Дорожите, дети, благословением родительским!

logo
Дорожите, дети, благословением родительским!

Благословение отчее утверждает домы чад

(Сир. 3; 9).

Преподобный отец наш Сергий в юности своей не раз говорил своим праведным родителям: «Отпустите меня с благословением, и я пойду в монастырь». — «Подож­ди, чадо, — отвечали ему родители, — сам видишь: мы стали стары и немощны, послужить нам некому, у бра­тьев твоих немало заботы о своих семьях. Мы радуемся, что ты печешься о спасении своей души — это дело доброе, но ведь твоя благая часть не отнимется у тебя. Послужи нам немного, пока Господь возьмет нас к Себе, и тогда Бог благословит исполнить твое заветное желание».

И благодатный сын повиновался. Без благословения родитель­ского он не решился даже на такое святое дело, как монашеское житие. Вот как угодник Божий дорожил этим благословением! Дорожите и вы, дети, благословением родительским, если хотите, да благо вам будет и да долголетны будете на земли! Дорожите этим сокровищем, которого никто и никогда не может похитить у вас! С благословением родительским никакие беды и напасти не страшны будут вам; с ним и в счастье-довольстве вы не забудетесь. Недаром говорит мудрая пословица: «Родительское благослове­ние со дна моря достанет, оно в огне не горит и в воде не тонет». В родительском благословении действует благословение Бога Само­го. Сам Бог — Отец Небесный, сотворив наших праотцов, благо­словил их Своим Отеческим благословением (Быт. 1; 28) и опреде­лил, чтобы благословение отчее утверждало домы чад (Сир. 3; 9).

И смотрите, читайте сами в Слове Божием, во Святой Библии, и в житиях святых угодников Божиих, как Бог всегда исполнял на детях благословение их родителей. Благословил Ной Сима и Иафета — и исполнилось на их потомстве его благословение: в потом­стве Сима сохранилось для всего мира истинное Богопочтение, а потомки Иафета — европейские народы — и поныне, спустя не­сколько тысяч лет, распространяют свои владения по всей земле. Напротив, лишился Хам благословения родительского — и поны­не его потомки, обитатели Африки, лишены Божия благослове­ния и блуждают во тьме заблуждений… Знали это и помнили древ­ние люди, и ценили родительское благословение дороже всякого наследства. Даже Исав, этот сластолюбец, так легкомысленно про­давший брату свое первенство за чечевичную похлебку, и тот — прочтите в Библии, как горько-горько заплакал, когда узнал, что благословение первородства досталось не ему, а младшему брату! И возопи, сказано, гласом велиим и горьким зело, и рече: благослови убо и мене, отче! (Быт. 27; 34). И выплакал он себе благословение, хотя и не то, какое потерял. Так дорожили в древние времена бла­гословением родительским. Дорожат им и теперь добрые, послуш­ные дети. Идет ли боголюбивый юноша или девица спасать свою душу во святой обители — они прежде всего просят на то роди­тельского благословения, на веки нерушимого. Желает ли доб­рый сын избрать себе подругу жизни — он и не подумает начи­нать такое важное дело без благословения родительского. Реша­ется ли он вступить в какое-либо звание (духовное или светское), идти на службу царскую, заняться ли торговлей или каким-либо трудом праведным — он на все непременно просит родительско­го совета и благословения. А добрые православные родители, любящим сердцем благословляя детей своих, имеют святой обы­чай при этом вручать им и видимый знак своего и Божия благо­словения — святую икону Спасителя, или Пречистой Его Мате­ри, или какого-либо святого угодника. И становится эта святая икона заветной святыней благочестивых детей на всю их жизнь; и не расстаются они с нею нигде и никогда. И случалось, что пули вражии, ударившись о святыню, благоговейно носимую на груди христолюбивого воина, отлетали без вреда для него, ибо Господь видит любовь и почтение добрых детей к родителям, и исполняет на них святое слово Свое: да благо ти будет, и будеши долголетен на земли (Еф. 6; 3). И видимо почивает на доме их Божие и роди­тельское благословение.

К несчастию, не все дети знают цену этого великого сокрови­ща. Есть дети, которые ни во что ставят родительское благослове­ние и за то лишаются Божия благословения. Вот поучительный рассказ из недавних времен, рассказ, свидетельствующий, как дети должны дорожить самым знамением родительского благослове­ния — святой иконою, какова бы она ни была.

Молодой человек, сын одной благочестивой помещицы, от­правлялся на службу в Петербург. Мать при отъезде благослови­ла его Ахтырской иконой Божией Матери. Икона была простая, без ризы, на вид невзврачная, темная, как обыкновенно эта икона пишется. Было уже лето, июль месяц, близко ко времени, когда чествуется Ахтырская икона Божией Матери. Путникам нужно было выбраться на большую дорогу, глухой степью, заросшей высокой травой и бурьяном. И вот юноша, оставшись в карете один, держа в руках икону, которую его мать подала ему в карету с напутственными словами и слезами и которую ему некуда было деть, предался мечтам о своем будущем: о роскошной жизни в Петербурге, о знакомстве со знатными особами, о блестящем об­ществе. Взглянув на образ, бывший у него в руках, — темный, не­взрачный, — он подумал, что при такой обстановке, какая его ожидает, ему будет стыдно поставить у себя такую икону. И вот, не долго думая, он вышвырнул святой образ из кареты в густую, высокую траву и продолжал мечтать.

Путешествие кончилось благополучно. Юноша приехал в Пе­тербург и поступил на службу. Когда устроилась квартира, то дядь­ка, размещая вещи, вспомнил про святой образ и спросил у бари­на — где он? Барин сказал, что он вышвырнул его еще в степи… Дядька пришел в ужас и тут же сказал, что не будет ему счастья без материнского благословения. «Материнская молитва со дна моря достанет, — сказал старик, — а кто ее не почитает, тот счастья век не знает». Барин успокоил дядьку, а сам развлекся и позабыл о своем поступке. Но ненадолго.

Вскоре что-то приключилось ему весьма неприятное, и дядь­ка не приминул напомнить ему о материнском благословении.

Юноша промолчал, но с тех пор его поступок стал приходить ему на ум всякий раз, как только постигала его какая-нибудь не­приятность. Он служил в Петербурге года два или три, служба шла для него весьма неудачно. Неприятности повторялись чаще и чаще; а дядька всякий раз твердил о материнском благослове­нии. Наконец было получено известие о смерти матери, и юно­ша совершенно упал духом, потеряв возможность испросить у нее прощение и вторичное благословение. Тут-то дядька присту­пил к барину с настоятельными советами и увещеваниями бро­сить службу, ехать на родину и употребить все возможные сред­ства к разысканию иконы. У самого юноши явилось сильное рас­каяние; он вышел в отставку и поехал домой опять на долгих, опять на своих лошадях. Проехали уже степью несколько верст; вдруг лошади взбесились и понесли… карету опрокинули; барин вывалился, дядька и кучер тоже… Наконец лошади умаялись и остановились. Кучер и дядька по следу измятой травы нашли их стоящими и спокойно щиплющими траву. Барина в карете не оказалось. Кучер и дядька отправились искать барина… нако­нец нашли; но как?! Он лежал в обмороке, с окровавленным ли­цом, а под головою икона… та самая Ахтырская икона Божией Матери, которою мать благословила его, провожая в Петербург, и которую он так легкомысленно выбросил вон из экипажа! Дядь­ка и кучер в изумлении пали на колени, а юноша, опамятовав­шись и увидев святой образ, зарыдал горячими слезами, благо­даря Господа за Его милость и вразумление. Он порешил идти домой пешком, неся в руках с честью святую икону. Потом он построил в своем имении церковь, которая и теперь там суще­ствует во славу Божией Матери и в честь святой иконы Ахтырской; а самую икону, покрыв дорогой ризой, поставил в церкви как храмовую, сказав, что он не достоин, чтобы этот чудотвор­ный образ украшал жилище его, так тяжко согрешившего пред Господом и пред святою иконой Пресвятой Его Матери.

Так вразумил Бог сего юношу, доброго сердцем, но легкомыс­ленного, и научил его дорожить родительским благословением. Дорожите, дети, и вы этим сокровищем, если желаете, чтобы на вас почивало Божие благословение!



Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.