Когда не можешь попасть домой

logo

08 Jun 2017/Когда не можешь попасть домойВ свои сорок семь Андрей, каменщик из Заречного, остался на улице, без документов и ясных перспектив в жизни. С февраля, как нам рассказали, семья не пускает его в квартиру — что пьяного, что трезвого. Документов, в том числе паспорта с отметкой о регистрации, на руках нет. Живёт где придётся — то в подъезде, то в машине знакомых. Участковый если и вмешивается в ситуацию, то без особого результата. Ключ от своей квартиры, где живут его сестра с мужем и детьми, Андрею не дают.

Мы узнали об этом от случайного прохожего в Заречном, который оказался «опекуном» Андрея — не официальным, а на общественных, если так можно сказать, началах. Разговора с прессой Сергей специально не искал, но, встретив нас, пригласил к себе на кухню.

Там-то, разглядывая двор и подъезд в монитор системы видеонаблюдения, мы и узнали историю местного жителя, потерявшего дом. Забегая вперёд, скажем, что Андрей начал общаться с родными и вернулся в квартиру.

«Какой-то интерес у тебя в этом есть…»

«Да, выпивает. А как не пить, если живёшь на улице в подъезде? Но на работу ходит каждый день, и вообще он безобидный», — рассказывают Сергей и его супруга. Андрей действительно выглядит добрым, спокойным и не озлобившимся человеком, хотя следы сложной жизни дают о себе знать.

С весны неофициальные «опекуны» собирают документы для бедолаги. Обходят учреждения, просят дать характеристику. Читаем: «Жалоб от соседей не поступало…», «Человек неконфликтный…», «Получил профессию каменщика…»

«Участковый спрашивает, зачем мне это надо. А как зачем? Человек на улице живёт! Нет, говорит он мне, какой-то интерес у тебя в этом есть. Ты, наверное, кредит на него хочешь взять», — Сергей пересказывает свой разговор с участковым.

С документами сложился замкнутый круг. Чтобы получить паспорт, нужен военный билет и свидетельство о рождении. А чтобы получить дубликаты свидетельства и билета, по закону нужен… паспорт!

Странный поворот

Есть в этой истории один странный поворот. Опекун Сергей рассказывает, что вместо настоящих паспорта и полиса Андрею выдали ксерокопии. Сам Андрей по незнанию подписал тогда бумагу о том, что получил настоящие документы, хотя сегодня утверждает обратное: подлинных бумаг у него на руках не было и нет.

И ещё одно обстоятельство: родственники Андрея говорят, что в посёлке есть человек, который торгует спиртом. Он спаивает людей и потому заинтересован в том, чтобы у них были деньги расплатиться. И поэтому, продол­жают они, допустить, чтобы Андрей получил документы, никак нельзя — не контролируя себя, он просто наберёт кредитов и в лучшем случает накупит алкоголя, а то и сделает что-то со своей долей в общей квартире.

Во второй раз едем в Заречный с Татьяной Накоряковой, районным представителем областного Уполномоченного по правам человека.

Она советует Андрею в такой ситуации параллельно подать два заявления: одно — главе администрации поселения о том, что зарегистрированному на их муниципальной собственности, постоянно прописанному человеку, чинят препятствия для проживания, второе — начальнику районного УВД с описанием ситуации.

«Андрея просто спаивают»

Выслушав, как Андрею без­успешно пытаются выправить документы, Татьяна Накорякова даёт обнадёживающий совет: дубликат можно получить через ЗАГС.

Впрочем, и это не понадобилось: через несколько дней Андрей вернулся в семью, впервые за много месяцев нормально помылся, привёл себя в порядок и даже готов начать лечение. Его сестра Татьяна подтвердила, что Андрей снова живёт дома и — вот это сюрприз! — с документами, причём не с ксерокопиями, а настоящими.

Только ему снова их не дают, потому что боятся того же самого — шальных кредитов, например.

Выяснилось также, что, несмотря на понятные сложности, никто в семье не против того, чтобы Андрей — родной всё-таки человек — оставался с ними. «Единственное, что мы требуем, чтобы он жил нормально, а не шатался где-то там. Поймите, у нас же дети, и мы не знаем, какую заразу при таком образе жизни можно принести».

Но на хэппи-енд это пока не похоже. Сестра снова настаивает на том, что Андрей — жертва людей, который продают ему спирт, якобы желая добра.

«Зачем мне это надо? — отвечает на намёки Сергей, взявший на поруки Андрея. — Говорят всякое. Кроме этого я слышал, например, что мы с женой организовали вооружённое нападение на завод. У нас посёлок такой, я много чего могу рассказать».

Как ни странно, сильнее всего этой в ситуации достаётся участковому — шишки сыплются на него с обеих сторон. Сестра Татьяна жалуется, что полиция ничего не делает с теми, кто, законспирировавшись, якобы торгует спиртом. «Опекун»-доброволец Сергей — на то, что Андрей несколько месяцев фактически провёл на положении бомжа, без прав и без документов.

Что бы то ни было, в этой запутанной истории важно одно — бывший бездомный Андрей в итоге вернулся в семью. По крайней мере, сделал попытку.

Комментарий

Татьяна НАКОРЯКОВА, представитель областного Уполномоченного по правам человека в Сергиево-Посадском районе:

—  Подобные случаи в моей практике, когда родственники лишают друг друга жилплощади. случаются нечасто. Был однажды человек, который в местах лишения свободы подписал генеральную доверенность на право родственников приватизировать квартиру. В итоге, выйдя, узнал, что остался совсем без жилья. Он пытался судиться и сейчас находится интернате для инвалидов. В этом же случае однозначно — никто без решения суда не имеет права выселять человека.

 

Источник: Газета Вперёд

 


Контекстная справка

[1]Работа в городе и районе
Актуальные вакансии города и Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.