Златые книги

logo
Златые книги

Кто лучше святых Отцов-подвижников знал душу чело­веческую? Они всю жизнь свою заботились о спасе­нии души, всю жизнь внимательно следили за собой, за всеми своими помыслами, и неустанно боролись с врагами спасения. От них не могли укрыться ни хит­рые козни диавола, ни лукавые пожелания грешной плоти, их не мог прельстить мир со всею своею суетой. Многотрудными под­вигами она постигли великую «науку из наук» — науку, как очи­щать свое сердце от всего греховного, как привлечь к себе благо­дать Божию, как, при помощи сей благодати, возвратить душе то блаженное состояние, коего лишился Адам, а за ним и все люди, после грехопадения. Эту великую науку они оставили нам в на­следство в своих Богомудрых писаниях, оттого их слово вовсе не то, что наше слово, грешное; их опытное слово — чистое золото, а наше — ржавая медница, их слово — живая благодатная струя, утоляющая жажду души, а наше — не больше, как вода, на стене написанная…

Кто лучше их мог постигнуть глубину тайн Божих, сокровен­ных в Священном Писании? Они день и ночь поучались в нем, поучались в глубоком смирении, да не одним только умом, но и самым делом: всякую истину Писания они прилагали к жизни своей и усердно просили у Господа благодатной помощи к уразумению Слова Божия, просили и за святую свою жизнь получали эту по­мощь. В злохудожну душу не внидет премудрость, — говорит само Слово Божие (Прем. 1; 4). Дух Божий не может обитать в твоей душе, если она осквернена греховными страстями, если в ней ца­рит самомнение, если ты свое смышление ставишь выше учения Церкви Божией, того учения, которое святые Апостолы передали святым ученикам апостольским, а от них оно перешло к нам и со­хранилось в писаниях Богомудрых Отцов и учителей Церкви. Не говори мне: «Святые Отцы были такие же люди, как и мы, греш­ные». Правда, они были тоже люди, но скажи мне по совести: уже­ли ты думаешь, что люди праведные своей святой жизнию не за­служивают у Бога особенной к себе милости, особых даров благо­дати Божией? Ужели простой кающийся грешник, каковы мы с тобой, по твоему мнению, вправе просить себе у Господа таких же даров Духа Божия, какие получили первоверховные Апостолы Петр и Павел и другие ученики Христовы, каковых сподоблялись равные Апостолам по трудам своим для Церкви Божией вселен­ские святители и учителя: Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Афанасий Александрийский, Кирилл Иерусалим­ский и другие, оставившие нам свои Богомудрые писания? Уже­ли, говорю, ты посмеешь приравнивать себя к этим равноангельным подвижникам благочестия, которые всю свою жизнь посвя­тили на служение Господу, ради Него терпели всякие скорби и лишения, беды и гонения и нередко свой жизненный подвиг вен­чали страдальческим концом? Ужели же у тебя достанет гордости сказать, что ты, например, не хуже Афанасия Александрийского, который шесть раз терпел изгнание за истину Божества Христова (против арианской ереси в IV в.), или святителя Иоанна Златоуста, который и умер в изгнании? Нет, брат возлюбленный, где уж нам, грешным, ставить себя на одну ступень с такими столпами Церкви Христовой; довольно с нас, если смиренно станем в ряды уче­ников их и будем у них учиться правильному толкованию Свя­щенного Писания! Они по своей святой жизни, уж конечно, ближе нас с тобой были к Богу и к святым писателям Библии — Проро­кам и Апостолам, а потому они и просили, и получали благодат­ную помощь и вразумление свыше, иногда даже чудесным обра­зом. Так о святом Льве, святителе Римском, в Житии его пове­ствуется, что он, написав послание святому Флавиану, патриарху Цареградскому, в обличие лжемудрия Евтихия и Нестория, поло­жил свое писание на гроб первоверховного апостола Петра и в строгом посте пламенно молился великому ученику Христову: «Если я, как слабый человек, что-либо опустил, сказал не так или недосказал, — благоволи исправить ты, яко Апостол нашего Гос­пода!» — Прошло сорок дней, и вот является смиренному святи­телю Апостол Господень и говорит: «Я прочитал и исправил». С благоговением святитель взял с гроба Апостола свою рукопись, развернул и увидел в ней поправки и дополнения, рукою Апостола сделанные… Святой Прокл, бывший сначала келейником Иоанна Златоустого, а потом патриархом Цареградским, сам расска­зывал о своем святом учителе вот что. Когда Златоуст писал свои толкования на послания апостола Павла, в одну ночь некто из граждан, имея нужду до святителя, просил Прокла доложить о нем. Прокл, не желая безвременно безпокоить Иоанна, сначала посмот­рел сквозь скважину двери: что делает Иоанн? И что же он уви­дел?! — Златоуст сидит при возженной свече и пишет, а позади его стоит благообразный старец и, наклоняясь к уху его, тихо бе­седует с ним. Удивился Прокл: кто бы мог войти к Иоанну в такое время? Двери были заперты… Но каково же было его изумление, когда он приметил, что сей старец совершенно похож на образ святого апостола Павла, который стоял на стене пред Иоанном! И это видение бывало не раз; часто Прокл всю ночь поджидал, пока выйдет таинственный собеседник, но лишь только ударяли к утрени, Златоуст вставал из-за стола, чтобы идти в церковь, а ста­рец делался невидимым. Наконец, Прокл осмелился спросить у самого Иоанна: кто ночью с ним беседует? — «У меня никого не бывает», — ответил святитель. Тогда Прокл поведал Иоанну свое видение и, указав на образ Апостола, сказал: «Вот точно таков был этот старец». И Златоуст возблагодарил святого Апостола, который благоволил невидимо помогать ему в истолковании его посланий и с еще большим усердием стал продолжать свои истолковательные труды.

Как же после сего не признать, что толкования святых Отцов на Священное Писание составляют для нас безценное сокровище, что в тысячу раз благонадежнее в сем деле положиться на их Богомудрое толкование, довериться их опытному и богопросвещенному руководству, чем пускаться самим в безконечно глубокое море Писаний Божественных со своим грешным умом. Только гордая самонадеянность может решиться на такое дело, но за такую са­монадеянность и попускает Господь, что слово жизни и спасения как обоюдоострый меч обращается на погибель самонадеянным и самочинным толковникам, по слову великого Христова апостола Павла: Для одних — запах смертоносный на смерть; а для дру­гих — запах живительный на жизнь (2 Кор. 2; 16). Такие самона­деянные толковники, подобно всем древним и новым еретикам, искажают истинный смысл Священного Писания и, отделяя себя от единства с Церковью, погибают в своих лжемудрованиях. Итак, недаром писаниями святых Отцов так дорожили и ныне дорожат благочестивые и смиренные люди. Преподобный Косма Отшель­ник так благоговел пред ними, что однажды в разговоре с другим старцем о спасении души, приведя слова святителя Афанасия Алек­сандрийского, сказал: «Если где найдешь что-либо из сочинений святых Отцов и нет у тебя бумаги, чтобы записать их, то запиши их на твоих одеждах». Недаром и наши благочестивые предки с такою любовию переводили писания святых Отцов с греческого языка, с таким усердием переписывали их, что все наши старин­ные книгохранилища наполнены древними рукописями святооте­ческих творений. По выражению святого Исидора Пелусиота, «в писаниях святых Отцов слово и жизнь помогают друг другу, в них добродетель объемлется с мудростью, в них истинное любомуд­рие!» — Поистине сии писания — златые книги!

Желающим читать святоотеческие толкования на Священное Писание, советуем иметь толкования Иоана Златоуста, блажен­ного Феофилакта, Евфимия Зигабина и др. В недавнее время преосвещенный епископ Феофан издал полный свод святоотеческих толкований почти на все Послания апостола Павла.



Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.