Икона, картина, буква. Репортаж из мастерской художника Виктора Новикова

logo
 Икона, картина, буква. Репортаж из мастерской художника Виктора Новикова

У телефонного номера Виктора Новикова непривычный код — 931. Как оказалось, это мегафоновский номер с севера России.

Виктор купил симку в каком-то магазинчике на Ладоге, когда расписывал интерьер местного храма, и пользуется ей с тех пор. Работает? Вот и ладно, зачем менять.

В его мастерской многое сделано в таком духе достаточной простоты, в лучшем её понимании. Над входом надпись: «Простота есть отпечаток гения». Рукописный шрифт, который мы по незнанию запишем в условную готику, имеет своё имя, «бастáрда». Шрифт появился, когда книгопечатание начало вытеснять рукописные фолианты, и писцы отчаянно принялись придумывать хоть что-то, что зацепило бы зрителя и сделало рукописную книгу снова нужной. Изощрение, последний вздох каллиграфии.

И третье направление Виктора, после икон и каллиграфических зарисовок, — портреты и живописные этюды. «Иногда остаётся пара часов вечером, и удаётся порисовать, написать портрет. Это такая отдушина», — говорит автор.

Виктор и иконописец, и живописец, и каллиграф: так и расставлены его приоритеты сегодня. Храмовое искусство позволяет существовать его семье, в которой подрастают трое детей. Живопись — через выставки в светских залах о нём узнают люди не из церковного круга. А каллиграфия неожиданно несколько лет назад стала модным увлечением в Сергиевом Посаде, и Виктор первым приложил к этому руку.

 Икона, картина, буква. Репортаж из мастерской художника Виктора Новикова

Он родился в Севастополе, приехал поступать в иконописную школу при Лавре. Закончил, и решил остаться в Сергиевом Посаде, где в то время иконописец без труда мог найти работу. После 2014 года, когда затрещала экономика, в иконописи тоже случился обвал — заказов стало ощутимо меньше. Сейчас вроде как легче, но многие живут по-прежнему без заказов. «Мне повезло, что в этот период появился храм, где требовались росписи», — Виктор говорит, что в городе, где остаются около трети выпускников школы, и без того высокая конкуренция.

«Бывает трудный период, я начинаю всех обзванивать, ничего не нахожу. А потом раздаётся случайный звонок, уже забытый, и что-то начинается, появляются заказы. Художник такая профессия — не знаешь, что завтра будет. Или про тебя все забудут, или одновременно вспомнят», — невыдуманная картинка из жизни.

В своей мастерской на Угличе, на первом этаже жилого дома, он проводит часов по восемь-десять каждый день. Это место знаковое для многих: предыдущим владельцем помещения был Юрий Леонов, керамист и художник, один из самых узнаваемых и уважаемых авторов нашего города. После смерти Юрия Петровича на подоконнике остались его камни — полупрозрачные, разных цветов, кажется, слишком яркие, чтобы быть натуральными.

 Икона, картина, буква. Репортаж из мастерской художника Виктора Новикова

На столе механические карандаши со сменными стержнями, ореховые чернила в баночке из-под китайского бальзама. Они сделаны из скорлупы грецкого ореха, при письме создают впечатление чего-то старого уже с первого штриха. Виктор купил их для мастер-класса по каллиграфии, а потом оставил себе.

В стеклянных флаконах — пигменты для икон, синтетические и из перетёртых камней. Синие матовые, с искорками — охра.

Гости сюда заходят редко. Как-то он делил мастерскую с художницей, и ему это нравилось: хорошо, когда есть с кем-то посоветоваться, особенно если у вас общие интересы, настроение. Теперь он работает один, и в этой тишине иногда не хватает диалога. Хожу, говорит, по этой пустоте, как по квартире.

Сейчас Виктор делает эскиз для мозаики — на столе лежит проект в натуральную величину. Вряд ли бы в обычной кухне, где работают многие его коллеги, уместилась бы такая большая работа.

«Сначала я работал дома, дети на плечах сидят. Потом снимал помещения в центре», — аренда в Посаде может доходить до 1000 рублей за квадратный метр. Была у меня и такая мастерская, где едва мог встать и вытянуть руки в стороны, не упираясь в стены», — говорит Виктор.

Мастерских в городе не хватает, продолжает он. Только в одном нашем отделении Союза художников значатся 150 авторов, а мастерских наберётся не больше пятидесяти. Некоторые, как, например, артели иконописцев решают строить творческие дома для себя — но это всё ещё редкость. Кто-то готов делить мастерскую и работать вдвоём, но когда дело доходит до реального выбора, то понимаешь, как трудно выбрать по-настоящему комфортного соседа.

Есть ли в этом помещении такие вещи, которые не имеют отношения к творчеству — что-то на память, для настроения? Почти нет. «Я редко куда-то езжу, а если езжу, то к родителям в Крым. Вот крёстная жены подарила керамическую черепашку. А это сын сделал домик, ему тогда было пять лет. Сосед выбросил эти старые часы, я их взял», — Виктор перебирает предметы перед собой.

Пожалуй, это первая мастерская, где есть компьютер, да ещё с колонками. Виктор любит слушать музыку за работой. Это может быть современная фортепианная классика или что-то ещё в этом духе, но только не лекции, даже по искусству, или аудиокниги: «Сижу, слушаю их и понимаю, что не рисую».

И вот ещё одно применение компьютера. На экране — византийская икона XII века. Так Виктор сверяется с каноном, когда пишет свои работы, хотя понимает, что полностью ориентироваться на мастеров прошлого не совсем верно. Но, говорит он, малейшее отступление от правил часто вызывает критику. «Ой, это модерн, — порой звучит как ругательство среди иконописцев, — смотрите Рублёва и Дионисия, так и работайте».

«Когда заказчик говорит, что-то вроде «напишите как Рублёв», ты сразу психологически схлопываешься. Трудно объяснить, что у иконописца может быть свой язык, стиль, свои предпочтения в цвете», — говорит художник, и над мастерской плывут фортепианные аккорды.

 

Владимир КРЮЧЕВ
Фото Светланы ВОЛОДИНОЙ

Источник: Газета Вперёд



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Контекстная справка

[1]Крым с другой стороны
В общем, я теперь тоже отношусь к категории людей, которые считают, что каждый человек в своей жизни хотя бы раз должен побывать в настоящем походе. То есть чтобы там, в походе, у него были... подробнее...

[2] — Сергиев Посад и его район - регион с богатейшей историей. История Сергиева Посада насчитывает почти семь веков богатой событиями жизни. Троице-Сергиев монастырь был основа 1337 году преподобным Сергием Радонежским. В XIV — начале XV вв. вокруг монастыря возникли несколько поселений (Кукуево, Панино, Клементьево и др.), объединенные в 1782 году по Указу Екатерины II в город, названный Сергиевским Посадом. С 1930 по 1991 год Сергиев Посад носил название Загорск, в память погибшего секретаря Московского комитета партии В.М. Загорского, затем городу было возвращено историческое название. подробнее...

[3]Работа в городе и районе
Актуальные вакансии города и Сергиево-Посадского муниципального района. подробнее...

[4] — Для иногородних посетителей сайта, желающих перебраться поближе к Сергиеву Посаду, а так-же сергиевопосадцам желающим улучшить свои жилищные условия, предлагаем актуальный список новостроек города и Сергиево-Посадского района. Здесь вы найдете как сданные жилые объекты, так и строящиеся новостройки на разных этапах строительства. подробнее...