Лактозные санкции

logo

14 октября инициатор движение за спасение детей, страдающих непереносимостью лактозного молока, Светлана Климушина подвела некие промежуточные итоги:
«Дорогие друзья! Сбор ответов на письма по акции ещё продолжается. Мы благодарим всех приславших ответы! Это даст возможность понять по каким Министерствам были отправлены наши письма для дальнейшего рассмотрения и эффективность данной акции.Сегодня вышла очередная статья «Когда в магазинах Петербурга появится молоко без лактозы».
Светлана Климушина, Санкт-Петербург»См. http://www.posadfm.ru/articles/view/4166.

КОГДА В МАГАЗИНАХ…
Потому что в России безлактозную еду не производит никто. Единственный ее поставщик – компания «Валио» – жалуется, что де-юре их продукцию разрешили,но де-факто ввезти ее по-прежнему нельзя. «Город 812» узнал, когда она появится на прилавках.

Непредсказуемая еда
Россия запретила ввоз продуктов из Европы – мяса, молока, фруктов и овощей – 7 августа. Затем диетическую и лечебную еду, в том числе безлактозную молочную продукцию, вывели из-под санкций. Это произошло 20 августа. Однако с тех пор ни одна фура с безлактозным молоком границу России не пересекла. Полки в магазинах с диетпитанием опустели. Больные целиакией и другие пациенты, не переносящие обычную молочную продукцию, оказались в отчаянном положении. По сути, их лишили еды, не оставив никакого выбора. Потому что в России безлактозная продукция не производится.

Недовольные граждане объединились в Интернете. Они пишут петиции и письма. Один из лидеров группы «Целиакия», Светлана Климушина из Петербурга, была инициаторомнескольких таких акций.

– Под первой петицией с требованием отменить запрет на ввоз безлактозной продукции мы собрали более 50 тысяч подписей. В нашей стране, согласно исследованиям, маркер целиакии выявляется у 4,4% людей, а полный комплекс симптомов встречается у 2,2% населения. В масштабахстраны получается – от трех до шести миллионов человек! – говорит Светлана.
По ее словам, главная опасность для больных целиакией – глютен (клейковина, растительный белок злаковых растений – пшеницы, ржи, овса и пр.). Для них достаточно буквально молекулыглютена, чтобы спровоцировать серьезный приступ, для лечения которого потребуется реанимация.При попадании в организм обычного хлеба, макарон, колбасы и любой другой еды, куда были добавлены, например, пшеничная мука или крахмал, у больных наступает быстрая интоксикация организма. Начинается беспрерывная рвота. Понос. Обезвоживание. Потеря сознания.

Молочная продукция отечественных предприятий для таких больных опасна своей непредсказуемостью.По словам Светланы Климушиной, в детские творожки, йогурты и даже в молоко российские производителинередко добавляют вместе с сухим молоком пшеничную клейковину. На упаковке об этом обычно ничего не написано. Но больные реагируют на такую еду приступами. В безлактозной продукции западных производителей ни лактозы, ни глютена гарантированно нет. Это больные проверили на себе. В Россию такую продукцию поставляла только компания «Валио». Сейчас все поставки прекращены.

6 октября в Интернете прошла организованная петербуржцами акция «Верните «Валио»!». Люди одновременно писали и отправляли письма Путину, Медведеву и руководителю Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Данкверту. Требовали вернуть в Россию нужную им еду. Письма были примерно такие:

«Я(мои дети, близкие, друзья) в силу заболевания вынуждены питаться безлактозными продуктами, которые, к сожалению, в нашей стране не производятся. После запрета на ввозбезлактозных продуктовмы немного успели ими запастись, но они уже закончились. В магазинах таких продуктов тоже не осталось. После отмены запрета 20 августа 2014 г. появилась надежда, что скоро мы сможем опять получать жизненно необходимые продукты.Но, видимо, не все чиновники понимают важность пропуска безлактозной продукции и всячески этому препятствуют.Только продукция компании «Валио» имеет большой ассортимент безлактозных и безглютеновых продуктов.Заменить их на данный момент невозможно, да и ребенку не объяснить, почему вдруг ему не дали любимый йогурт, сыр и молоко! Обращаюсь к Вам с просьбой ускорить процесспо ввозу жизненно необходимойбезлактознойпродукции «Валио»!»

По словам Светланы Климушиной, пока сложно подсчитать, сколько человек отправили обращения.

Новый вид дискриминации
– Моему сыну три года. Хотя бы раз в день ему необходимы молочные продукты. Обычную «молочку» ему нельзя, только безлактозную.Как я узнала про санкции, то на следующий день мы побежали в магазин и заполнили весь холодильник безлактозными йогуртами, кефиром и молоком. Если не давать сыну молока хотя бы раз в день, от недостатка кальция у него сводит судорогаминоги. Но он уже знает, что ему нельзя простое молоко. Всегда спрашивает: «Мамочка, а мне можно это есть?»
Раньше даже в «Пятерочках» продавались безлактозные йогурты. Сейчас в магазинах вообще ничего нет. Наши запасы кончились 31 августа.Какое-то время мы еще протянули, надеясь, что скоро всё появится. Потом нашли людей, которые возят нам «молочку» из Финляндии. Но это очень дорого, – рассказала«Городу 812» петербурженка Ульяна.

А вот что пишут остальные участники интернет-акций.
Ольга Мораст. Я – врач и мама ребенка, страдающего целиакией. Наша жизнь зависит от импорта продуктов из стран Европы, так как качественных российских аналогов не производится. Мне очень хочется, чтобы наличие куска безглютенового хлеба и чашки молока на столе моего ребенка как можно меньше зависело от внешней политики России!

Наталья Дворецкая. Если болезнь реально существует,должны быть и продукты на прилавках!

Ольга Ковалько. Вылечить это заболевание невозможно. Но если соблюдать диету, то качество жизни не будет отличаться от здоровых людей. Но соблюдать ее в России невероятно сложно.

Alexey Skoblikov. Я не имею ничего против встречных санкций со стороны РФ в адрес ЕС и США.Однако если политические решения входят в конфликт с ценностью здоровья моего и моих близких, здоровье важнее. Если в Финляндии есть производство, использующее полезные для здоровья технологии, а в России таковые отсутствуют, то я предпочту финскую продукцию.
Идеально было бы поставлять на иностранное высокотехнологичное производство российское качественное сырье. Еще идеальнее было бы создать местные российские производства, удовлетворяющие тем же стандартам. Но на это могут уйти годы. Поэтому, как временное решение, считаю необходимым незамедлительно принять все меры для разрешения к ввозу продукции.

Дмитрий Булашевич. Дискриминация по заболеванию – это преступление. Санкции на продукты из ЕС – это тысячи жизней в жертву экономическим амбициям.

Петербургу на фоне всей России в этой ситуации еще не так плохо: Финляндия рядом. Предприимчивые товарищи уже начали возить на заказ дефицитные финские молочные продукты в Петербург. В Интернете появилось множество предложений о покупке-продаже безлактозной продукции.

– Я раньше молока никогда не возила, вообще не обращала на него внимания. Оно и в каталоге на сайте у нас появилось потому, что стали часто спрашивать. Говорят, в Питере оно стоило около 100 рублей за литр. Мы продаем за 120-150 рублей. Но я не могу за раз больше пяти пачек привезти. А людям очень надо, они удивляются, почему у нас его не делают, – рассказала «Городу 812» владелец одной из фирм «Товары из Финляндии» Ольга.

Санкции:в ручном режиме
В Россельхознадзоре, главу которого нуждающиеся в безлактозной продукции обвиняют в волоките и задержке поставок, не видят особых проблем в сложившейся ситуации.

Как пояснили «Городу 812» в пресс-службе ведомства, разрешения на ввоз безлактозной молочной продукциибудут выдаваться «в ручном режиме» по каждой заявке отдельно. Те компании, которые хотят ввести такую продукцию, должны подать заявку. Она будет индивидуально рассмотрена в течение 15 рабочих дней.

– Задача федеральной службы Россельхознадзора – отслеживать продукциюи обеспечивать ее безопасность, проводя выборочный мониторинг, лабораторные экспертизы. В данной ситуации – рассматривая вручную заявки. На самом деле, заявок нам поступило не так много. Странно, что до сих пор об этом говорят.Все заявки, которые присылались ранее, до санкций, были одобрены.Те, что поступили позже,должны рассматриваться в течение 15 дней. Это очень приемлемые сроки!
Конечно, если кто-то захочет ввезти небезопаснуюпродукцию, мы ее не одобрим, иначе люди, которые будут пить такое безлактозное молоко, получат массу проблем вместо пользы. И тогда вопросы уже будут к нам. В ручном режиме мы проверяем, входят ли компании, которые хотят поставлять нам продукцию, в перечень аккредитованных всеми тремя странами Таможенного союза.

Смотрим историю предприятия: были ли у них выявлены нарушения по содержанию антибиотиков илидругих вредных контаминантов. После этого даем разрешениеили аргументированный отказ. По «Валио», насколько я помню, мы одобряли все заявки. Не знаю, почему опять эти разговоры начались. Месяца полтора назад «Валио» опубликовало на своем сайте, что им не дали разрешения.
При этом жалоба была непонятно на что, так как они отдали нам заявку и буквально через три дня в истерике что-то написали на сайте.Мы в рабочие дни при рассмотрении уложились. И помимо «Валио» существует безумное количество других запросов. Мы решаем все в рабочем порядке, не выходя за установленные законом рамки, – объяснили в пресс-службе Россельхознадзора.

– Планируется ли от ручного режима выдачи разрешенийперейти к нормальному?
– А к какому нормальному? У нас сегодня – санкции! Это – ненормальный режим. Пока есть санкции, режим будет ручной – на конкретные партии. В обычном режиме мы даем разрешение отдельному предприятию на поставку всей его продукции, в том числе безлактозной. Но тогда на границе должны будут пропускать вообще всю продукцию этого предприятия. А это уже идет вразрез с санкциями, которые ввела Российская Федерация. Поэтому кроме как в ручном режиме регулирование сегодня невозможно, – добавили в Россельхознадзоре.

Сыр и масло – под запретом
На практике «ручной режим» пока работает криво и медленно. Как рассказали «Городу 812» в компании «Валио», они уже несколько раз пытались ввезти в Россию свою безлактозную продукцию, но пока безуспешно.
В конце августа с финско-российской границы были возвращены назад в Финляндию фуры с товаром из-за разночтения в списке требуемых документов. В середине сентября компании вроде бы удалось получить разрешение, но на следующий день оно было приостановлено и отправлено на доработку.

– В Россельхознадзоре – многоступенчатая процедура получения документов. Кроме того иногда там говорят немножко противоречащие друг другу вещи. Фактически заявка рассматривается не 15 рабочих дней, а все 20. Так как еще 5 дней дается дополнительно на уточнение данных, – говорят в пресс-службе «Валио».

По словам представителя компании, помимо разрешения от Россельхознадзора еще требуется ряд документов, а также тестирование на наличие лактозы в российской лаборатории. С введением санкций условия ввоза продукции в Россию ужесточились. В «Валио» говорят, что прежде при провозе того же самого безлактозного ассортимента никаких дополнительных анализов не требовалось: отсутствие лактозы подтверждалось заводом-изготовителем для каждой партии.

В пятницу 10 октября «Валио», наконец, удалось получить разрешение Россельхознадзора на ввоз в Россию своей безлактозной продукции.
– Первая партия безлактозного молока успешно пересекла границу Финляндии и России. Машина с грузом была направлена на Гатчинский таможенный пост. Там продукция прошлаветеринарный контроль и таможенный досмотр, получила ветеринарное свидетельство. После этого был произведен отбор проб, в том числе – для дополнительных анализов на содержание лактозы, – сообщили в «Валио».

Но это еще не значит, что безлактозное молоко уже появится в петербургских магазинах.
Сколько времени уйдет на получение оставшихся документов, пока сказать сложно. Опыта работы в «ручном режиме» ни у кого нет. По предварительной информации, экспертиза молока займет от 10 до 20 дней.
Только после получения хороших результатов продукцию разрешат продавать в России. Чтобы добраться до прилавков Петербурга, ей понадобится еще примерно пара дней. То есть в конце октября – начале ноября на прилавки города в теориидолжны вернуться безлактозные продукты.

В «Валио» заверили, что готовы поставлять столько продукции, сколько нужно рынку. Пока это будут только сливки, йогурты, сметана и молоко. Оформить разрешение в Россельхознадзоре на ввоз творога, сыра и масла пока невозможно.
– По этим группам товаров решение будет принято позднее. Это вопрос к тем, кто вводил санкции. Но лучше потом к Минсельхозу обращаться, потому что он курирует этот сегмент, – пояснили в Россельхознадзоре.

А китайцам хуже всех
В Россиинепереносимость лактозы имеют 60 миллионов человек (это по данным аналитиков «Валио», по другим исследованиям – 28 миллионов). Этот показатель сильно варьируется от возраста и региона проживания. В Северной Европе лактозной недостаточностью (то же самое, что непереносимость) страдают примерно 3% населения, в Финляндии – 18% (у народа саами финно-угорской группы этот показатель доходит до 60%).В Англии не переваривают молоко 20-30%, во Франции – до 70% населения. В Юго-Восточной Азии и Китае практически не пьют молоко, так как лактозу там не переносят от 80 до 100%жителей.

Симптомы лактозной непереносимости: метеоризм, боли в животе, диарея, рвота. Диагностировать болезнь можно даже самостоятельно. Если после употребления молочных продуктов появляются подобные симптомы, а после исключения их из рациона проходят – значит, это она.

Несмотря на распространенность проблемы в России и большой спрос на безлактозную еду, у нас нет предприятий, выпускающих такую продукцию. Один из известных отечественных производителеймолока недавно заявил, что наладить ее выпуск – пара пустяков и дело нескольких месяцев. Но почему-то до сих пор этого сделано не было.

Как пояснили в компании «Валио», на самом деле производить безлактозную продукцию сложно и дорого. Снизить содержание лактозы в молоке можно несколькими способами. Самоепростое – добавить в него фермент лактазу, который содержится у здоровых людей в кишечнике. Тогда лактоза в молоке распадется на простые сахара – глюкозу и галактозу. Но при этом определенное количество лактозы в молоке все равно останется, в среднем – одна десятая процента.
Для людей, которые лактозу не переносят вообще, такой продукт не подходит. По стандартам,безлактозным называется молоко, в котором содержание лактозы меньше одной сотой процента.

Чтобы произвести полностью безлактозное молоко, нужно оборудование и самое главное – точныеметоды замера уровня лактозы.Valio первыми в мире разработали и внедрили технологию производства такого молока на основемембранной фильтрации. В 2006 году компания ее запатентовала и сейчас продает в другие страны. Российские компании технологией не интересовались.

По данным открытых источников, до введения санкций годовой экспорт «Валио» в Россию оценивался примерно в 400 миллионов евро. Доля безлактозной продукции в нем составляла около 10%. Теперь выручка компании в Россиирезко уменьшилась и не превышает 10% от прежних объемов.

Елена Роткевич
812,online13.10.2014 http://www.online812.ru/2014/10/13/006/

Источник: Радио Посад

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.