Главный реставратор Лавры

logo
27 Feb 2020/Главный реставратор Лавры

К 100-летию со дня рождения архитектора Виктора Балдина

Виктор Иванович Балдин — человек, сыгравший в судьбе Сергиева Посада весьма значительную и яркую роль: он был автором проекта реставрации Троице­-Сергиевой лавры и руководителем соответствующих работ в 1950­60­е годы. Благодаря ему многие строения монастыря вновь обрели свой исторический облик — храмы очистили от позднейших наслоений, зачастую упрощавших и искажавших их очертания.  Накануне 100-­летнего юбилея мастера мы вспоминаем его биографию.

 27 Feb 2020/Главный реставратор Лавры

В. Балдин на реке Одер, апрель 1945 года

Виктор Балдин родился 1 марта 1920 года в деревне Митинская Шатурского района Московской области. Его дед был священником церкви села Кривандино, а родители — учителями начальной школы, у которых он поочерёдно учился. Окончил школу в Шатуре, куда переехала семья.

Получив аттестат в 16 лет, он решил поступать в Московский архитектурный институт, но там документы у него не приняли, сославшись на юный возраст. В Инженерном институте таких трудностей не оказалось — однако после года обучения он всё же вновь предпочёл МАРХИ.

27 Feb 2020/Главный реставратор Лавры

1948 год. Художественно-ремесленное училище на демонстрации. В. Балдин — первый слева

В 1938 году Виктор Балдин впервые включился в реставрацию памятников Троице­-Сергиевой лавры. В то время работами руководил архитектор Игнатий Трофимов. Позже, в феврале 1940 года, на основании подготовленных под руководством Трофимова материалов весь комплекс монастыря в черте крепостных стен был включён в состав Загорского государственного историко-­художественного музея-­заповедника.

День своего приезда в Загорск Балдин вспоминал так: «Сегодня мне приходит на память тот ясный майский день, когда я, ещё студент Архитектурного института, впервые увидел Лавру и оставил здесь своё сердце на всю жизнь. Хорошо помню, как поразило меня тогда разнообразие монастырских сооружений, древний облик которых был скрыт или искажён поздними пристройками, высокими кровлями или случайной окраской. Истинную красоту их архитектуры предстояло ещё раскрыть и познать».

Отметим интересный факт. С началом Великой Отечественной войны, в 1941 году, когда немцы рвались к Москве, золотые купола Лавры служили ориентиром для вражеских самолётов. Последовал приказ МПВО убрать их в кратчайший срок. По некоторым сведениям, даже ставился вопрос о применении взрывчатки. Тогда пять студентов, включая Виктора Балдина, взялись срочно закрасить их, на что отводилось немногим больше недели. Операция на высоте прошла успешно, купола Троицкого, Успенского соборов и колокольни избежали разрушения и не пострадали.

На фронте

Вскоре Виктор Балдин был призван в армию. Его служба началась с обучения в Военной инженерно­строительной академии. А начало боевого пути — с Курской битвы, величайшего сражения войны.

В преддверии 75-­летнего юбилея Великой Победы яркие воспоминания В. И. Балдина об этой битве хочется привести как можно полнее.

«После разгрома под Москвой и Сталинградского поражения гитлеровское командование судорожно искало способы изменить ход войны в свою пользу. Воспользовавшись значительным выступом нашего фронта к западу от Курска, противник решил летом 1943 года встречными ударами отсечь группировку советских войск и взять реванш за Сталинград. Подготовка этой операции под названием «Цитадель» сопровождалась широкой пропагандистской шумихой. «Языки», которых нам удавалось добывать, охотно рассказывали, как много войск сосредоточено в этом районе, что сюда непрерывно поступают новые виды вооружения.

Наши войска строили мощную оборону в восемь рубежей протяжённостью до 300 км. Позднее было подсчитано, что окопов и соединительных траншей было здесь вырыто свыше 10 000 км, — это больше, чем расстояние от Москвы до Владивостока. А мы, сапёры, укрепляли оборону установкой минных полей и фугасов, противотанковых заграждений, проводили маскировку нашей техники, сооружали полевые аэродромы.

5 июля на нашем участке фронта атака фашистов началась в 9:30 — первыми на нас пошла лавина 60­тонных «Тигров», за ними — 70-­тонные самоходные орудия «Фердинанд», затем средние танки, а за ними — пехота на бронетранспортёрах. Семь дней шли кровопролитные бои. Противнику удалось всё­-таки потеснить нашу оборону местами на 10-­12 км. Но досталось это ему очень дорогой ценой. Враг был измотан, обессилен сопротивлением наших войск, и мы получили возможность перейти в наступление. И куда девалась фашистская надменная спесь! Солдаты толпами сдавались в плен, и вместо былой самоуверенности мы слышали от них только растерянное лепетание «Гитлер капут». Многие не скрывали радости, что остались живы в кошмаре этого сражения».

Часть, в которой служил Виктор Балдин, во время стремительного наступления должна была обеспечивать строительство командных и наблюдательных пунктов, которые едва успевали возводить. Тогда он предложил проект разборного блиндажа, который можно было быстро собрать-­разобрать, чем Балдин очень гордился: «Сколько солдатского времени и труда сэкономила нам эта рационализация при наступлении наших войск!»

Он вспоминал день, когда, получив отпуск, в полночь 5 августа вышел в Москве на площадь перед Курским вокзалом и увидел, как вдруг всё небо озарилось необычными вспышками разноцветных огней. Это был самый первый военный салют в 12 залпов из 120 орудий в честь освобождения Орла и Белгорода.

Во время боевых действий в редкое свободное время солдаты писали письма, а капитан Балдин много рисовал. И поскольку у них не было фотоаппаратов, однополчане часто просили его сделать их портрет, чтобы отправить домой. Некоторые из этих рисунков сохранились. Как говорил Виктор Иванович, «они очень неровны, чаще всего сделаны наспех, иногда на обрывках бумаги», но стали очень дороги как память о пережитом, о боевых друзьях, из которых не всем было суждено вернуться домой.

Малоизвестный факт:  в мае 1945 года В. И. Балдин был направлен в города Штаргард и Арнсвельде «по вопросу сооружения в названных городах фундаментальных памятников погибшим за Родину» воинам Красной Армии.

Его боевой путь закончился встречей союзных войск на реке Эльбе.

Возвращение в Загорск

В декабре 1945 года Виктор Балдин был демобилизован из Красной Армии по специальному вызову из Комитета по делам архитектуры. С января 1946 года он стал помощником главного архитектора реставрационно­-восстановительных работ по Лавре И. В. Трофимова.

Параллельно его назначили руководителем специально созданного по инициативе А. В. Щусева Художественно-­ремесленного училища № 59, готовящего реставрационные кадры рабочих специальностей. Учащиеся трудились не только в Лавре, но и в Московском Кремле, Великом Новгороде и других городах.

Академики И. Э. Грабарь и А. В. Щусев отмечали, что молодой директор сумел наладить совершенно новый специфический учебный процесс, совмещая эту работу с творческой деятельностью архитектора­-реставратора. Многие из выпускников остались работать в Лавре. Так А. П. Васильков позже долгое время возглавлял Стройучасток музея. Училище окончили заслуженный художник России И. Т. Сандырев, художники Б. И. Крылов, А. Д. Колесников, М. Т. Каширский.

Тёплые отношения с преподавателями и бывшими учащимися Виктор Иванович поддерживал на протяжении всей жизни.

О скромном быте Виктора Ивановича, проживавшего в Лавре после демобилизации, вспоминал работавший с ним бывший мастер училища Владимир Иванович Борисов. По его словам, Балдин «жил сперва в своём небольшом кабинете, а затем в подвале Митрополичьих покоев, потом ему отгородили фанерой небольшой угол на четвёртом этаже Пятницкой башни. Я бывал у него и знаю, что, кроме стола и деревянного топчана, у него ничего не было».

В 1950-­х годах, после ухода с поста И. В. Трофимова, В. И. Балдин возглавил реставрационные работы по Лавре. Они затронули все без исключения памятники архитектурного ансамбля и стали, по нашему мнению, самыми масштабными из всех.

27 Feb 2020/Главный реставратор Лавры

Восстановление позакомарного покрытия Успенского собора по проекту В. Балдина, 1967 год

О своей работе он говорил: «Я до сих пор горжусь тем, что не позволил себе соорудить ни одной новой архитектурной формы в Лавре. Я понимал свою задачу так: убирать то, что явно вредит зданию, грубо искажает его первоначальный облик, и восстанавливать древние формы только при наличии достовернейших натурных данных».

Виктор Балдин всестороннее изучал памятник, внимательно вглядываясь в каждую страницу его «каменной биографии». Он опирался на архивные документы, но главным источником изучения для него оставалось само сооружение. «С помощью зондажей и раскрытий, шурфов и обмеров я постарался представить первоначальный вид и проследить последующие изменения каждого здания», — вспоминал он.

На это обращали внимание и другие специалисты. Так архитектор Н. С. Соловьёва подчеркивала: «Скрупулёзно, шаг за шагом освобождая из­-под наслоения веков элементы древней архитектуры здания, он старался представить первоначальный облик всего памятника, а затем уже разрабатывал проект реставрации».

Собранный материал оказался столь полным и значительным, что позволил ему в соавторстве с архитектором А. Г. Устиновым создать «Комплексный проект реставрации архитектурного ансамбля Троице-­Сергиевой лавры» (1963 год), который стал основным документом для создания и осуществления реставрационных программ на последующие десятилетия.

В 1950 году им совместно с инженером Б. Н. Осетровым был создан проект здания библиотеки на 58 000 томов на Валовой улице, ныне носящей имя В. Розанова. Это сооружение считается единственной постройкой В. Балдина как архитектора.

Как писал А. Рдултовский, «при возведении здания смело использовались фрагменты фундамента купеческого дома, стоявшего когда­-то на этом месте». Проект данного сооружения больше нигде не был повторён.

В 1963 году В. И. Балдин стал директором Научно­-исследовательского музея архитектуры им. А. В. Щусева, где проработал 25 лет. Но и в эти годы, и потом он осуществлял надзор за работами, выступал в качестве постоянного консультанта.

27 Feb 2020/Главный реставратор Лавры

Вручение премии за выдающиеся заслуги в деле сохранения архитектурного наследия европейских народов, 1992 год

Признание

В сентябре 1992 года по решению Международного кураториума В. И. Балдин стал лауреатом Европейской премии за выдающиеся заслуги в деле сохранения архитектурного наследия европейских народов. В актовом зале Московской Духовной академии основатель Европейского фонда «F.V.S. zu Hamburg» Альфред Тёпфер вручил ему награду. Виктора Ивановича особенно тронуло то, что 97-­летний профессор лично выбрал место для проведения церемонии, «совершив для этого не такое уж близкое путешествие».

В этом же году Виктору Балдину присвоили звание «Почётный гражданин Сергиева Посада». Это признание очень дорого архитектору.

В марте 1995 года в Сергиево-­Посадском музее­заповеднике была открыта персональная выставка его работ, приуроченная к 75-­летию со дня рождения. Это — единственная выставка произведений В. И. Балдина в нашем городе.

Она была устроена в архитектурной экспозиции музея, размещавшейся в памятнике архитектуры XVII века — Больничных палатах (тогда ещё весь музей располагался на территории Лавры). Создателями выставки стали сотрудники музея Г. А. Макаровская, Т. Ю. Токарева, Н. В. Холодкова. На ней были представлены не только работы Виктора Ивановича, хранящиеся в музее, но и произведения из его личного архива, экспонаты из Московского музея архитектуры имени А. В. Щусева, музея Московской Духовной академии, а также многотомные научные отчёты по памятникам. Всё это позволило наглядно представить тот огромный объём работ, который выполнил архитектор.

В. И. Балдин известен как автор многих книг и публикаций по истории Троице­-Сергиевой лавры.

Ныне графические и объёмные реконструкции Виктора Ивановича можно увидеть в экспозиции Сергиево-­Посадского музея­-заповедника «Троице­-Сергиева лавра. Архитектурный ансамбль. Страницы истории», расположенной в здании Конного двора.

Скончался Виктор Иванович 3 января 1997 года. Похоронен на городском кладбище Шатуры. После этого его супруга — Юлия Фёдоровна, которая по его проектам выполняла все макеты памятников Лавры, — передала в музей многие работы архитектора. Авторы статьи неоднократно бывали в гостях у Балдиных и сохранили самые тёплые впечатления об этой удивительно гармоничной семейной паре. Юлия Фёдоровна (ей сейчас 94 года) не раз приезжала в музей и делилась воспоминаниями о творческих поисках супруга. Она всегда была в курсе его дел, поддерживала его во всём. Но и её биография до встречи с Виктором Ивановичем достойна отдельной статьи.

 

Татьяна Токарева,
заведующая отделом «История и культура Сергиево-­Посадского края XIV-­XX вв
Сергиево­-Посадского
историко­-художественного музея-­заповедника

Нина Холодкова,
ведущий научный сотрудник
Сергиево­-Посадского
историко-­художественного музея-­заповедника

 

«Балдинская коллекция»

С именем Виктора Балдина неразрывно связана судьба так называемой «Бременской коллекции» графики и живописи, вывезенной им из лежавшей в руинах Германии в 1945 году. Этот эпизод его жизни стоит того, чтобы о нём напомнить.

Вплоть до начала XXI века о собрании, включающем в себя рисунки и несколько картин великих европейских художников, знали преимущественно специалисты. Но в 2003 году о коллекции узнала вся страна —  её едва не вернули обратно в Бремен и вокруг этого события разразился большой политический скандал. Сам Виктор Иванович в нём никоим образом не участвовал: он скончался шестью годами ранее.

Предыстория событий такова. В июне 1945 года капитан Балдин находился в Бремене, городе на северо-­западе Германии. Однажды он зашёл в подвал тёмного здания — замка Карнцов. До того СМЕРШ «вывез оттуда двадцать грузовиков», так что обнаружение каких­-либо ценностей было крайне маловероятным. Тем не менее, капитан наткнулся на кипу брошенных рисунков. Присмотрелся, и будучи человеком образованным, понял: перед ним творения Дюрера, Гойи и других. Доложил командованию. Там отмахнулись — не до того, какие­-то непонятные бумажки. Чтобы рисунками не растопили печку, он сложил их в чемодан и вывез в Москву. Позже выяснилось, что в составе собрания — 362 рисунка и две небольших картины авторства Рембрандта, Альбрехта Дюрера, Франсуа Буше, Эжена Делакруа, Франсиско Гойи, Камиля Коро, Огюста Родена, Эдуарда Мане и других европейских мастеров. До войны они принадлежали Бременскому художественному музею.

Понять, как всё это было на самом деле, сейчас уже невозможно. Несомненно одно: таким образом коллекция была спасена от уничтожения, и это никто не оспаривает.

Хранился ли чемодан с рисунками какое­-то время в Загорске, где Виктор Иванович жил во время реставрации Лавры, мы не знаем, но это можно предположить.

В 1947 году Виктор Балдин обратился с письмом к академику Алексею Щусеву с предложением передать рисунки и картины в Музей архитектуры. Дар был принят, коллекция получила официальный статус. Позже, когда Виктор Балдин сам возглавил этот музей, он неоднократно предлагал руководству страны вернуть коллекцию в Бремен, но получал отказ.

В октябре 2000 года Художественное общество города Бремен обратилось к Минкультуры РФ с просьбой о возвращении Бременскому музею «коллекции Балдина». Министр культуры РФ Михаил Швыдкой согласился, была даже назначена дата передачи. Но депутат Госдумы Николай Губенко (предшественник Швыдкого на должности министра) возмутился и написал заявление в прокуратуру. История получила широчайшую огласку в СМИ, а коллекция в результате так и осталась в России. По-­видимому, навсегда.

 

Александр Гирлин

Источник: Газета Вперёд

Все самые интересные и красивые места Сергиева Посада в нашем Инстаграм.

 


Контекстная справка

[1]Пятницкая башня (1640)
ПятнПятницкая башня – угловая юго-восточная башня монастырской стены. Она была выстроена в 1640 г. Ее предшественница была разрушена взрывом во время польско-литовской осады 1608–1610 гг.... подробнее...

[2]Успенский собор (1585)
Успенский собор, сооруженный по повелению царя Иоанна Грозного, строился на протяжении 1559–1585 гг. По своей архитектуре пятиглавый Успенский собор очень близок послужившему для него... подробнее...

[3]Стены Лавры
Все церкви и здания окружаются каменною стеною, с девятью башнями и четырьмя воротами; стена в окружности имеет более версты; вышиною в 4 сажени, а с южной и западной стороны по местам до... подробнее...

[4]Выбираете чемодан для поездки на самолете? Не беда: вам помогут эксперты компании Sun Voyage
Какой чемодан брать в самолет, зависит от цели вашего путешествия, продолжительности поездки, а также того, желаете ли вы взять багаж как ручную кладь в салон. Эксперты рекомендуют в первую очередь определиться, из какого материала изготовлен корпус. подробнее...

[5]Профессия печник
Меня всегда восхищали люди, способные творить что-то своими руками. На страницах нашего проекта мы часто публикуем обзоры о компаниях Сергиево-Посадского района, но о людях – мастерах... подробнее...

[6] — Сергиево-Посадская городская прокуратура
Поднадзорная территория: город Сергиев Посад и Сергиево-Посадский район.
Адрес: проспект Красной Армии, 136, 2 этаж
Сайт: mosoblproc.ru
Телефон: +7 (496) 547-09-90
Часы работы: Пн-Пт c 9.00 до 18.00, обед с 13.00 до 14.00, Сб-Вс выходной
Эл. почта: s-posad@mosoblproc.ru подробнее...

[7]Валовая улица
Свое название Валовая улица получила в первой четверти XIX века от земляного вала, который проходил по границе Сергиевского Посада как раз параллельно ей и отделял Посад от крестьянских земель Клементьевской волости. подробнее...

[8]Троице-Сергиева Лавра
За столетия на территории Свято-Троицкой Сергиевой Лавры сложился уникальный ансамбль разновременных построек, включающий более пятидесяти зданий и сооружений.

В юго-западной части монастыря находится белокаменный Троицкий собор (1422-1423), поставленный на месте первого деревянного храма XIV века. Именно вокруг него происходило формирование монастырского ансамбля. К востоку от собора в 1476 году псковскими мастерами была возведена кирпичная церковь-звонница во имя Сошествия святого Духа на апостолов. подробнее...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.