Годовой круг евангельских чтений. Среда 30-й седмицы по Пятидесятнице. Лк. Зач.108. (XXI, 37- XXII, 8). О пагубном сребролюбии

logo

Днем Он учил в храме, а ночи, выходя, проводил на горе, называемой Елеонскою. И весь народ с утра приходил к Нему в храм слушать Его. Приближался праздник опресноков, называемый Пасхою, и искали первосвященники и книжники, как бы погубить Его, потому что боялись народа. Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати, и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им. Они обрадовались и согласились дать ему денег; и он обещал, и искал удобного времени, чтобы предать Его им не при народе. Настал же день опресноков, в который надлежало заколать пасхального агнца, и послал Иисус Петра и Иоанна, сказав: пойдите, приготовьте нам есть пасху.



(Лк., 108 зач., XXI, 37 — XXII, 8.)

***

Годовой круг евангельских чтений. Среда 30-й седмицы по Пятидесятнице. Лк. Зач.108. (XXI, 37- XXII, 8). О пагубном сребролюбии


Нет никакой пользы для людей в том, что они носят одно только название христиан, а не имеют за собою добрых дел, так как пред Богом не имеют значения внешние достоинства, но требуются дела. Ведь и Иуда был в числе апостолов и вместе с прочими пользовался равною честью, но, предавшись сребролюбию, принял удавление; подобно тому и в настоящее время многие носят овечью шкуру, а внутри являются хищными волками (40, 916). Нет ничего столь тяжелого и неприступного во вражеском ополчении, как орудие сребролюбия; потому что хотя наилучшим образом оградятся души стройною связью других добродетелей, но, тем не менее, и чрез них нередко проникает это стенобитное орудие. Можно видеть, что и при целомудрии вторгается любостяжание, при вере, при точном хранении Таинств, при воздержании и смиренномудрии и при всем тому подобном бывает это тяжкое и непреоборимое приражение зла. Почему иные воздержанные, целомудренные, пламенеющие верою, люди строгого образа жизни, скромные нравами не в состоянии бывают противостоять этой только болезни (15, 350). Раздражение других страстей, насажденных в человеческой природе, как бы врожденные, имеют в нас начала, некоторым образом сросшиеся с плотию и, будучи почти современны с самым рождением, предваряют различение добра и зла, хотя сначала увлекают человека, однако же долгим трудом бывают побеждены. А болезнь сребролюбия, привходя позднее, отвне навязывается душе, от того легче можно предостеречься и отвергнуть ее; а будучи оставлена в небрежении и однажды закравшись в сердце, бывает гибельнее всех и труднее прогнать ее. Ибо она становится корнем всех зол, доставляя многоразличные поводы к порокам (50, 84). С умножением денег увеличивается и неистовство страсти сребролюбия. Тогда обещается долговечная жизнь, преклонная старость, разные и продолжительные немощи, которые не могут быть переносимы в старости, если в молодости не будет заготовлено побольше денег. Такими рассуждениями становится жалкою душа, связанная змеиными узами, когда худо собранное имение с непотребным старанием желает умножить, сама для себя пораждая язву, которою жестоко распаляется и, всецело занятая помышлением о прибыли, ничего другого не видит взором сердца, как только то, откуда бы можно достать денег. Из-за этого не устрашится допустить злодеяния лжи, ложной клятвы, воровства, нарушить верность, воспламениться вредным гневом. Если как-нибудь потеряет надежду на прибыль, то не побоится нарушить честность и смирение, и как другим чрево, так ему золото и надежда корысти становится во всем вместо Бога. Потому святой апостол, имея в виду зловредный яд этой болезни, назвал ее не только корнем всех зол (1Тим 6, 10), но и идолослужением (Кол, 3, 5) (50, 88). Что моль в одежде, то страсть сребролюбия в сердце человеческом (22, 141). Сребролюбие есть изобретатель всякого греха (24, 269). Сребролюбец есть страж своего имения, а не владелец; раб, а не господин. Для него легче отдать кому-либо часть своего тела, нежели уделить сколько-нибудь из богатства (33, 34). Сребролюбие омрачает наши души и попирает самые законы природы, лишает нас рассудка и не допускает помнить ни дружбы, ни родства, ничего другого, но, ослепив умные очи наши, так и заставляет блуждать во мраке (33, 430). Кто стал служить маммоне, тот необходимо уже отказался от служения Христу … отрекся от собственного спасения (32, 57). Как свинья, валяясь в нечистоте и грязи, утешается и услаждается этим … так точно и преданные сребролюбию бывают несчастнее этих животных, но мерзость здесь больше и грязь зловоннее (34, 483). Сребролюбец … нападает на всех, все поглощает подобно аду, всюду ходит как общий враг рода человеческого (38, 321). Если хочешь вывести на позор душу сребролюбца, то найдешь, что она подобно одежде, которая изъедена тысячами червей и на которой не осталось целого места, вся так же источена заботами, сгнила и проржавела от грехов (38, 494). Сребролюбие ужаснейшая из всех страстей. Отсюда расхитители гробниц, отсюда убийцы, отсюда войны и битвы, отсюда всякое зло, какое бы ты ни назвал (38, 806). Сребролюбие делает людей безумными и безрассудными, бесстыдными и псами, вернее же сказать, злее и самих псов, и из псов делает демонов (38, 813). Болезнь сребролюбия происходит от одного нерадения и бесчувственности души (38, 818). Заметьте вы, сребролюбцы, и подумайте, что стало с предателем Иудою. Как он и денег лишился, и согрешил, и душу свою погубил. Таково тиранство сребролюбия: ни серебром не воспользовался, ни жизнью настоящею, ни Жизнью Будущею, но вдруг лишился всего … (38, 848). Сребролюбие возмутило всю вселенную, все привело в беспорядок: оно удаляет нас от блаженного служения Христу (39, 270). Сребролюбие, скажешь, внушает диавол. Убегай же от него и не принимай его, человек! Ведь если ты увидишь, что кто-нибудь из-за ограды выбрасывает нечистоту, а другой, видя как его обливают, стоит и все принимает на свою голову, – ты не только не пожалеешь о нем, но еще будешь негодовать на него и скажешь, что он справедливо страдает, и не столько будешь обвинять того, кто бросает, сколько того, кто принимает. Ты знаешь, что сребролюбие от диавола; знаешь, что оно причина бесчисленных зол; видишь, что диавол, как грязь, бросает нечистые и постыдные помыслы, и, с обнаженною головою принимая нечистоту его, ты не думаешь об этом, между тем как следовало бы, посторонившись, освободиться от всего этого (40, 77). Совершенная победа над сребролюбием одерживается тем, чтобы не допускать оставаться в нашем сердце искры желания какого-либо и малейшего стяжания, в той уверенности, что мы уже не в состоянии будем погасить ее, если хоть сколько-нибудь пищи будем подавать этой искре в нас (50, 99).

Источник: Сокровищница духовной мудрости. Выписки из творений святых отцов составлены в соответствии с годовым крутом евангельских чтений. Составитель протоиерей Михаил Нейгум. // Издательство «Русь» – Москва, 2002.

Источник: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.