Красота

logo
Красота
Слово, сказанное в церкви св. Илии пророка, что в Обыденском переулке г. Москвы

«Иисусе, красото пресветлая» (из акафиста Спасителю)

С священных евангельских страниц встает перед нашим духовным взором возвышеннейший образ Господа нашего Иисуса Христа во всей Его духовной красоте. И Святая Церковь, восторженно взирая на своего Божественного Основателя, поет Ему в своем акафисте от лица каждой верующей души: «Иисусе, красото пресветлая!»…

Чем же покоряет наши сердца Божественная личность нашего Спасителя?

Спаситель покоряет наши сердца Своим совершеннейшим смирением. Тот, Кто одним мановением воли Своей сотворил мир, возлег беспомощным младенцем в Вифлеемских яслях; в 40-й день был принесен Своею Матерью в храм для исполнения закона Моисеева; вместе с Матерью спасался в Египте от злобной руки Ирода царя. Тот, Кто управляет всем миром и в руке Своей держит судьбы царств и народов, подвергается в земной Своей жизни укоризнам, оклеветанию, опасности быть побитым камнями со стороны Своего народа и ,не имеет, где главу Свою преклонить. Тот, Кто окружен тьмами тем воинств небесных, в последние часы Своего земного подвига предстоит перед народом оплеванным, заушенным, тернием увенчанным, к злодеям причтенным и прибивается ко кресту посреди двух разбойников. И под покровом этой Своей смиренной внешней простоты, и в этом уничиженном виде Он носил такое величие духа, такую огромную нравственную силу, что порождал трепет душевный за свою мнимую славу в народе у жалких книжников и фарисеев, искавших Его погубить, а народ влек к Себе толпами.

Когда Он повис на кресте, пригвожденный по рукам и ногам Своим, Он, по сравнению св. Иоанна Златоуста, в нравственном величии Своем был подобен древнему царю, взошедшему на трон во всем блеске своего одеяния, и терновый венец Его был Его короной, а струи крови, стекавшие по Его обнаженному телу, были Его царской багряной одеждой. И ощущение необъятной внутренней силы в Его крестном подвиге заставило тех, кто окружал этот крест с Распятым на нем, с сокрушением бить в перси свои при уходе с Голгофы… В том и состоит величие истинного смирения: внешняя простота и унижение скрывают под собою силу, покоряющую мысль, волю и сердца людей.

Церковь, восхищенная величием и совершенной красотой этого смирения, восклицает с благоговением: «Иисусе, красото пресветлая!»

И этому смирению нимало не противоречит ни та священная ревность Его, с какой Он, взяв бич в Свои руки, изгонял торжников из храма, ни тот священный гнев Его, каким Он жег души книжников и фарисеев-лицемеров, называя их змиями, порождениями ехидны, которым не убежать от осуждения в геенну (Мф. 23, 33). Ведь это была священная защита Им святыни от поругания. Ведь это говорила в Нем священная ненависть к греху, который не только губит душу того, кто носит его, но и заражает собою души других и влечет их за собою в бездну вечной погибели. Таков Богочеловек! Таков наш Спаситель!

Чем еще пленяет нас Божественный образ Иисуса Сладчайшего?

Он пленяет нас совершеннейшей любовью Богочеловека. Вот Господь наш Иисус Христос обнимает и ласкает детей; вот Он склоняется к павшим к Его ногам грешникам; Он плачет вместе с Марфой и Марией над гробом Лазаря, их брата; Он осушает слезы бедной наинской вдовы, хоронившей своего единственного сына… На Нем исполняется ветхозаветное пророчество: «трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит» (Мф. 12, 20)… С чем сравним Его любовь? Она подобна неиссякаемому источнику воды живой в знойный день, и к этому источнику припадают иссохшие, воспаленные жаждой человеческие уста, чтобы, напоив себя живой водой, люди вновь находили силы для жизненного пути. В Его лице сочетались в дивной гармонии и щедрость любви отеческой, и нежность и ласка любви материнской. Он учил: «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ио: 16, 13). Это — вершина любви для человека. Но Он, как Богочеловек, превзошел и эту высоту жертвенной любви: Он умер на кресте не за друзей Своих, а за врагов, за распинателей, за грешников всего мира, прошедших и будущих, за противляющихся Его святой воле.

И св. Церковь наша, в своем изумлении перед непревзойденной никем, несравнимой ни с чем красотой такой любви, обращается к Носителю этой любви с нежными словами своей сыновней преданности: «Иисусе, красото пресветлая!»

Чем еще поражает нас евангельский лик нашего Господа Иисуса Христа?

Совершеннейший чистотой души Христовой. Господь допускал к ногам Своим блудниц, Он ел и пил с мытарями и грешниками, заходя в их дома, и никакая грязь и нечистота не прикоснулись к Его безгрешной и чистой душе! Мы, грешные, всегда склонны бросить камень осуждения в ближнего своего, которого, быть может, во многом сами превосходим своими пороками. А Он? Книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и требовали побить ее камнями по закону Моисея. Спаситель, низко наклонившись, писал перстом на земле, а потом, подняв голову, сказал им: «Кто из вас без греха, первый брось в нее камень». И когда все они ушли, обличаемые совестью, Иисус сказал женщине: «никто не осудил тебя? и Я не осуждаю тебя. Иди и впредь не греши» (Ио. 8,3—11). Так мог сказать только Тот, чья душа не имела ни единой пылинки греха.

И преклоняясь перед такой душевной чистотой, хочется из глубины сердца говорить Ему, не умолкая: о, Иисусе, красото пресветлая!

Даже многие враги христианства, каким, например, был французский ученый Ренан, так упорно отрицавший Божество Господа Иисуса Христа, — признают побеждающую силу возвышенной духовной красоты Христовой. Ренан говорит в одной из своих книг, что в мировой истории не было никогда среди людей носителей такого совершенства духа, какое он видит в отображенном в евангелии образе Иисуса Христа. И, конечно, — мы-то, христиане, это хорошо знаем, — и не было, и не будет на земле такой духовной красоты, потому что только один раз во всей истории мира жил на земле и открыл Себя человечеству Сын Божий.

Но мы не только созерцаем, духовно наслаждаясь, эту красоту. Мы знаем завет Христов, обращенный к каждому из нас: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный» (Мф. 5, 48).

На этот зов уже откликнулись неисчислимые миллионы душ человеческих. И в меру своих духовных сил и духовных подвигов, нескончаемые сонмы святых людей достигли, подражая в добродетелях своему Господу, нетленной красоты духа и сияют ею в небесном своем жилище в лучах Божественной красоты и славы! Для того, чтобы приобщиться к этой красоте, они даже оставляли свои дома, семьи, слагали с себя знаки внешней славы и почета, добровольно брали на себя тяжелые подвиги, отрекались даже от самой жизни своей, чтобы возможно полнее, ярче украсить себя той вечной красотой, которая делает человека достойным участия в царстве вечной славы. Перед вашим духовным взором стоят эти сонмы смиреннейших преподобных отцов и матерей, носителей того смирения, в котором они подражали самому Господу: преподобные Сергий Радонежский, Сергий и Герман Валаамские, Антоний и Феодосий Печерские, близкий к нам по времени и месту своих подвигов Серафим Саровский. Мы видим в семье святых угодников Христовых носителей истинной христоподражательной любви, которая одних; как Филарета Милостивого, Меланию Римляныню, звала раздавать нищим все свои огромные богатства; других побудила продать себя в рабство, чтобы только спасти из плена своих духовных детей-христиан, таким был св. Павлин, епископ Ноланский; пли влекла за собой, как святителя Николая Мирликийского, целыми пригоршнями рассыпать дары любви всем страждущим, больным, в море тонущим, в опасностях сущим.

Каждого Из нас Господь зовет на этот путь подражания Себе. Мы все знаем, что царство вечной жизни, это — царство красоты нетленных душ человеческих, и станет участником вечной жизни только тот, кто войдет туда в «брачной одежде», о которой говорит Господь в Своей причте о вечере, — одежде, сотканной трудами самого человека из добрых дел, молитвы, покаяния. И тогда Божественный Носитель совершенной красоты, Небесный Хозяин, узнает в нас Своих детей, исполнителей Его завета, и введет нас в Свои обители радости и света.

Каждому из христиан дается в лучшие минуты его жизни во Христе предощущать в тайниках своего духа эту красоту и счастье вечной жизни, нерукотворенную, невещественную красоту вечного нашего жилища — прекрасного Небесного Иерусалима.

И в каждой душе живет врожденное стремление к святости, к украшению бессмертного духа, тоска по небесному нашему жилищу, искание Бога и томление по Нем. Ведь душа — по природе христианка, как учил еще Тертуллиан, учитель Церкви III века. И потому так часто не находит себе места душа наша среди земного шума и тянется куда-то в высь из пут грехов и страстей, жаждет вырваться из своего греховного плена на простор чистого воздуха, насладиться красотой открывающейся перед ней вечной жизни.

Один наш известный писатель Герцен, находясь в Швейцарии, писал в своем дневнике: «Я люблю сидеть вечерами на берегу о:зера и наблюдать закат солнца. И не понимаю я, почему на меня всякий раз, когда вижу солнце заходящим, нападает какая-то непонятная тоска, куда-то рвется душа, стремясь куда-то улететь». И сознает ли то человек или не сознает, но душа его носит в себе предощущение жизни бесконечной с возглавляющей ее Божественной красотой и порывается к своей вечной родине, как птицу притягивают осенью теплые края…

Сегодня мы в этом храме молитвенно вспоминаем годовщину смерти нашего гениального композитора П. И. Чайковского, церковномузыкальные песнопения которого были прекрасно исполнены за литургией. Чайковский проникновенно отобразил в своей церковной музыке это преклонение верующей души перед святейшей красотой Богочеловека, эти порывы души к Богу, к Его правде, к Его светлому вечному царству будущего века. Когда мы слушаем мелодии его церковно-певческого творчества, мы со всей силой ощущаем отображенную в них непреклонную веру в Бога, пламя сыновней любви к Небесному Отцу, слезы и муки раскаяния грешной души и особенно — эту нежную, тихую и в то же время глубокую, идущую из самых недр человеческого духа тоску по небу, по небесной вечной красоте.

Будем трудиться над украшением души своей нетленной вечной красотой, подражая «пресветлой красоте» нашего Господа, чтобы нам притти на небо, как в родной свой дом! Будем готовить себе брачную одежду для участия в вечном небесном пире. Будем готовить ее из дел нашей любви и терпения, из чистоты и кротости. Жизнь — коротка. Надо спешить, чтобы не закрылись перед нами двери небесного чертога. «Ищите прежде Царства Божия» (Мф. 6, 63), зовет Господь. Кто будет искать царства Божия, тот и найдет его, ибо Господь Сам будет помощником» ему. Сие буди, буди!

МИТРОПОЛИТ НИКОЛАЙ

Источник: Журнал Московской Патриархии. №03 март 1945

Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Контекстная справка

[1]Сергий Радонежский
Биография Рождение и детство Начало монашеской жизни Образование Троице-Сергиевого монастыря Общественное служение Сергия Радонежского Старость и кончина... подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.