«Дракон летит»…и пишет прозу

logo
 «Дракон летит»…и пишет прозу

Премьера сергиевопосадской молодёжной литературной газеты

Есть в Сергиевом Посаде студия «Дракон летит» для ребят, которые хотят рисовать, лепить, делать макеты садов и городов, фотографировать, работать с деревом. И ещё, кроме всего этого, они находят время на курсы литературы, которые тоже стали частью этой небольшой семейной школы искусств. Ребята прислали несколько своих рассказов в нашу газету, проиллюстрировав их своими же работами.

Музыкант

Посвящается юности папы

Для нас всё одинаково:

Запахи, липкое лето, звуки, стиль,

перегоняющий кровь на щеках ветер.

Но для музыкантов запахи —

Это лист папируса, пропитанный чернилами,

это окровавленные пальцы, изгибающиеся от боли струн скрипок.

Для них лето —

Это потный зал высоких потолков,

это чёрный костюм и волнение гитар,

это судьи, умирающие от жары с промокшими галстуками,

это слёзы, текущие по раскалённым щекам,

это забившие на всё люди, убегающие по тротуару.

Это заря на сонных лицах и поющие под гитару синяки под глазами.

Для них звуки —

Это лажание каждого шороха и голоса,

это напряжённое эхо «ми» и пронзающий звон «ля».

Для них стиль —

Это старые брюки 90-х и полосатая рубашка детских лет,

это пение одной и той же песни снова и снова.

Для них ветер —

Это задыхающийся холодный голос с переменой темпа,

это лёд из океана, заморозивший их лица,

и пробивающееся сквозь бурю пение.

Фрося Абдрашитова

 

Little War

Летний ласковый ветер развевает чёрные длинные волосы. Сидя на высоком дереве, Джейн осматривала окрестности. Яркое солнце ослепляло глаза, и она, решив отправиться в путь, слезла с дерева. Выйдя за калитку, Джейн резко захлопнула её, без того уже старую и разваливающуюся. Она решила не бежать — спешить ей было некуда. Разглядывая уютные деревенские дома, Джейн вышагивала по улице. Она медленно добрела до кондитерской лавки. Зайдя в светлое помещение, пахнущее лакрицей, Джейн нараспев сказала: «Мне, пожалуйста, шоколадных конфет». Но идти ей домой не хотелось, она ещё долго гуляла, прислушиваясь к испуганным голосам людей, и ела конфеты из бумажного пакета, вдыхая запах дыма и весны.

Кира Невдашева

 

Вдохнуть воздух

Я открываю окно и чувствую лёгкий ветерок, который нежно прикасается к моему лицу. Я вдыхаю запах вечернего леса, и мой взгляд устремляется на деревья. На огромных лохматых великанов, которые пошатываются из стороны в сторону из-за прохладного ветерка. Великаны, кажется, будто улыбаются и провожают меня своими руками, покрытыми мхом и грибами, вот-вот они уйдут вдаль, уйдут за рыжую корку солнца и превратятся в маленькое пятно, такое маленькое, что во всём мире, на всей планете невозможно будет разглядеть это пятно, которое удаляется и удаляется всё дальше…

Дома спят. Кирпич, обросший снаружи густым мхом, сладко похрапывает. Толстые доски думают о том, что нужно менять оконные рамы и менять краску для его крыши.

Можно писать вечно о машинах, домах… Но небо! Эта неизвестность сводит с ума. Небо… Космос… Мы не знаем, что там было, что будет и есть сейчас. Правда, любоваться можно вечно. Эти облака медленно ползают по бесконечному розово-красному вечернему небу. Это перевёрнутое море невозможно увидеть глубже, потрогать, понять. Только любоваться… Только любоваться, пока не сведёт шею, не закружится голова, не окаменеют ноги.

Фрося Абдрашитова

 

Где же светлячки?

Вот и ночь. Эгон выбрался из тёплой постели, сразу замёрзнув, и замер. Он прислушался. В доме тихо, везде погашен свет, у родителей в комнате слышен только мирный храп отца. Холод пола начал обжигать пятки Эгона, и он быстро ступил в остуженные ночью домашние туфли.

Луна была похожа на начищенную серебряную монету, звёзды походили на отшлифованные белые камешки, вкраплённые в чёрный покров мостовой. Эгон надел сверху на пижаму халат, схватил с подоконника своё сокровище и, как ему показалось, в один прыжок достиг двери на улицу. Он оглядел её, задрав голову настолько, насколько смог, и, смело схватившись холодной рукой за ручку, открыл себе путь в ночь. Его обдуло летним ветром с особым запахом орехов и водорослей. В бездонном кармане халата покоилось его сокровище — небольшая стеклянная банка, внутри которой жили уже третий день звёзды. Так говорил Эгон, хотя прекрасно знал о том, что это просто светлячки. Эгон заглянул с нежностью в карман, сиявший так, будто в нём и впрямь покоилась звезда. Тихо ступая по мокрой от росы траве, Эгон поглаживал карман и чувствовал, как светлячки стучатся о банку своими маленькими брюшками, и чувствовал, как содрогается его сердце в такт этим еле заметным толчкам. Эгон зашёл в середину ночного сада, к пруду, где вчера он ловил стрекоз, и с шелестом уселся на сырую землю. Выудив из кармана банку, он взглянул сквозь мутное стекло на светлячков. Маленькие слабые создания, и как Бог мог создать их такими беззащитными в мире мерзких жаб и слизней? Эгон почувствовал укол боли в области сердца. Облака, словно серая вата, скрыли луну, и её яркий блик покинул поверхность воды.

Эгон вздохнул и отвинтил крышку банки.

Глафира Ескина

 

Натанос-Пейл

Натаноса называли Пейл из-за его костлявых рук и бледной кожи. В селе, где он жил, стоял заброшенный старый дом с пыльной коллекцией бабочек. Натанос часто заходил туда, пытаясь скрыться от глаз своих врагов. Он был похож на камыш, грязный и твёрдый снаружи, но белый и ломкий внутри. Он не понимал, почему люди так плохо к нему относятся. И почему только один ветхий дом приносил ему счастье. Может, потому что они похожи? Оба забытые, оба брошенные и оба потеряли семью.

Примечание от автора: пейл — так в Ирландии именуют бледных

Вероника Попова

 

Журавли

Я вышел на балкон и увидел стаю птиц.

Они летели, словно плыли корабли,

Как белые воздушные кораблики,

По чистому небу взмывали все вверх!

А ветер сдувал всё слезы мои,

Я вспомнил про мать и отца,

Как в тот день пускал я кораблики,

Смотря на улетающих птиц…

Кира Невдашева

 

Связь людей

Мы горы. Стоим на самых разных местах, снега окутывают нас, и облака касаются наших вершин. А у подножья ходят звери и люди. Они строят себе дома, охотятся, едят, спят. И мы, горы, многие века наблюдаем за этим. И только мы, горы, не можем делать столь прекрасных вещей, что и они. Мы просто стоим на одном месте и осыпаемся. Некоторые горы так завидуют людям, что превращаются в свирепых монстров, которые поедают всё на своем пути. Эти горы — вулканы. Они часто разрушают города и деревни. Но люди не унывают, они снова и снова создают свои дома. В одиночку и командами, это и называется связь людей.

Вероника Попова

 

Источник: Газета Вперёд

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.