самые необходимые для него распоряжения предлагаются его свободе и избранию. Так Моисей, изобразив Израилю, в чем его живот и смерть, благословение и клятва, убеждает его: избери себе живот, да, живеши ты и семя твое (Втор. 30, 19). Избери­те сами себе, — говорит тому же народу Иисус Навин, — кому послужите (Нав. 24,15). То же самое слышим и от Сираха: предложил ти огнь и воду, и на неже хощеши, простреши руку твою. Пред человеком живот и смерть, и еже аще изволит, дастся ему (Сир. 15, 16—17). И Спаситель, пришедши на землю, несвязывает свободы, но предлагает на выбор: иже аще хощет по Мне ити… и проч. (Мф. 16, 24); аще хощеши совершен выти… (Мф. 19, 21). Не насильно входит в дом души, а стою, говорит, при дверех и толку, аще кто услышит (Откр. 3, 20). «Бог насильно не влечет нас, — говорит святой Златоуст. — Он дал нам власти избирать худое и доброе, чтоб мы были добры свободно. Душа, как царица над самой собою и свободная в своих действиях, не всегда покоряется Богу, а Он не хочет насильно и против воли сделать душу добродетельною и святою. Ибо где нет произволе­ния, там нет и добродетели. Надобно убедить душу, чтобы по своей воле она сделалась доброю».

В свободе дана человеку некоторая независимость, но не с тем, чтобы он своевольничал, а чтобы свободно подчинил себя воле Божией. Добровольное подчинение свободы воле Божией есть единое истинное и единственно блаженное употребление свободы. Воля Божия есть начало, по которому человек должен располагать свои действия. Ею одною решительно надлежит ру­ководствоваться ему в своеличных распоряжениях. Под этим только условием его свобода получит простор и широту, ибо ни в самом человеке, ни вне его ничего нет свободного. Все устроено по определенным законам воли Божественной, которая после сего одна и остается совершенно свободною. Посему прилич­ным поприщем для свободы может быть только воля Божия. Подчиняясь ей, свобода человека становится как бы неограни­ченною, или вступает в безпредельную некоторую область: хождах в широте, яко заповеди Твоя взысках, говорит пророк Давид (Пс. 118, 45). «Смотри, какие неизъяснимые тайны совершают­ся в душе, — говорит Макарий Великий, — как расширяются и распространяются помыслы ума ее и в долготу, и в широту, и в глубину, и в высоту всего видимого и невидимого творения» (Духовные беседы. Беседа 46). Напротив, при другом каком-нибудь употреблении свободы, с одной стороны, постраждет благо человека, с другой — самая свобода попадет в стеснительные узы. Весь человек в своем составе и силах, равно как и весь порядок окружающих его вещей, запечатлены законом Божественной воли. Если человек с таковыми силами и в таком мире начнет действовать по чуждым воле Божией началам, то он необходимо войдет в противоречие и с собою и с миром: будет расстроивать себя и подвергнется бедственному влиянию совне, то есть человек неизбежно будет бедствовать и страдать. Мало того, самое употребление свободы его ограничится. Самовольно уклоняясь от воли Божией, человек неизбежно попадает в некоторые узы и теряет значительную часть возможных для него совершенств. «Если свободен человек, — спрашивает святитель Тихон [Задонский], — то ему можно делать все, что хочет? — и отвечает: Нет. Не в том свобода, чтобы жить своевольно. Это не столько свобода, сколько рабство — истое, тяжкое. Непокорные Богу подпадают под тяжкое иго мучителя — диавола и греха, делаются беднейшими пленниками страстей и состоят под клятвою законною». Так человек — тварь свободная, уклонившись воли Божией, впадает в область мрака, объятую гневом Божиим, где поступает под власть сатаны, греха и страстей, в нем самом и в других свирепствующих. (13. С. 38—41)

Святитель Феофан Затворник. Православие и наука. Руководственная книга изречений и поучений. Составитель игумен Феофан (Крюков). Издание второе. Данилов мужской монастырь. Даниловский благовестник. Москва 2009.

Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.