Если бы у загорского общепита было имя…

logo

30 Nov 2018/Если бы у загорского общепита было имя…

… то скорее всего это было бы имя Жора

История толком не сохранила фамилию легендарного владельца пивной, которая в шестидесятые — плюс-минус десятилетие в обе стороны — была невероятно популярной в городе: то ли Жебладзе, то ли Жабладзе, а то и Джебладзе… Да и слово «пивная» не очень подходило к этому магазину-кафе, где подавали отменные кавказские вина, где всегда было чисто и уютно, а за прилавком высился сам Жора Жебладзе — огромный, весёлый, с густой пышной шевелюрой.

Да, в Загорске тех лет в достатке было блинных, рюмочных и закусочных, но именно это заведение общественного питания стало своего рода легендой, о которой помнят до сих пор.

«Шалманов после войны открылось полно, и как один они назывались «Голубой Дунай», — вспоминает сергиевопосадский фотохроникёр Исаак Марон. — Грязные забегаловки, в которых курили и сорили, куда приходили в грязных ботинках. И вообще было довольно грязно. Для таких мест и для их меню сложилась аббревиатура — «СПГ, КП и БуСИК», то есть «150 граммов, кружка пива и бутерброд с икрой».

Георгий Жебладзе был одним из первых, кто изменил культуру общественного питания в городе. Многие впервые увидели, что в таких местах может быть чисто и культурно — посетители усаживались за столики, а не ели, стоя у высоких круглых столиков, как в других пивных.

Сергиевопосадский краевед Алекс Рдултовский напоминает, что отец Георгия в прежние времена владел пивной в районе вокзала. Магазин же Жебладзе-сына находился в знаменитых рядах у стен Лавры, там же, где ютилась куча лавочек и что-то покрупнее — гастроном. Сохранились фото тех мест: двери и вывески, заезжие циркачи, босоногие дети и просто прохожие, среди которых встречались и карманники. Бойкое было место.

Ветеран сергиевопосадской журналистики Станислав Гущин вспоминает, что посетители были в восторге от манер и чувства юмора Жоры, а женщины порой заходили просто так — только ради того, чтобы полюбоваться на него.

С посетителями он был на «вы», и публика это ценила. Копейка в копейку он звонко отсчитывал сдачу на деревянных счётах, и вино у него всегда было высшего качества. Как ему удавалось в условиях государственной монополии на торговлю, тем более алкоголем, держать частную лавочку? Где он покупал настоящее грузинское вино в бочках? «Это было что-то совершенно выходящее из ряда вон. Наверное, он как-то улаживал все вопросы с властью», — предполагает Исаак Марон.

Станислав Гущин вспоминает, что никто в те времена не был застрахован от резких поворотов: его дальний родственник работал директором того самого гастронома, что находился чуть ли не за стеной от Жориной пивной. Однажды директор гастронома повздорил с городским начальством. Ему устроили проверку — предвзятую, говорит наш собеседник, что-то там нашли и впаяли десять лет, которые он отсидел от звонка до звонка.

Публика у Жоры собиралась колоритная. Ещё один журналист старой загорской школы Владимир Жеглов в одном из своих рассказов писал, как отмечал свой первый гонорар (в нашей, кстати, газете): «Мы направились в кабачок к Жоре Жебладзе. Там было много народу, там были грузинские вина и там отпускали в кредит…»

Сам Жора по вечерам чинно прогуливался с женой вдоль лаврских стен. Детей, как считается, у них не было — во всяком случае, о продолжении рода никто не слышал. Точно так же мало информации о том, как он появился в Загорске и куда исчез позже. Единственное, что известно благодаря Алексу Рдултовскому, — позже Жора работал в магазине на Кировке, и больше о нём не слышали.

Владимир Крючев

Источник: Газета Вперёд





Контекстная справка

[1]Стены Лавры
Все церкви и здания окружаются каменною стеною, с девятью башнями и четырьмя воротами; стена в окружности имеет более версты; вышиною в 4 сажени, а с южной и западной стороны по местам до... подробнее...



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *